Лия.

Открыла глаза, но ничего не увидела. И где я нахожусь, тоже непонятно. Мучительно начала вспоминать последние события. По Гекате и Фаэтону начали стрелять корабли Адмирала. Несколько раз удавалось увильнуть от их залпов. Но они как будто чувствовали, в каком направлении мой корабль сманеврировал. Одновременно стреляли по Гекате не менее пяти кораблей.

Огонь был очень плотным. Дважды меня спасало применение основных двигателей. А корабли стреляли точно в то место, где мой корабль должен был находиться при использовании маневровых двигателей. Странно, очень странно. Впечатление такое, будто они многократно тренировались на уничтожение такого типа корабля.

Чуйка меня не подвела, я вовремя стартонула челноком с Гекаты до того, как она взорвалась. Улетать пришлось очень виртуозно. Видеть они мой челнок с активированной невидимкой не могли. Но стреляли на удивление точно. Если бы не замедление времени, то меня уничтожили бы в первую же секунду после вылета. Да ещё и Лёша переживал, жива ли я. Геката уничтожена, а Фаэтон ещё живой. Но мне некогда следить за Фаэтоном. Пытаясь увернуться от выстрелов, на максимальной скорости мчусь к планете.

Но странно, впечатление такое будто по мне стреляют не из тяжёлого вооружения кораблей, а из более лёгких орудий челноков. Притом стреляют не менее пятидесяти единиц. Но почему не стреляют корабли?

Во время одного из финтов, когда уворачивалась от очередного выстрела, увидела корабль Адмирала. Он стрелял, но стрелял непонятно куда, а сам вращался, как юла. Автоматика орудий не могла вести прицельный огонь при такой скорости вращения. Но почему он начал вращаться? Неужели Лёша не послушал меня и подбил корабль, срезав с одной стороны корабля маневровые двигатели? Но от этого не будет корабль с такой скоростью вращаться. Эти раздумья меня всё же отвлекли. Огромной силы взрыв (наверно топливные баки взорвались) и темнота, провал памяти. Но сейчас я точно нахожусь не на корабле. Я на земле (на поверхности планеты). Но почему так темно?

— Освещение! — мысленный приказ кокону.
Яркий свет залил всё вокруг. Надо мной неровный потолок, как в пещере. И рядом лежит Лёша.
— Лёшенька! — я кинулась к нему, но он никак не среагировал. Он хоть и в скафандре, но без шлёма. Приложила пальцы к его шее. Сердце почти не билось. За пятнадцать секунд 1—2 раза и то еле-еле. Его кокон оказался полностью разряжен. Попыталась подзарядить от своего, но ничего не вышло. При подключении своего кокона в качестве подзарядки напряжение садилось, как при коротком замыкании. Значит использовано до полной разрядки даже аварийное питание. Он абсолютно обессилен и от этого в отключке. Со своего кокона укол адреналина. Никакой реакции.

Когда-то ещё при обучении я услышала, что в древние времена глюкоза помогала поддерживать жизнедеятельность организма. И хотя в наше время она не использовалась, я в своём коконе постоянно таскала десяток флаконов. Попыталась залить Лёше глюкозу прямо в рот. Но он не делал глотательных движений. Один флакон «улетел». Вколола в вену. Должно же помочь. Но тоже никакой реакции. Я уже отчаялась. Поняла, что это он на меня растратил все свои силы. Выложился так, что организм уже не мог поддерживать его в нормальном состоянии, и он обессиленный провалился в глубокий обморок, сравнимый с комой. Сделала ещё один укол глюкозы. Вспомнила, как обычно приводили в чувство. Несколько пощёчин. Никакой реакции.

И вдруг возникло ощущение огромной опасности. Отключила освещение кокона. Закрыла себя и Лёшу защитным полем. Ощущение опасности не исчезло. Тогда силовое поле отключила, а поставила антизвуковую завесу максимальной силы не только от звуков, но и мыслей. Ощущение опасности не пропало, но стало очень слабым. Странно. Исходя из этого, такая опасность может исходить лишь от разумных существ, а не зверья. В данном случае опасность возможна лишь от Адмирала. Это его «акулы» ищут нас. И действительно вскорости услышала тяжёлые шаги. Так топают лишь те, кто идёт по земле в скафандрах.

