Представить встречу двух любящих людей, состоявшуюся в силу определенных обстоятельств после длительной разлуки, довольно легко: радость от вида любимой, переходящая в эйфорию, избыток чувств порождает волнующие эмоции, выражающиеся в смехе, объятиях и слезах радости.

Встретив жену на вокзале, я не сводил взгляда с ее личика, ее полуулыбка превратилась в чарующую улыбку при моем появлении. Но взгляд был тяжелым, скрывающим за собой эмоциональную истощенность и неудовлетворенность. Последний год был тяжел как для нее, так и для меня. Но, кажется, развязка пришла и вслед за напряжением моральных и эмоциональных сил нахлынула звенящая опустошающая тишина неопределенности. Осталась горечь обиды, ведь она отдавала себя всю, с утра до ночи, и вкладывала в работу все силы, а на семью, на любовь и на родных сил не оставалось. Но работа не отвечала взаимностью.

Здесь же ей предстояло отдохнуть и восстановить силы. Мне всегда было невероятно приятно просто лежать с ней рядом, под одним одеялом. Любоваться родными чертами, ямочками на щеках.

Вот ее личико со следами усталости, перенапряжения и сосредоточенности, пытаюсь погладить ее и пройтись тыльной стороной ладони по ее плечу. А она как мотылек от опаляющего пламени костра отдергивает его. Но я ведь знаю, что это пройдет. Мы снова будем учиться наслаждаться нашей любовью.

Она жила моей поддержкой весь это год, я старался облегчить ей быт, старался дать ей отдохнуть по вечерам от домашних забот и от всей семьи. Казалось, не будь меня, она бы этого и не заметила, и жила как раньше, за девять лет до нашей встречи.

Но знаю я, и знает она, это все пройдет. Вернется мыслями ко мне, к семье и детям, и станет, наконец, внимательна к нам, а не к другим. Не самое приятное из чувств, когда о тебе меньше думают, чем о работе, а существование твое уже как само собою устоявшийся факт.

Создав атмосферу грусти и печали, спешу предупредить, в дальнейшем грустить не будет времени. А первый день после длительной разлуки, как вы понимаете, не может пройти в чтении стихов и изъяснении в платонической любви. Но все по порядку.

Постепенно смена обстановки, море, солнце и песок наполнили жену спокойным умиротворенным настроением. И сразу же, после приезда, хоть на дворе был седьмой час утра, мы всей дружною галдящею семейной толпой пошли на пляж. Ведомые детьми, мы прибыли на место. Я накупался уже за десять дней пребывания на отдыхе, и радостно смотрел, как благоверная вступает в утреннее море, любуюсь ее постройневшей фигурой, подточенной нервными переживаниями. Ее вердикт — прохладно и холодно, мной был отвергнут. Вода Азовского моря была действительно очень теплой,

а пустой пляж лично меня просто восхищал!

Искупавшись для порядку, я опрометью вернулся на пляж, во все глаза пялясь на жену в ее белоснежном купальнике. Наконец — то вдоволь могу наслаждаться женским телом. Ведь как же было трудно сдерживать себя до сих пор. Тещин строгий взгляд, на который я напарывался при попытках рассмотреть красоток, окорачивал надолго. Но теперь я с полным правом безнаказанно облюбовывал жену, лаская ее своим взглядом.

Время не ждет, на пляже мы не могли позволить себе оставаться долго, впереди лишь пять дней, которые необходимо было провести насыщенно. Теща должна будет отработать возложенное на нее доверие по развлечению детей.

Вскоре после обеда я оказался с женой в уютном ресторанчике, а наше уединение изредка прерывала официантка. Обеденное время на отдыхе позволяет перешагивать условности, потому первые кружки свежесваренного пива, как нам сказали, были выпиты за освобождение жены от пагубного влияния работы на нашу жизнь. Лучезарность и свет улыбки стал чаще появляться на лице моей владычицы сердечной. Хоть и искусственным образом, она стала расслабляться, настраиваясь на игривый лад. А ведь я того и ждал. Хотелось праздника, безумства и безудержного... веселья, но и романтики хотелось, а как же без этого оружия. Путь к мужчине лежит через секс, так и путь к телу женщины лежит через романтику с сексом.

Погода была благосклонна, после трех суток проливных дождей день выдался на славу. специально для sеxytаl.cоm Но что нам было до буйства моря и красоты песков, мы наслаждались друг другом. В неторопливом и даже вялом разговоре прошло пару часов. Пообедав и подкрепив яства парой бокалов, наш путь лежал к морю.

Но был он долог. Ведь предстоял ужин в семейном кругу.

Купили раков, устриц, лобстера и одну пиранью зачем-то. Буйство ощущений поедания еды за ужином и запивание свежим пивом я опущу, это несущественно для повествования. После, достигнув той степени раскрепощения и легкости поступи, когда уж хочется бесстыдно приобнять жену и поцеловать в губы, мы покинули застолье и пошли на вечернюю прогулку по берегу моря.

