Услышав, что его назначают главным в предстоящем осмотре Павел уже хотел было отказаться и даже выразил вслух такие сомнения, но как-то сразу заметно пал в глазах начальника, а потому решил все же попытаться. В конце концов если ему доверили — значит начальство склонно считать, что он справится. Что же, ему самому верить в себя меньше, чем какому-то чужому по сути человеку? Так не пойдет и мужчина решил все же попытаться. Однако Аристарх Самойлович тут же нанес второй удар, оказывается этот осмотр будет у девочек вторым, после того, на котором от присутствовал. Вот это было слишком! Да, начальник заверил, что все пройдет великолепно и что девочки уже к нему привыкли с первого раза, а потому разденутся более охотно, а потому эту задачу крайне нежелательно поручать кому-то другому. Но мог бы и сам сходить!

Очень хотелось отказаться от такого задания, но Павел понимал, что это кратчайший путь к потере доверия. Лучше уж облажаться, чем даже не попробовать! Тем более это скорее всего преднамеренное испытание его способностей в полевых условиях. Ничего, справится. У него вот и Катя есть и новый напарник, хоть и молодой совсем, ведь не на много старше девочек. Еще бы с этим проблем не иметь. С другой стороны Сергей был в здешних делах даже более опытен, а потому все должно пройти нормально. Да и инструкции по проведению осмотра Аристарх Самойлович выдал лично. Ничего, выдюжит! Должен выдюжить! С этими мыслями Павел и вошел в комнату девочек, спутники последовали за ним.

— А-а-а, мужчина!

— Уйдите, мы не одеты!

— Это наша комната, что вы здесь делаете?!!

— А что происходит? — Вот надо же, в этом бедламе у кого-то здравый вопрос возник!

— Значит так, девочки, успокоились и слушаем меня! — Мужчина старался говорить властно и уверенно и надеялся, что у него получается. — Периодически мы проводим выборочную проверку состояния здоровья наших воспитанниц и сегодня выбор пал на вас...

— Нас не предупредили! Вы не можете вот так входить сюда без приглашения и вообще без стука! — Девочка была в майке и спешно натаскивала что-то на себя. И конечно это была Ефремова. Несколько других тоже спешно одевались, но все остальные уже хотя бы прекратили скандалить и слушали, что им рассказывают. А этой придется заняться.

— Вообще-то могу, а вот ты действительно прерывать меня не имеешь права. Тем более всем, кроме тебя, действительно интересно знать, зачем мы тут. Так вот, просто внеочередная проверка, ничего особенного. Ты ведь Ефремова, верно? Я помню, в первый день ты тоже скандалила.

— Да, я теперь вас узнала, — девочка опустила глаза, ругаться с тем, кто лапал ее за грудь, ей явно не хотелось.

— Хорошо, девочки, построились в шеренгу!

— Но скажите, что происходит, почему нас не предупредили? — Слава богу вопрос поступил уже от кого-то другого и слава богу по ходу выполнения.

— Вас и не должны были предупреждать. Как я уже говорил осмотр внеплановый. Лично я вообще не понимаю, зачем он нужен, недавно осмотр у вас уже был, но график составлял не я, — это был отличный ход, чтобы избежать лишних вопросов. В конце концов человек задание начальника выполняет, что с него можно спросить?

— Но вы бы в дверь хоть постучали!

— Да-да, хотя бы это, мы бы накинуть хоть на себя что успели! — Вот такие вот выкрики доносились из шеренги, в которую все успели построиться. А раз успели — значит все идет по плану.

— Девочки это не только медицинский осмотр, но и комнаты и порядка в ней. Именно поэтому он проводится без всякого предупреждения. А сейчас давайте, раздевайтесь до трусов и начнем, — после этого заявления на некоторое время повисла полная тишина.

— Как?

— Совсем? — Вскоре начались робкие выкрики.

— Да, что вас смущает? Я вас уже видел. А раз так, то давайте побыстрее.

— Но с вам же парень!

— Он совсем молодой!

— Мы при нем стесняемся!