Блин! Но я и Лёша без шлёмов! Атмосфера пригодна для дыхания! Чёртовы «акулы»! Судя по шагам их было очень много. И двигались они цепью. Точно прочёсывают местность. Антизвуковая завеса вероятно помогла. Они пошли дальше. Что же мне делать с Лёшей? Как его вывести из коматозного состояния? Ещё раз приложила пальцы к шее. Пульс хоть и был редкий, но в несколько раз быстрее, чем раньше. Значит глюкоза начинает действовать постепенно. Это уже больше похоже на глубокий сон. И сама тоже забылась в неспокойном тревожном сне. Проснулась и сразу пульс Лёши. Редкий. Укол глюкозы. Поджидая, пока глюкоза разойдётся по его организму, решила проверить, где же мы находимся.

Опасности не чувствовала, поэтому антизвуковую завесу сняла. Сколько же времени мы уже на этой планете? Часы показывали, что прошло почти полтора суток с начала боя. Исследовала помещение, в котором мы находились. Это была довольно обширная пещера. Вероятно, когда-то вымытая водой. Вверху в горной породе был какой-то извилистый и узкий ход. Слевитировав к «потолку», поняла, что выбраться через верх не получится. Крошить породу мечом Арихонов нельзя. Можно получить обвал. Да и грохоту будет не дай Бог. А если преследователи ещё здесь, то этот грохот точно привлечёт их внимание. Да и прорубываться пришлось бы не один десяток метров. Я такого не в силах сделать.

В одном месте было что-то похожее на выход, но он закрыт «булыжником» в несколько десятков тонн. Сдвинуть его невозможно. Мне непонятно каким образом мы оказались в этой пещере, если у неё нет ни входа, ни выхода. Решила сэкономить заряд батарей в коконе, вышла из него и выключила. Сняла с себя всё оружие и броню. Термокостюм неплохо спасал от холода. Вот только пить хотелось неимоверно. Более тщательное исследование пещеры показало, что и намёка нет на какую-либо влагу. Прошло уже трое суток, а Лёша так и не приходил в себя. Хотя пульс поднялся до 18—20 за минуту. Ещё парочка флаконов глюкозы и мне нечем будет поддерживать Лёшу. Да и самой хотелось уже жрать до невозможности. А пить ещё сильнее. Лёша шевельнулся. Но мыслей ноль. Только вроде бы прошептал что-то, но беззвучно. Анализируя движение его губ, поняла: он просил пить. ВОДА! Где же её взять?! Я склонилась над ним. Задержала руку над его лицом и черкнула по руке шакрамом. Усилием воли постаралась максимально замедлить заживление. Кровь попала ему на лицо, но часть и на губы. Он жадно облизнул их и вдруг открыл глаза.

— Кровь, — прошептал он еле слышно, — откуда кровь?
Постепенно его взгляд становился осмысленным.
— Солнышко, ты что делаешь? Зачем порезала себе руку? — негромко, с трудом произнёс, с удивлением и непониманием зафиксировал свой взгляд на затягивающейся ране.
— Лёшенька, нужна вода. А воды в пещере нет.
— Так выйди наружу. Там полно воды.
— Не могу. Выхода нет. А если и был, то закрыт огромным камнем.
— Лилечка, отодвинуть не судьба? — он с трудом повернул голову в сторону валуна, закрывающего вход и протянув в ту сторону руку, сделал вращающее движение пальцами. Этот многотонный камень отодвинулся.

— Лёша, полежи, не двигайся. Я сейчас, — рванулась к выходу, даже не обратив внимания на такое необычное передвижение многотонного камня.
— Стой. А во что набирать будешь? — как-то об этом не подумала. Разве в ладошках принести, — Лиль, возьми мой шлём.
Схватила шлём и пулей вылетела из пещеры. Но рядом воды не оказалось. Пришлось устроить с помощью левитации «полёты». Наконец обнаружила источник. Набрать не получалось. Тогда начала набирать в ладошки и выливать в шлём. «Прилетела» с помощью левитации в пещеру. С трудом напоила Лёшу и только сейчас поняла, что я тоже умираю от жажды. Разливая воду, с жадностью напилась.

