Быть тенью странное чувство, хоть я и начал к нему привыкать. Первым меня ощутила Мать, ее чувства желания и покорности, пришли теплой волной. Следующим меня почувствовал мужчина, точивший клинок.

— Господин — не отрываясь от своего дела, поприветствовал меня он.

— Он здесь? — орка сидевшая рядом, еще не привыкшая к тому что я был лишь тенью. Мужчина кивнул ей и она склонила голову.

— Господин.

Я улыбнулся, рейд из которого я недавно вернулся оказался удачным и я обзавелся двумя рабынями и отличным ковром из снятой с амазонки кожи. Пять процентов на которые я рассчитывал пришлось уступить, зато я получил от бравого капитана рекомендацию, что значило довольно много. Приятным сюрпризом оказалось и то, что рекомендованным туманникам не приходилось платить за жилье. В городе Цепей уважали туманников которые добывали для него рабов.

Стук в дверь раздался внезапно.

— Кто это еще? — поднимаясь со своего места спросил мужчина.

— Открой узнаем — ответил я.

На пороге оказалась молодая раба, в прикрывающей только бедра одежде

— У меня сообщение для вашего господина — с легким поклоном, сказала она.

— Говори.

— Капитан Пущеглота приглашает его в трактир под выпотрошенной русалкой, что в квартале черных зубов.

Мужчина кивнул и раба тот час же удалилась. Я усмехнулся закрывая глаза.

Раба провожатая вела нас по городу. Орку я взял с собой, в квартале черных зубов, любой клинок который может тебя прикрыть пригодится. Он был расположен практически в притык к площади первой войны и назван был в «честь» тех кто обычно собирался в его кабаках и борделях, а собирались там только пираты и рейдеры и с этой компанией встречаться без ножа в сапоге было себе дороже. Название квартала полностью отражала его суть. Ублюдки всем мастей и рас нашли здесь свое убежище. Я чувствовал на себе косые взгляды, но они тут же уходили когда их обладатели встречались с моим взглядом или обнаруживали что у меня отсутствовала тень. Но нашелся тот кто в пьяном угаре решился овладеть моим проводником. Парень взвыл когда появившееся из тьмы черные щупальцы стеганули его по руке и обвили ноги, орка завершила это представление совершено не элегантным ударом ятаганом сверху вниз, перерубая ему руку по локоть. Одного моего взгляда хватило что бы его приятели появившиеся из подворотни забились в него обратно. Спускаясь все глубже, мы буквально погружались в царство порока и похоти. В принципе по сравнению с нижним царством демонов, это было просто место целомудрия. Рабынь здесь сношали прямо на улицах. Износилованые женщины, валялись по углам и переулкам, ожидая пока ими не захотят воспользоваться вновь. Другие были прикованы к стенам домов или насажены промежностью на длинные крюки, а мужчины и женщины ходили не обращая внимания на стоны и крики. Трактир под выпотрошенной русалкой, оказался в самом центре квартала и над дверью действительно висела русалка, вспоротая от груди и до середины хвоста. Растолкав людей толпившихся у входа, мы вошли. Как я понял сегодня в трактире был аншлаг. Найти бравого капитана труда не составило, группа знакомым орчих толпилась возле стойки перекрикиваясь с другой не менее многочисленной группой людей и не менее пиратской наружности. Я стал прорываться к ним, попутно замечая официанток в порванных одеждах со следами не засохшей спермы на лице и теле, некоторые разносили выпивку, других же сношали прямо на столе. Видимо проблем с рабынями у таверны не было если их разрешали использовать прямо на работе. Капитан «Спущеглота» завидев меня отсалютовал кружкой, а женщина сидевшая рядом, поняла на меня любопытный взгляд. Орчихи разошлись пропуская меня к столу, некоторых из них я помнил по предыдущему рейду. Раба присоединилась к своим сородичам, а я сел рядом с капитаном.

— Хорошее тело, туманник, Норд? — спросила женщина с ожогом щеки.

— Норд — потвердел я, также с любопытством разглядывая собеседницу. Она была высока, светлокожа, коротко постриженные каштановые волосы, не чуть не скрывали страшный ожог на всю левую часть головы, начинавшийся от уха и заканчивающийся на щеке. Она улыбнулась ровными белыми зубами.