— Так, девочки, это Сергей Дмитриевич, мой коллега, при нем вы можете чувствовать себя совершенно свободно. Итак я жду, — вот же блин! Павел как-то даже и не подумал сразу, что возраст коллеги может оказаться помехой. То есть конечно подумал, но не подумал, что на столько. Зачем же ему его всучили? Теперь-то очевидно, что девочкам будет неудобно раздеваться при сверстнике, надо было подумать раньше. Просто всучили его с таким невинным видом, что даже не подумалось о последствиях. Но теперь надо выпутываться из ситуации.

— Ну пожалуйста, пусть он выйдет!

— А мы сразу разденемся, честно!

— Нет! Это совершенно неприемлемо. Вы не будете здесь устанавливать правила! Итак давайте, я жду, — без строгости добиться чего-либо было немыслимым.

Девочки покорились судьбе и стали сбрасывать одежду. Отдельная заминка произошла с лифчиками, но и ее удалось решить, еще раз надавив, и вскоре десять прелестных созданий стояли практически голые перед комиссией. Они еще норовили закрывать грудки руками, но после замечания прекратили это делать. Трусики на всех были самые разные, любых форм и расцветок. Их хозяйки явно не планировали никому их показывать, иначе выбрали бы что-то поскромнее.

Начать было решено точно так же, как и в прошлый раз и Павел велел двум девочкам освободить стол и передвинуть его куда надо, а еще две освободили пол от посторонних предметов. Большинство остальных при этом решило воспользоваться ситуацией и закрыть грудь руками, но Сергей сделал им замечание и руки все опустили. А ведь только что они не хотели раздеваться при нем вообще! И вот уже не смеют прикрыться лишний раз без его позволения! А коллега еще и отметил, что грудь у всех красивая, а потому прятать ее не стоит. И ничего, все стояли, выставив себя на обозрение и терпели, слушая подобные «комплименты». Должно быть это было неприятно, но выбора-то ни у кого не было. А приятно здесь должно быть врачам.

Когда со столом было покончено комиссия уселась за него, а устанавливавшие его девушки вернулись обратно в строй. Павел велел всем представиться, назвав имя, фамилию и возраст. Всем было по восемнадцать. Чудесный возраст, по крайней мере на вид! А Катя тем временем что-то начала писать, чисто для виду.

Далее была серия упражнений и девушки послушно выполняли все команды. При прижках их грудки озорно подпрыгивали, при наклонах попки выставлялись на обозрение, да и вообще доставлял удовольствием сам процесс руководства этой голой командой. Вот разве плохо, захотел — велел делать наклоны, захотел — приседания. И все выполняли! С тех самых пор, как девочки обнажили грудки — никаких жалоб от них не поступало. Оно и понятно, в таком виде кто вообще захочет дискутировать?!! Тут уж если разделась — дальше с ней можно себя чувствовать совершенно свободно. Прямо настоящим хозяином себя ощущаешь.

Наконец Павел объявил, что сейчас будет осмотр груди. При этом нужно было видеть разочарованные лица девушек! Они видимо надеялись без этого обойтись — наивные! Одна из них даже не выдержала и зачем-то закрылась руками. Ее тут же одернули и она руки опустила. Все переминались с ноги на ногу и смотрели друг на друга, послышались робкие жалобы. Девочки не понимали, зачем это нужно, тем более два раза подряд. Самым худшим сейчас было бы вступить в дискуссию, в которой врачи будут доказывать одно, а пациентки — другое, каждый приводя свои аргументы. Убедить таким образом явно никого не удастся, тем более, что аргументов у Павла было, мягко говоря, не много. Поэтому оставалось лишь жестко настоять на своем, ссылаясь на правила учреждения. В конце концов стоять в шеренге в одних трусиках они научились, не рассыпались — значит и предъявлять свою грудь для осмотра научатся. Тем более, что богатый опыт санатория неудержимо свидетельствовал, что это будет именно так. Павел сам только что видел на старшей группе девушек, как это работает и каких результатов в итоге можно добиться. И кто-то же это сделал! Значит и он не хуже, сумеет

обучить.

— Так, прекратить болтовню! Давайте по-быстрому закончим осмотр, а после и мы и вы можем быть свободны. После осмотра груди сразу можете одеваться. Липова ко мне! — Это был хороший ход. Подходить конечно не хотел никто, но перед носом висела плюшка — после этого сразу можно будет одеваться. Да и не первый раз их тут в конце концов будут трогать, так что Липова подошла. В первый раз ее осматривал именно Павел, так что решиться девочке было проще. А остальные просто увидят пример подруги.