И тут до мня дошло, насколько я была беспечной. Не проверила воду на пригодность к употреблению. А если там микроорганизмы, которые нас уничтожат?! Кроме того, беспечно моталась по земле и выпустила из вида, что этим могла выдать наше местоположение.
— Лёш, прости, я не проверила воду.
— Но ты же в коконе. Он самостоятельно проверяет. Если он тревогу не поднял, значит всё нормалёк. Жрать хочется. Сейчас бы целого быка съел.
— Извини, ничего нет. Сейчас пойду, попробую что-то добыть.
— А шоколадки ты съела?
— Какие шоколадки?

— Ну это я так называю кверковские сладости. После драки на Валькирике я теперь в коконе постоянно таскаю штук три-четыре. Кстати, а где мой кокон? — я быстро метнулась до Лёшиного кокона. Действительно в нём было несколько «шоколадок».
— Ура! — отломала кусочек и дала Лёше.
— А сама почему не ешь?
— Тебе надо набираться сил, а я и так неплохо выгляжу.
— Не выпендривайся. Есть в наличии что-то съедобное, значит ешь.

И тут на меня накатило удивление.
— Лёш, я не поняла. Ты только что был без сознания. С трудом повернул голову. И в то же время смог отодвинуть многотонную глыбу. Как?
— Лилечка, миленькая. Я же не физическую силу прикладывал, а ментальную. Для ментальной силы нет разницы какой массы предмет ты будешь перемещать. Что один грамм, что одна тонна. Ты тоже можешь. Вспомни, как ты генерала Вергиля крутанула.
— Крутанула, крутанула. Стоп! Так это ты раскрутил корабль Адмирала?

— Родная, все одиннадцать кораблей «рыбки» поплатились за Гекату и Фаэтон. Но я не смог передавить все челноки. Их слишком много было.
— А почему мой шлём порезанный на кусочки?
— Пришлось порезать. Он всё равно был с вмятиной.
— Теперь мне понятно, почему у тебя даже на себя не осталось жизненной энергии. Ты не только уничтожил корабли без выстрелов, но и меня спас. Родной мой, — я прильнула к Лёше. Ведь он сам погибал, а меня пытался спасти.
— Оставим сантименты на потом. Нам необходимо выяснить наличие разумных существ на планете и продолжают ли нас эти акулы искать.

— Лёша, имеется ещё одна большая проблема: еда.
— Думаю, что это не проблема. Точно так же, как и вода. Раз есть растительность, то уже не пропадём. А если ещё и хоть какая-то фауна в наличии, то можно жить сносно. Единственно, что из еды будет проблемой — соль (NаCl). Без неё большинство еды будет не просто невкусной, а отвратительной. Кроме того, нам придётся в первое время передвигаться левитируя, чтобы не оставлять следов на земле или траве (в общем на поверхности планеты).
— К огромному сожалению ты прав. При длительном пребывании здесь может возникнуть ещё одна проблема: тепло. Неизвестно какой разброс температуры будет при смене времён года. Хотя состав воздуха для нас более чем подходит. При 30% кислорода, углекислого газа кокон зафиксировал менее чем полпроцента.
— — -----------------------------
Старейшина инквизиторов

Я предупредил молодого Землянина, претендента в инквизиторы об опасности, а также добавил ему силы. Но неужели я ошибся? Если ошибся, то это первая ошибка за всю свою жизнь. Ни единый из инквизиторов, кого я наделял силой, не погиб. Землянин первый. Хотя ощущение такое, что он находится на грани жизни и смерти. Я его не чувствую, не ощущаю его силы. В то же время нет ощущения его смерти. Надо выяснить все обстоятельства его гибели. Мне почему-то кажется, что рано его хоронить.

— Странник!
— Да, шеф!
— Срочно ко мне.
— Слушаюсь, — вскоре Странник появился возле меня, как будто был рядом, а не в соседней галактике.
— Для тебя есть непыльное задание. Мотнись, проведай своего друга, короля Арихонов. Предупреди его, чтобы не искал посла Алекса. Не поможет ему магия внушения королевы Шеньшеров. Погибнет так же, как и Алекс. С Адмиралом Бюлем шутки плохи.
— Алекс погиб?
— Вот ты и выяснишь более конкретно. Если будут хоть какие-то новости, мигом ко мне. Пока ты будешь у короля, а я побываю на месте боя. Что-то странное с Алексом.
— Мне вас искать в системе Бюля?
— Нет. Я тебя подожду здесь, — Странник испарился.

