Как собственно и ожидалось проиграла Лена и как собственно и ожидалось уже встала, готовая выполнить неприятную формальность и разделаться со всей этой чертовщиной.

- Значит как мне встать, вот так?

- Да, глаза я тебе завязываю, сейчас будем давать тебе пробовать разные вещи, а ты угадываешь, что это такое. Если ошибаешься - кукарекаешь. Ты так уже делала. - Все заржали.

- Только попробуй мне в рот жука положить, я тебя тогда вообще убью.

- Не бойся, никаких жуков, даю слово.

- Зачем ты это делаешь? - Зло шепнула Катя, когда глаза Лены были завязаны. - Если уж мы взялись играть против нее, то можно было придумать что-то поинтереснее.

Света только улыбнулась, взяла кусочек хлеба и провела себе по промежности. Разумеется, сдвинув перед этим трусики в сторону. Рот подруги открылся, а глаза неестественно округлились. Света тем временем с невозмутимым видом положила хлеб в рот надзирательницы.

- Хлеб, - Лена явно была довольна и задание не казалось ей слишком сложным.

- Пока правильно, - сказала Света и жестами призвала подруг сделать то же самое.

Те же стояли, как вкопанные с открытыми ртами и выпученными глазами. Поняв, что все придется делать самой она взяла огурец, подошла к Кате, совершенно нахальным движением засунула его в святая святых и уже привычным движением отправила в рот подопытной.

- Огурец.

- Верно.

Девочка уже готовилась повторить процедуру, но Оля оказалась на удивление смышленой, сначала отправив внутрь себя, а потом в рот шлюшки помидорку.

- Помидор.

- Да, - хихикнула довольная Оля.

Света сразу же погрозила пальцем. Вот чего не надо делать, так это ржать и вызывать подозрения. Потом - сколько угодно, а пока тихо. Тут уже и Катя и все они проделали по несколько раз указанную процедуру. Лена неизменно угадывала, довольная тем, что ей не придется кукарекать.

- Ну все, я все угадала, заканчиваем.

- Последний раз, - настояла Света, отправляя в рот кусок докторской колбасы.

- Это колбаса, я снимаю повязку. Ну так, поиграли и хватит. Вы можете еще продолжить, если хотите. Только от меня не отходить и вообще быть под присмотром, я за вас отвечаю как-никак.

- А продолжить не хочешь? - Ласково спросила Света?

- Нет. Делать мне больше нечего, ерунду разную отгадывать. Да и кого надо я уже выпорола, - добавила она с издевкой.

- Скажи, а тебе вкус не показался немного странным? - Спросила Катя на удивление мягким и вкрадчивым голосом?

- Н-н-ну да, показался. Что вы сделали, в грязи что-ли испачкали? Дуры, там же микробы.

- Нет, в грязи мы не пачкали, - Катин голос стал еще более ласковым.

Света тем временем взяла огурец, провела по своей щелочке и предложила: "Еще кусочек"? На Лену было жалко смотреть, в глазах промелькнул ужас, потом отчаяние, злость.

- Твари! Вы мне за это заплатите!

- Цыц! Платить сейчас будешь ты. Мы поиграть собрались, а ты что устроила, бедную Катю, как исполосовала! - Что она это продолжила, Света сейчас не напоминала. - А ну проси прощения!

- Твари! Твари! - Пластинку явно заело.

- Если ты не будешь просить прощения - о твоем позоре узнает вся деревня.

- Да как вы могли?

- Ты отказываешься просить прощения? - Спросила Света вкрадчиво?

- Это вы должны просить прощения, - Лена уже видимо начинала понимать, в какую ситуацию она попала.

- Мы может и должны, но мы не будем. А вот тебе придется, - Света понимала, что если она хочет дожимать, то дожимать нужно именно сейчас, пока не прошел первый шок. Завтра эту сучку можно и вообще не встретить, прятаться от них будет.

- Я, я, я, послушайте простите, я пойду.

- Стоять. Перед Катей извинись. И не мямли. И волшебное слово не забудь, - сучка похоже втянула и не капризничает.

- Катя, Катя, прости меня: пожалуйста, - гордячка сумела выдавить из себя последнее слово.

- И чтобы ты больше так не делала:

- Я так не сделаю!

-: и чтобы больше даже не думала об этом сейчас я положу это тебе в рот и ты это проглотишь, - Света весьма кстати продолжала удерживать в руке огурец. - А потом то же самое сделают мои подруги. Тебе все понятно?

- Н-нет, я не буду.

- Будешь, сучка, будешь, - и девочка отправила в рот жертвы огурец, уперлась в сомкнутые губы. - Открой! Открой!

Губы открылись совсем чуть-чуть, но огурец удалось просунуть.

- А теперь глотай! - Покорная жертва проглотила.

Катя поняла что нужно делать и немного подумав отправила в рот покорной бывшей мучительницы смоченную сладким соком редиску. Эксцессов не последовало и редиска была проглочена. Оля отломила кусочек хлеба и проделала аналогичную процедуру. Эксцессов также не последовало.

- Можно я пойду?

- Нельзя, девочка, нельзя. Прощения ты попросила, молодец. Ты думаешь Кате на попе менее больно стало? А ну ложись давай, она вернет тебе должок!