— А Ефремова ко мне, — скомандовал Сергей Дмитриевич.

— Пожалуйста, можно я к другому врачу? — Симпатичная девочка в одних трусиках просила, чтобы ее грудь полапал кто-то другой.

— Нет, нельзя. Подходи, я тебя осмотрю.

— Я не хочу, — девочка закрылась руками.

— Коллега, давайте поменяемся. Кондрашова тогда ко мне, а Липова тогда к вам, — осмотр Липовой кстати говоря уже начался, но ничего ее грудь сегодня потрогают двое мужчин, для девочки это будет даже полезней, быстрее привыкнет.

Однако Павел и не думал подрывать дисциплину. Тем более, что Кондрашова своевольничала и на своем первом осмотре, ее закидоны нужно ни в коем случае не поощрять, но напротив пресекать и наказывать за них. Тем более, что дело не только в ней, но и в том, что на них сейчас люди смотрят, которым сейчас предстоит проходить осмотр. Хороший же пример он им подаст, если скажет, что здесь можно канючить и добиваться своего, вместо выполнения распоряжений.

Кстати наверняка Катя и Сергей как раз именно что-то такое о нем подумали. Ничего, сейчас он разубедит и девочек и коллег. После завершения осмотра Павел объявил, что такое поведение совершенно неприемлемо, а потому Кондрашову сейчас осмотрит еще раз Сергей Дмитриевич, перед которым та сперва должна будет извиниться. После чего просто взял девочку за руку повел к коллеге.

— Ну же, извиняйся, мы ждем.

— П... простите, — а что еще ей было сказать в такой ситуации? Однако этого было мало.

— Нет, моего коллегу зовут Сергей Дмитриевич, обратись к нему по имени. И добавь волшебное слово.

— Сергей Дмитриевич, п-простите пожалуйста, — вот, это было уже лучше. Это было уже похоже на порядок.

Дальше третировать девочку не было смысла, все-таки второй осмотр это у нее тут, успеет еще привыкнуть. Не стоит требовать от нее всего сразу. Итак ей сегодня досталось больше всех. Но и поделом достатолось, это тоже стоит отметить! Вот та же Липова не устраивала скандала, что ее сейчас будет трогать молодой парень, нет. Ей велели — она подошла. А эта чего кочевряжилась? Видимо самой умной здесь себя считала. Ну так вот, пускай больше не считает!

Дальше осмотр пошел вполне рутинно и буднично, больше никто не устраивал никаких скандалов и ничего ни от кого не требовал. Все послушно подходили к тому врачу, который их вызвал. Разве только грудь закрыли, пока стояли в шеренге, но это уже мелочи, не стоит на такое обращаться внимания. Но естественно под словом рутинно не подразумевалось, что он не доставлял никакого удовольствия. Нет, напротив, грудки были весьма милы и упруги, а стеснение девочек даже добавляло особого колориту. Все-таки Павел должен был отметить, что трогать их даже приятнее, чем старшую группу совсем недавно. Те, хоть и делали все покорно, но именно вот этой изюминки сопротивления им не и хватало. Но вместе с тем осмотр был даже приятнее первого. Тогда все было строго формально, по-медицински, и в принципе при желании в происходящем тогда можно было даже не найти ничего странного. А вот сейчас для девочек это явно что-то выходящее за рамки обыденности и они явно задаются вопросом зачем это происходит и по какому праву с ними все это делают. И это добавляет пикантности происходящему!

В завершении Павел еще раз подозвал к себе одетую Ефремову и еще раз напомнил о важности дисциплины, после чего группа медиков покинула комнату девочек. Медсестра правда на этот раз совершенно осталась не у дел, но давать ей трогать новеньких не стоило, это бы выглядело совсем непристойно. Так что Катя просто наблюдала и для видимости делала какие-то записи. Ну да и правильно, хватит с нее на сегодня.

— Павел Борисович, а я ведь подумала, вы опять дали слабину!

— Что, с Евремовой?

— Да, я тоже подумал. Даже расстроиться успел.