А действительно с Землянином, что-то странное. Среди мертвых его нет. Я бы сразу это почувствовал. Всех, кого наделял силой, чувствую. Чувствую их силу и применение силы (защита или агрессия). Хотя никто и никогда из тех, кого наделял силой, не применяли силу во зло и для агрессии. А ведь я чувствовал, как Землянин отчаянно боролся за свою жизнь и не только за свою. Вот она разгадка. Он боролся за жизнь командующего Земным флотом. Вероятно, не рассчитал своих сил или же, вероятнее всего, отдал последние силы для спасения командующего. Жаль, что я не ощущаю её. Посмотрим с чем вернётся Странник. Сожалею, что король Арихонов стал королём. Из него был бы прекрасный инквизитор. Ведь не взирая на то, что он король, он не стал грубым, подлым и надменным. А остался таким же честным и справедливым, как и раньше. Не в пример Аиду и Бюлю. Они уже столько вместе гадостей наделали, что был бы я не инквизитором, сам бы обоих четвертовал. А ведь Аид когда-то тоже был инквизитором. Я как чувствовал, что из него не выйдет настоящего инквизитора и был против того, чтобы принять его в наши ряды. Так оно и вышло. Аид опозорил нас.

— Вот! — Странник возник передо мной и без всяких предисловий запустил запись-голограмму.
Два корабля Землян: один конструкции Арихонов, второй конструкции Человеков между десятком кораблей Адмирала Бюля.
— Останови. Они же готовятся к масштабному бою. Где все боевые флота?! — Странник в стоповом режиме начал переключать на камеры других разведчиков. Наконец обнаружил. Все остальные были наизготовку возле другой планеты.
— Это же ловушка! — закричал Странник, — неужели Алекс с генералом не поняли, что их специально увели от основных флотов? Чтобы никто в пылу боя не заметил измены.
— Думаю ты не прав. Генерал явно это поняла. Но не выполнить приказ она не могла. Да и стрелять по союзным кораблям она тоже не будет.
— Но их же просто расстреляют!
— Киношник, крути дальше своё кино. Сейчас увидим.

С началом боя по обоим кораблям Землян началась стрельба. Я как при просмотре понравившегося фильма удивлялся, как им удавалось улепётывать от таких снайперских залпов. Искренне сожалел, когда корабль генерала был уничтожен и она начала челноком мастерски уходить от выстрелов. А ведь она даже не догадывалась, что каждое её действие командиры кораблей чувствовали и поэтому так снайперски стреляли. Снайперски?
— Странник, отмотай на начало боя. Что-то не то у них со стрельбой.

Ага, они не рассчитывали на применение основных двигателей при манёвре. Поэтому так долго не могли уничтожить этот кораблик. А что же Алекс? Его корабль ещё жив? Вот и применение силы. УУУх, как завертелись кораблики Бюля.
— Мне нужно знать спаслась ли генерал Землян. Следим лишь за ней.
Вот она успела вылететь челноком из корабля немного раньше, чем он разорвался от точного одновременного залпа пяти кораблей. Остановила беспорядочное кувыркание челнока и уворачиваясь от выстрелов, полетела к спасительной планете. А действительно она мастерски владеет корабликом. Столько времени прошло, а полсотни челноков противника не могут по ней попасть. Но вот она замешкалась и её челнок разлетелся на куски. А это уже достойно глубокого уважения. Она успела катапультироваться.

— Увеличь ка изображение, — Странник изменил масштаб, как будто приблизился к одинокому скафандру, беспорядочно вращающемуся во всех плоскостях, — замедли, а когда будет к нам спиной, останови.
Изображение замерло. Странник ещё увеличил.
— Шеф, она мертва. Видите вмятину в шлёме?
— Да вижу, вижу. Она может быть

без сознания. Но в любом случае это приведёт к смерти. Включай дальше.