— Одна не хорошая колдунья постаралась — углядев мой интерес сказала она.

Я хотел сказать что то про нехорошую колдунью но орк меня опередил.

— Хватить пялится друг на друга, не на рынке рабов, у нас тут дела если вы не забыли еще.

— Да, терять время не стоит — женщина тут же стала серьезной — я Релла, капитан «Облезлого», и мы предлагаем тебе присоединится к нашему рейду.

— Отлично, я с вами — без каких либо заминок или не нужный обдумываний ответил я. Женщина удивленно приподняла бровь и улыбнулась.

— Ты начинаешь мне нравится туманник, рассказать детали?

— если вас это не затруднит — я вернул ей улыбку, от чего орк громко фыркнул пробурчав что то нечленораздельное. — Мы хотим штурмовать храм светлых богов.

— Надеюсь вы не ждете от меня чудес? — подавив удивление спросил я — щелкать боевых жриц как семечки я не умею, а если на нас вылетит воплощенный ангел, я продержусь хорошо если пол минуты.

— Пол минуты это даже больше чем надо, туманник от тебя требуется лишь то что ты умеешь, а не чудеса — абсолютно серьезно ответила женщина.

Я кивнул и спросил у нее уже шепотом буквально на ушко.

— Цепи слабеют?

— Да, мы будем первой ласточкой — также тихо ответила женщина.

Я шел по городу цепей и обдумывал сказанное, цепи города связывающие его со скалой начинают слабеть, а это значит что город цепей скоро отправится на большую войну и первые рейдеры уже получили на руки туманные ключи, которые выведут нас на то куда отправится город в скором, во первых для разведки, а во вторых чтобы расшатать оборону. Храм светлых богов значит... ну-ну.

Проводница остановилась возле особняка похожего на башню, шпилем впивающуюся в скалу. Рабу я оставил с проводницей, а сам пошел внутрь. Я поднимался по винтовой лестнице, поглаживая стены особняка. В них были вживлены женщины практически всех рас. «Стены» не сильно изгибались выпирающими грудями и задницами, лица пленниц были то в безмолвной агонии то в невероятном оргазме. Когда я дошел до верхних покоев, я уже не чему не удивлялся. Огромный зал с колонами из живой женской плоти. Столы, стулья и прочие детали интерьера были созданы из сросшихся и скрученных замысловатым образом тел. Я прошелся рукой по пышной груди выпирающей из стены которая оказалась вполне живой и направился к хозяину всего этого великолепия.

— А мастер туманник! — Человек с четырьмя руками, отвлекся от артефакта который изучал на своем столе.

— Мастер артефакториума — приветствовал его я, еле выговорив последнее слово — готов ли мой заказ?

— О ваш заказ, разумеется, очень интересные экземпляры — подходя к небольшому шкафу ответил человек. Разумеется он врал, для колдуна эпохи до туманов, вряд ли найдется что то сильно интересное и головы трех одержимых думаю, ему приносят не только туманники. Открыв дверцу шкафа он снял головы амазонок с крюков на который они были повешены волосами. После того так они покинули свои шеи, они и не думали хоть как-то гнить, только теперь на их лица были нанесены замысловатые руны, теперь головы стали артефактами которые мне пригодятся. В руках мастера они внезапно ожили, их лица исказила агония и он подал их мне. Как только они оказались у меня они вновь стали ничего не выражающими.

— Их ними глазами я видел как вы сражайтесь — сказал мастер — выгораете до конца, это хорошо.

— Туманник показавший мне путь Ненависти сказал мне тоже самое.

Мастер усмехнулся, а я развернулся к выходу.

Я рассматривал «Облезлого», пока команда загружала припасы. Корабль соответствовал своему названию, со всех бортов свисала снятая кожа, словно с каково-то ободранного животного. Командой оказались люди, мужчины и женщины пиратской

наружности. У этого корабля тоже была ведомая Клеть, второй корабль цеплявшийся к первому цепями и в который будут усажена наша живая добыча.