— Ну что вы, коллеги, как можно. Я уже пересмотрел многие свои первоначальные взгляды. Как я вообще справился, только честно? А то я не в курсе, как это обычно проходит.

— Великолепно, Павел Борисович, великолепно.

— Да, Павел. Я уже был на таких новичковых осмотрах и мое присутствие почему-то всегда осложняет ход процесса, — Сергей с Катей засмеялись. — Это часто доставляет много хлопот. Должен сказать, что сейчас все действительно прошло весьма гладко.

— Сергей, извините конечно, но раз так, то стоило ли вам идти с нами? Как бы это и без того непростая процедура, а тут еще девочки стесняются почти ровесника.

— Ну я сам себя не назначал. Может быть Катя ответит? От себя лишь замечу, что я действительно люблю именно такие осмотры, когда молодые сучки всего стесняются, но тем не менее позволяют себя трогать. Да еще прощения просят, это вообще кайф!

— Да ничего страшного, Сергей Дмитриевич действительно вносит некую сумятицу, но зато потом, после его рук, эти сучки готовы терпеть кого угодно.

— Вот спасибо тебе!

— Да ладно вам, ничего плохого я не имела в виду. Просто они действительно вас стесняются, только и всего.

— Да я не в обиде, это так, к слову заметил.

— Коллеги, а неужели они действительно никуда не жалуются?

— Аристарх Самойлович обещал вам рассказать, он свое слово держит, — сказала Катя.

— Я лично знаю, что в администрацию санатория они жалуются постоянно, но естественно их там никто не слушает, — добавил Сергей.

— А в другие места?

— Вот про другие не знаю, я лично здесь работаю. Очевидно, если и да, то проблем это не вызывает.

— Хорошо, я поговорю с Аристархом Самойловичем. Сергей, а если не секрет, как вы здесь оказались, вы ведь еще не закончили образование, не так ли?

— Нет, что вы, я еще учусь. Мне двадцать один год всего и тут я второй месяц. Как попал — это сложная история, тут и отцовские связи пригодились.

— Понятно, это простая история.

— Вот вы только на меня косо не смотрите. Здесь многие так. Недостатка, в желающих здесь работать нет, сами понимаете, тем более, если человек молодой. Вот, мне выпала возможность здесь постажироваться и я ей пользуюсь, пока каникулы. Я уезжаю скоро. Впечатлений хватит на год вперед!

— А потом снова сюда?

— Не знаю, если получится, то обязательно. Но не факт, что получится. Сюда многие хотят, говорю же. Здесь же мои ровесницы, чуть-чуть помладше. И вот так можно подозвать и в наглую начать лапать грудь. Ущипнуть даже можно. А она только стоит и смотрит в бок. А рукой зад поглаживаешь. А она стоит, не дрыгается! Вот где еще такое увидишь? Жаль сейчас ни щипков, ни поглаживаний зада не было, но зато они стеснялись по-настоящему, так даже лучше. Я здесь по-другому на девушек стал смотреть. Они всегда казались недоступными и далекими, а теперь вижу, что это совсем не так.

— Ну, они обыкновенно и не такие.

— Да ладно вам! Вот поработайте здесь хотя бы с мое — поймете. Мне хоть и не ловко вас учить, вы старше, но вот сейчас глупость вы сказали, Павел. Что, спортсменки не такие, как все прочие? Или наши спортсменки чем-то отличаются от других спортсменок, которые сюда не попали? Я так не думаю. Им бы всем немного дисциплины — они бы все были шелковыми! Не знаю, почему кроме нас так никто не делает.

— Вы серьезно?

— А что, в школе такое ввести, в институте, на работе! У нас же работает!

— Вы не любите женщин?

— Не в том дело, вон Катя женщина и врачи здесь есть женщины. Но только они тоже получают удовольствие от процесса. И вы не поверите, даже большее, чем мы с вами! И вообще ничего плохого мы с этими сучками не делаем, это они нам должны быть благодарны. Тут же некоторые кончают во время осмотра! И ведь многие девственницы. Я видел, я был на гинекологическом осмотре. Там еще интереснее.

— Правда?

— Павел Борисович, мы вам покажем, вы даже не сомневайтесь.

   

   
   

   

   

   
© Lcherry.ru. Все права защищены!