Безжизненный скафандр летел кувыркаясь в безбрежном космосе. Если допустить, что генерал без сознания и дыхание замедлилось, то всё равно через несколько часов кислород закончится и она просто задохнётся, так и не приходя в сознание. Жаль конечно генерала, но это уже явная смерть. Я уже собрался сказать Страннику, чтобы перевёл на камеры с Алексом. Но вдруг скафандр с генералом исчез.
— Стоп! — изображение замерло.
— Шеф, где скафандр генерала? — Странник удивлённо рассматривал голограмму, на которой никого не было.
— Этого и стоило ожидать. Эх, ты! Это Алекс с активированной невидимкой подобрал генерала. Смотрим дальше.

А дальше смотреть было нечего. Хотя в одном месте был взрыв челнока. Все же они изловчились и подстрелили челнок Алекса. И там два варианта: либо оба погибли во взорвавшемся челноку. Либо на индивидуальной невидимке катапультировались. Но генерал была без сознания. Значит первый вариант. Челноки адмирала продолжали усиленно сновать возле планеты в поисках беглецов. Значит они считали, что Земляне сбежали. Ещё несколько раз пересмотрел и прослушал все записи.
— Странник, свободен. Спасибо за помощь.
— Рад был помочь. Жаль, что Земляне погибли, — в одно мгновение Странник исчез.

— Как знать, как знать, — пробурчал я про себя. А вскоре уже был в звёздной системе Адмирала Бюля. Как всегда, никто меня не видел и не чувствовал. А я, почувствовав большое скопление бойцов на планете, телепортнулся поближе к ним. Они прочёсывали горную местность. Кроме бойцов адмирала почувствовал и совсем другую ауру. Как у Алекса. Но вдруг она исчезла. Притом исчезла так, как будто кто-то замаскировался. Я был рад. Очень рад. Генерал жива. И замаскировалась от врага. А раз жива и маскируется, то она Алекса не оставит просто так помирать. Всё, можно возвращаться. Значит даже в этот раз я не ошибся, передавая силу Землянину. Настоящему инквизитору нет необходимости вытирать сопли.
— — --------------------------------------------

Первая моя вылазка в «свет» показала, что мы находимся на горном плато. Поросшим травой, редким кустарником, отдельными группами огромных деревьев и множеством птиц. Поэтому вернулся я с полным шлёмом яиц. Пернатых даже не стал ловить. Сырое мясо, да ещё и без соли, не фонтан. А яйца сейчас наиболее оптимальный вариант. Лию попросил собрать сухих веток. Но то, что она насобирала, не годилось для нашего костра. Нужны были действительно очень сухие ветки, чтобы по возможности было поменьше дыма. А если возможно, то в идеале, чтобы его вообще не было. По-быстрому, сам насобирал. Таких, как необходимо. Лия конечно обиделась. Но я обрисовал ситуацию и объяснил, что её ветки тоже пригодятся, после того как хорошо подсохнут.

Сутки здесь длились двадцать земных часов. Если судить по соотношению дня и ночи (12часов светлого времени суток и восемь часов темноты), то мы находились где-то в средних широтах. С огнём проблем не было. Стоило черкнуть шакрамами друг об друга рядом с сухой травой, как она мгновенно вспыхивала. Я с каждым разом расширял область обследованной территории. Потому, что новый поход всегда начинал с телепорта в то место, куда добрался предыдущий раз. Замечал всё: горные речушки и источники, гнездовья птиц и полянки с сочным разнотравьем. А также места обитания животных, которых здесь было огромное количество. В одном месте ручеек немного сменил русло. А там, где он протекал раньше, оказался слой глины. Это была действительно царская находка.

Используя шлём, как небольшой бачок для замеса, вылепил несколько посудин. Что-то наподобие тарелок и стаканов. А также несколько «кастрюлек». Они на «местном» солнце хорошо просохли. Высыхали намного быстрее, чем от Солнца на Земле. Потом попытался их обжечь. Получились «кирпичные» тарелки, стаканы, кружки и кастрюли. У нас уже начали появляться запасы, которые, как и воду, можно было хранить в изготовленной посуде. В один из дней поставил себе цель найти кухонную соль. Двигался интуитивно. Несколько раз вроде бы находил, но чёртов кокон браковал (хотя мы его почти не включали, экономили заряд аккумуляторов). Недаром говорят: кто ищет, тот всегда найдёт.