«Пущеглот» уже закончил погрузку всего необходимого и теперь в него плетями загонялись рабыни которые послужат едой. Забитых рабынь подгонять плетями было не нужны, но орчихи составлявшие команду «Пущеглота» откровенно этим развлекались. Бравый капитан разумеется орал на свою команду и на то «мясо что не может перебирать ногами по трапу».

Своих рабынь я взял обеих, в этом рейде мне понадобится и клинок орчихи и магия матери. Я обратил внимание что к команде бравого капитана пришло пополнение, четыре орчихи в робах из меха и кожи и с цепями заменяющими ремни и застежки стояли рядом с капитаном. Как не странно капитан на них не кричал, а обращался достаточно учтиво.

— Шаманы, господин — подтвердила орка, мои подозрения.

Капитанша «Облезлого» тоже не постеснялась взять магов. Две темный эльфийки с костяными посохами величественно взошли по трапу на борт. Даже не обратив на меня взора, хоть я и рассматривал их без стеснения. Обе были высоки, обтягивающие черные платя очень хорошо подчеркивали их формы хоть и мало что скрывали. Я сглотнул, хотя бы одну из них я бы с удовольствием клеймил... но тут же отбросил эту мысль. Почувствовал мое настроение, мать шагнула к «Облезлому», намереваясь взять что я хочу. Я остановил ее, эти эльфийки служили городу цепей, а двух хозяев быть не может...

Мои мысли прервали те кто зашел на корабль последними. Десять полуобнаженных женщин, в мощных железных кандалах с рунами нанесенными на них. На каждой из женщин виднелись следы изменения, рога, лишние глаза и конечности, чешуя, хвосты и прочая атрибутика по которой можно было узнать одержимых. Чернокнижница шла прямо за ними, ее бронзовый посох увенчанных рогатым черепом отливал мягким светом. Она скользнула по мне взглядом на что я ответил улыбкой.

Пышные груди матери вздымались и опускались каждый раз когда она насаживалась на мой член, ее наслаждение и желание продолжения накатывали теплыми волнами. Использованная орка лежала рядом, слизывая со своих губ, мое семья. Я наслаждался рабынями на борту Пущеглота пока мы наконец не вышли из тумана.

Пущеглот и Облезлый вырвались из туманов одновременно. Практически сразу перед нами открылись зеленые поля, заливаемые «нормальным» солнце. Корабли начали разворот на запад, где вдалеке виднелись горы.

Капитан стоявший возле руля выругался, я посмотрел направление его взгляда, уже позади нас виднелась наблюдательная вышка и на ней уже разгорался сигнальный костер. Скрытно выйти не удалось, ну остается надеется что они не сразу поймут куда мы собираемся, ведь крепость это не самая очевидная цель для налета.

Пока мы летели к нашей цели, виднелись мелкие деревушки, разбегающиеся крестьяне, мелкие крепости, с копошащимися на стенах ополченцами. Горы увеличились в размерах, корабли медленно начали набирать высоту. К концу дня мы

укрылись в горах.

При свете фонаря два капитана и я смотрели карты.

— Это наша цель — указывая на не большую отметку на карте, сказала Релла — это храм находится в горах и штурмовать его будет трудно.

— Но у нас есть не плохой план как избежать не нужного пробивания ворот — с улыбкой произнес бравый капитан. Релла усмехнулась.

— Этот город находится под защитой храма — она указала на еще одну метку, находящеюся чуть ниже предыдущей — и для начала мы штурмуем его.

— И им придется выйти что бы помочь ему — предложил я.

— Верно, и как только они выйдут мы ударим им в спину — уже с кровожадным оскалом сказал орк.

— Когда их армия будет разбита, мы разберемся с ними по одиночке — досказала план женщина.

Я ухмыльнулся,

— У меня единственный вопрос, где вы видите меня?

Город вспыхнул, Облезлый завис над ним как падальщик над трупом.

— Эта пиратка знает свое дело — смотря на пожар, сказал орк. Мы сидели в засаде над единственной дорогой ведущей от монастыря к городу. Я отметил что в городе полыхал только пригород, центр оставался не тронутым. Пираты ждали когда мы ударим по пришедшему подкреплению из храма что бы те оказались меж двух огней. План был не без риска, но по другому провести быстрый рейд было не как.