- Я, я не позволю себя бить.

- Позволишь, еще как позволишь. Сама руки распускать горазда - учись и ответ держать.

- Я, я извинилась.

- Это необходимо, но не достаточно. А ну легла быстро!

Немного постояв и немного подумав Лена легла на землю, лицом вниз.

- Ну что, кто начинает? - Ответа не последовало. - Видимо я тогда.

Поискав приличную хворостину девочка принялась наносить удары - вот сейчас начинается самое интересное. Выдав от души штук десять розог Света передала эстафету Кате. Катя была ничуть не более ласкова и передала эстафету Оле. Оля надо признать поскромничала, долго не решалась начать, но потом кое-как выдала пять ударов.

- Оль, сильнее. Катю она била не особенно щадя, ты же видела.

Оля добавила пять ударов, несколько более сильных. Ничего привыкнет, одной порки сучке явно будет мало, чтобы понять свое место. Так что все еще попрактикуются. Поняв, что порка окончилась, рабыня, именно рабыня, начала вставать.

- Лежать! - Команда была выполнена. - Не вставать без разрешения, сука, поняла меня? Поняла меня?

- Да, - хозяйка нагнулась и запустила руку рабыне в щелочку. Та слабо дернулась.

- Лежать!

Немного поиграв с киской своей новой рабыни Света сняла с нее совершенно не нужные трусики и уже хотела предложить напарницам поковыряться в том же месте, как с удовлетворением отметила, что вокруг нее уже образовалась очередь и уговаривать никого не надо. Сняв лифчик она переключилась на грудь, а рабыню повернули на спину для большего удобства. Света была не сильно шокирована, а вот девочкам было интересно. У себя самой-то ничего не видно, а грудь и вовсе только через несколько лет вырастет. Наконец все наигрались и на все насмотрелись.

- Встань. На колени встань.

- Пожалуйста, можно я пойду.

- На колени встала. На колени встала! - Униженная и голая рабыня опустилась. - Значит так, сука, за то, что ты сегодня сделала мы тебя еще не простили. Не бойся, накажем и простим. И пойдешь на все четыре стороны и никто ничего не узнает. Поняла меня?

- Да.

- Ты должна отвечать "да, госпожа" , - глаза рабыни расширились, она еще оказывается была способна чему-то удивляться. - Ну!

- Да, госпожа, - сучка оказалась перспективной, поддающейся дрессировке.

- Скажи госпоже Катерине и госпоже Ольге, что будешь их слушаться. Ну!

- Го-госпожа Катерина, го-госпожа Ольга, я буду вас слушаться, - дуры завизжали от радости. Но оно впрочем и понятно, получить рабыню в личное пользование, кому это может не понравиться? Тем более рабыню старше их, тем более с которой есть личные счеты.

- Обещай и мне.

- Госпожа С-светлана, я буду вас слушаться, - явно видно, у суки талант, а выкобенивается она для вида. - Послушайте, обещайте и мне, что вы меня отпустите.

- Обещаю, отпустим. И никто не узнает. Накажем и отпустим.

- Когда?

- Ну недолго, недолго, - Света ласково потрепала ее по загривку. - Ложись на спину.

Света снова сняла трусики, на этот раз свои и уселась на лицо пленницы.

- Лижи, и лижи усердно, - ничего не происходило. - Высунь язык и засунь его в меня!

Светлана наслаждалась, да именно этого она и хотела, кульминация сегодняшнего дня. Она смотрела в лицо пленницы и улыбалась. Гордячка оказалась обыкновенной потаскушкой. Язык вяло шевелился внутри. Ничего, она ее научит. К сожалению кончила Света до обидного быстро, больше уже не хочется. Уступила место подругам. Те однако тоже продержались не долго.

- Ну что девочки, понравилось, как вас лижут?

- Ага.

- Еще бы!

- Это называется куннилингус, или просто куни. Мне тоже понравилось. Рабыня, что сидишь такая грустная? Будешь хорошо себя вести и тебе тоже сделают.

- А сейчас можно?

- Сейчас нельзя.

- Но я хорошо себя вела.

- Один час хорошо себя вела и уже куни хочешь? Ах ты дрянь этакая! Я еще займусь твоим воспитанием. А пока лучше подкрепись и пойдем по домам, не знаю как кто, а я уже устала. Только сначала проси разрешения присоединиться к столу.

- Пожалуйста, можно?

- Сука, на коленях проси, как ты смеешь просить сидя?

- Пожалуйста, можно поесть вместе с вами.

- Как ты теперь будешь к нам обращаться, когда мы одни? Сука, я тебя спрашиваю.

- Госпожа Светлана, госпожа Катерина и госпожа Ольга.

- А как мы к тебе будем обращаться?

- Как угодно, - девочка явно поняла свое место и решила не нарываться, правильно делает.

- Мы будем называть тебя сукой, повтори это.

- Вы будете называть меня сукой.

- Почему мы так будем делать?

- Потому что я сука, - поразмыслив, сука приняла правильное решение.

- Давай, иди кушай. И не забывай, что ты нам еще понадобишься.

   

   
   

   

   

   
© Lcherry.ru. Все права защищены!