Нашёл. Не чистейшая соль, но терпеть можно. После этого начал ловить пернатых, а потом однажды заметил зверя, чем-то напоминавшего гиену (в увеличенном виде), но с рылом, как у свиньи. Убивать её не стал, а решил поймать. Но даже при моей огромной скорости, это удалось с трудом. После того, как поймал и удержал её (притом так, чтобы не укусила), она полностью покорилась мне. Как в волчьей стае — признала меня за вожака. Теперь возле нашей пещеры появилась охрана.

Кормили этого зверя птицами. Но что интересно, одних Гайка (так прозвали этого странного зверя) съедала за милую душу, а к другим не желала и притрагиваться. Таким образом мы определяли каких птиц нам можно кушать, а каких и ловить нет смысла. Вообще то зверья разнообразного и интересного было вдоволь.

Огромнейшие вараны.

Мохнатые саблезубые то ли тигры, то ли львы.

Какие-то непонятные броненосцы.

Двухметровые нутрии.

Страусовидные огромные фламинго. Да и вообще здесь всё было огромным. Вероятно из-за большого атмосферного давления.

Спала Гайка в пещере вместе с нами на толстом слое мягкой и душистой травы (сена). Примерно через месяц мне удалось обнаружить ещё одну уютную пещеру.

Притом расположена она была так, что практически со всех сторон её не было видно. Да и обнаружил её совершенно случайно (когда птичка, за которой гнался, залетела в неё). Ещё один огромный плюс был в этой пещеры: она находилась намного ближе к экватору. Переселились втроём туда. Ведь Гайка теперь была, как полноправный член семьи. Сразу же планета «обмыла» новоселье. Почти целый день шёл дождь. Не только мы, но и Гайка не желала намокать от дождя. Так и просидели безвылазно в пещере, как первобытные люди. Хорошо, что были запасы еды. «Вот поспали — можно поесть, вот поели — можно поспать» — как говорилось в знаменитом мультике.

Однажды, с утречка собирался, как всегда на исследование новых территорий.
— Лёш, будь осторожен, — обычно Лия ничего подобного не говорила. Да и в самого интуиция предупреждала об какой-то опасности. Действительно то, что я увидел в этот раз, повергло меня в ступор. Я набрёл на выработку, карьер. Огромные машины вгрызались в породу, крошили, транспортировали породу в бункера. Туда же по трубам с водоёма подавалась вода. Грохот стоял оглушительный. Со всего этого я заключил, что здесь промывалось золото. Засёк даже тех, кто это делал. Они прилетали и улетали необычной формы летательными аппаратами. Даже были постройки напоминающие домики. Следил за ними до темна.

«Рыбки»!!! Мать их за ногу! Но когда, вернувшись, рассказал об этом Лие, то она объяснила, что планета этих долбанных «акул» не эта, а та, возле которой дрались космические флота. Эта же вероятно использовалась акулами, как гигантский рудник по добыче золота. Вот это поворот! Надо быть втройне осторожными. Но выяснить, где и что конкретно творится на этом руднике наблюдая издалека, не получалось. А приближаться не рисковал, чтобы не обнаружили, раз Лия говорит, что эти долбанные акулы, каким-то образом знали, в каком направлении наши корабли проводили манёвр. А кораблики то были под невидимками. Значит и меня смогут обнаружить. Конечно, если бы я был птичкой, то они на меня и внимания наверно не обратили бы.

Птичка! А это идея. Выбрал одну интересную породу птиц. Они были довольно крупные. Чем-то напоминали наших альбатросов с размахом крыла до десяти метров. Только цвет оперения розовый (как у фламинго) и горбатый клюв, как у грузина нос. Сначала попробовал внушить этому альбатросу, чтобы не пугался меня. sеxytаl.cоm Потом необходимость полетать над карьером. Он взлетел и закружил, планируя над этой выработкой. Всё, что видел этот альбатрос, видел и я. Но вскоре на него началось ментальное воздействие. Его как будто прогоняли оттуда. Кто-то из рыбок внушал, чтобы он улетал, а я — чтобы летал над карьером. Альбатрос дергался туда-сюда, не понимая, почему он здесь летает и почему не может улететь. Конце концов его просто подстрелили. Притом таким интересным оружием, что раньше я не встречал. Выстрел по птичке чем-то напоминал лазерный, но пока подбитый альбатрос падал, он просто сгорел. И до земли долетел лишь пепел. Круто!