Воительницы из храма показались уже скоро. Боевые жрицы в тяжелых латах и двуручным оружием, Кающиеся в тряпье и с короткими клинками, послушницы в легких кирасах с мечами и все это шество возглавляла Серафима. Я аж выругался, зажмурив глаза от внутреннего света исходившего от нее. Они уж проходили под нами когда орчихи порезав себе руки нанесли на свои лица кровавые отметки.

— Кровь на золото! — заорал орк, поднимая своих соплеменниц. Орчихи подхватили этот крик уже несясь вниз.

— Ненависть! — зарычал я, уже несясь вперед, чувствуя как мой гнев передается через клеймо орчихе и матери и как последняя уже начинает сплетать заклинания. Разумеется первой вступила в бой магия. Молнии и магмовые вспышки шаманш встретились с мантрами и Светом жриц. Защитные мантры жриц замедлили первых орчих, меня же от них защитила ненависть и ожидаемо ворвался в толпу светлых первым. Голова первой полу обнаженной кающейся слетела, а я уже воткнул клинок под грудь второй девице, черный туманный щуп обхватил ногу третей девке, резко дергая ее вниз, а мой клинок вошел ей в шею. А потом ворвались остальные орки. Я прорубался сквозь послушниц и кающихся что бы быстрее добраться до жриц, их мантры и молитвы били в моей голове в набат, поддерживая своих и ослабляя нас. Клинок почти голой шлюхи вошел мне в плече, я взревел призыва черные щупальцы. Сразу два щупа пронзили ее живот резко уходя в разные стороны, девку порвало напополам, а я уже был в исступление. Ее двух шлюх щупальцы превратили в кровавое месиво, черное пламя злобы испепелило еще троих и клинком я зарубил пятерых перед тем как оказался перед жрицей света. Туманные щупы рванули к ней и тут же превратились в прах встретившись с воплощенным из света символом богов. Мне тут же пришлось отступить назад от двуручного клинка которым размахивала девка. Она на распев читала мантры, одновременно махая двуручником. Ненависть заставила меня бросится прямо под клинок. Я еще сильнее взревел когда клинок впился в выставленную мной руку и только лишь ненависть не дала ему перерубить ее. Мантра девки прекратилась когда мой меч вошел ей в подбородок и прошел до мозга. Черные щупальцы вошли в ее тело прорываясь через кольчугу, я чувствовал как они превращают ее внутренности в кровавое месиво передовая мне остатки ее жизненной силы. Но насладится ими мне было не суждено, чертовы монашки налетели на меня словно волна, ревя от гнева и цитируя молитву упоения. Моя орочья раба сдерживала тылы пока я рубил обезумевших девок. Мать полностью перестала атаковать врага и переливала в меня силы. Я чувствовал как меня режут и колют клинки, в ответ я рвал их черными щупальцами и выжигал черным огнем. Первая из трех отрубленных голов висевших у меня на поясе взвыла ужасным криком агонии, в мгновение превратившись в иссушенный череп, наполняя меня силой. Я не думая тут же выпустил эту силу наружу создавая черный огненный вихрь, а через мгновение рухнул без сил.

Первое что я увидел была улыбка матери, а первое что я ощутил это ласкающий мой член язык орчихи. Поняв что никаких срочных движений от меня не требуется я блаженно расслабился. Голос орочего капитана ударил в меня словно колокол.

— Очнулся туманник?

— Говори тише — взмолил я.

— Что так и будешь как молодуха в обмороки падать — заржал орк.

Я лишь скорчил ему рожу, не найдя что ответить. Орк улыбнулся,

— Это и есть ваш путь ненависти?

— Знаешь орк, когда-нибудь я поговорю а тобой на чет того что тебе известно о туманниках — абсолютно серьезно сказал я.

— Значит когда-нибудь я тебе расскажу, как я встретил одного из несущих черное пламя — с улыбкой ответил он и не обращая внимания на мою удивленную рожу ушел. Я посмотрел на мявшую свои груди мать, торопится было некуда.

   

   
   

   

   

   
© Lcherry.ru. Все права защищены!