В принципе ничего интересного и не увидел. Но понял, что пространство над карьером отслеживается. Взять что ли попереворачивать им эти грохочущие машины? Или не стоит? Может быть в следующий раз. А когда Лии сказал об этом намерении, она отчихвостила меня, как ребёнка.
— Лёш, ты с ума сошёл? Тебе детские забавы. А ты подумал, что ты этим привлечёшь внимание и эти акулы снова начнут нас искать? Ты же не в детском саду.
— Ладно. Мир. Я просто так спросил. Вовсе не собирался что-либо с ними делать.

Прошёл целый год (в Земном исчислении) с момента, когда мы попали на эту планету. Я Лии передал все свои знания (которых у неё ещё не было) и наделил силой, такой же, как и у меня. Мы уже обжились здесь. Охотились и собирали ягоды. Пещера уже и пещеру не напоминала. Весь пол и стенки были закрыты шкурами животных с тёплым, густым мехом. Вход был закрыт пологом тоже сшитым со шкур. Но сшитым тонкими и длинными лианами, напоминающими нитки. В качестве иголки использовалась острая кость (ничем не уступающая настоящей иголке ни по прочности, ни по качеству и элегантности). Когда Лия сшивала эти шкуры, я спел ей песенку:

Помнишь мезозойскую культуру
У костра сидели мы с тобой
Ты на мне разодранную шкуру
Зашивала каменной иглой.

Я сидел, небритый и немытый,
И нечленораздельно бормотал.
В этот день топор из неолита
Я на хобот мамонта сменял.

В дымном полусумраке пещеры,
Где со стенок капала вода,
Анекдот времен архейской эры
Я тебе рассказывал тогда.

Ты иглой орудовала рьяно,
Не подняв своих косматых век.
Ты была уже не обезьяна,
Но, увы, ещё не человек.

И так часто снятся мне недаром
Холодок базальтовой скалы,
Тронутые ласковым загаром
Ноги волосатые твои.

Жрать захочешь — приди
Ты в пещеру войди
Хобот мамонта мы вместе сжуём
Наши зубы остры
Не погаснут костры
Эту ночь мы вдвоём проведём.

Помнишь наше первое свиданье
Над лесной извилистой рекой?
Слышалось урчанье и ворчанье —
Мы с тобою шли на водопой.

Ты сказала: «Вся в твоей я власти,
От любви, как от огня, горю!» —
И в порыве нежной, тихой страсти
Откусила, падла, мне ноздрю.

Помнишь питекантропа соседа
Как тебя он у меня отбил
Тем, что ежедневно для обеда
Кости динозавра приносил.

Ты любила есть сырое мясо
И лакать бизонье молоко
Ты меня ругала, лоботряса
Если не принёс я ничего

До сих пор я часто вспоминаю
Тёмный вечер высоко в горах,
Я тебя сырую доедая,
Плачу, весь от ревности в слезах.

В веке нынешнем, двадцатом,
Не похожем так на мезозой,
Бритым, аккуратным, неизмятым
На свиданье я приду с тобой.

И теперь скажу я без оглядок,
Что тебя без памяти люблю —
Человека с головы до пяток,
Обезьянку милую мою.

Жрать захочешь — приди
Ты в пещеру войди
Хобот мамонта мы вместе сжуём
Наши зубы остры
Не погаснут костры
Эту ночь мы вдвоём проведём.

Лия очень внимательно слушала слова песни. Я думал, она будет возмущаться и сердиться. Но она с юмором восприняла текст песни. И мы вместе посмеялись, представив эту ситуацию. Хотя она и не слишком отличалась от действительности. Одеты мы были в шкуры или в то, что изготовили со шкур.

Но мы привыкли. Нам было хорошо вдвоём. Никаких обязательств и лишних забот. Хотя иногда накатывала ностальгия и хотелось общения ещё с кем-то. Очень хотелось увидеться с детьми. Но если бы не эти долбанные акулы, то жизнь вообще была бы прекрасной.

   

   
   

   

   

   
© Lcherry.ru. Все права защищены!