С каждым шагом, что мы приближались к почти спокойной грязно-синей глади, наш хмель растворялся в освежающем морском бризе. Только что казавшийся душным, вечер становился приятным как по содержанию, так и по сути.

На остывшую после дневной жары гальку мягко накатывались волны, и также лениво недалеко отползали, затем чтобы повторить свое ритмичное движение. Солнце клонилось к закату и его смазанный диск еще виднелся над домами городка, но вода уже начала постепенно темнеть, вскользь отражая скудеющий поток света. Довольно многочисленные отдыхающие, желающие искупаться перед сном в теплом море, буквально осадили пляж. Но это нам не мешало найти местечко у воды

и предаться нежным прикосновениям и долгожданным поцелуям.

В тот момент поймал себя на мысли: вот что это за феномен? Сколько ждал, столько и представлял, как присоединившаяся ко мне на отдыхе жена будет меня целовать. И сколько ни пытался представлять, теперь все было по-другому, невероятно непредсказуемо и удивительно приятно. Кажется, даже сейчас, когда пишу, ощущаю, как наши губы соединяются воедино. А ведь прижмусь к ней сейчас же, и все будет снова по-другому, и ощущения, и прикосновения.

Решив, что каждый поцелуй уникален и неповторим, с удовольствием предался этому занятию. Поцелуй, как вино, и только специалист различит по тонким нотками еле уловимому аромату, год выдержки, сорт винограда и бочку, в которой оно хранилось. Считаю себя специалистом по поцелуям

своей жены.

Несмотря на то, что кругом были люди, других мыслей кроме как радости от того, что любимый и родной человек рядом, не было. Хотя, десяток дней без женского внимания для моего «растущего» организма — слишком длительный срок. Тем не менее, если смотреть со стороны, это никак не отражалось на мне. Я даже сам себе удивился, какая-то нега распространилась по телу, сейчас мне было достаточно лишь прикосновений, любования ее глазами, бровями, красивым носиком и

мягкими губами.

Так бы все и продолжалось, как в лучшие мои школьные года, когда я не знал момента для поцелуя или других поползновений. Но меня спасло зашедшее солнце. И чем быстрее темень ночи сгущалась вокруг, тем быстрее пустел пляж. Тем приятнее колотилось сердце в предвкушении... а вдруг! Познать любовь на берегу моря — об этом я со свойственной мне бестактностью прожужжал все

красивые ушки своей благоверной.

Мы уже давно сместились к бетонным образованиям — несколько скрепленных друг с другом «П» — образных блоков, направленными основаниями в сторону моря. Пристроившись за этим сооружением, которое нас скрывало от случайных прохожих по ночному пляжу, мы бесстыдно целовались под пристальным взглядом моря.

Волны мерно шумели у самых ног, редкие фонари, горящие во дворах частных домиков, стоящих чуть ли не вплотную к морю, почти не озаряли самого пляжа. Это и расслабляло. Но шум шагов и свет ручного фонарика вернул на землю от сладострастных девичьих уст о земь. Не дойдя пары десятков метров до нашего места дислокации, молодежь поняла, что тут взрослые отдыхают, и вежливо обогнули нас за бетонными блоками.

Словно невзначай, склонился над женой и своим телом подался вперед, прижав возлюбленную к галечному пляжу. В ночи ее жаждущий взгляд сверкнул отраженным светом только. Рядом с нашим местом около частного дома зажгли уличные фонари и пара парней шли к берегу с мангалом. Не откладывать же в долгий ящик намеченное, тем более, уже мой элегантный лайнер почти пристыковался к заправочной станции. Наконец, сменив позу тушканчика на пригорке на позу ползущего в ночи питона, переместился ближе к бетонным ограждениям, так чтобы тень от них скрывала нас от любителей ночного мяса. Вышедшие ребята неторопливо стали разжигать мангал, негромко переговариваясь.

А жена моя, извивается подо мной, тянется за поцелуями. Тяжело дыша, притягивает меня все ниже, желая ощутить телом мое желание, несмотря на нарушенную атмосферу уединения. Произошедшие изменения в освещенности и образования людей неподалеку не лучшим образом сказалось на моей эрекции. Жена, не обнаружив стоявшего члена, была настроена серьезно. Половое воздержание придавало ей силы. Стоя на четвереньках в тени камней со спущенными шортами, выставив свой зад приятному морскому бризу, я с закрытыми глазами пытался отвлечься и снова возбудиться. Жена, лежащая подо мной, чуть спустившись ближе к поясу, обхватила мошонку одной рукой, другой настраивала инструмент быстрыми движениями. Ее нежные руки восстановили боевую готовность члена, и пока эффект не пропал, она меня обхватила ногами, не снимая трусиков, лишь отодвинув ткань в сторону, сама направила член внутрь себя.

Ощутив плоть жены, мой разум словно заволокло дурманом, вязкие мысли о том, что неподалеку люди, и необходимость контролировать себя смело пульсирующим потоком удовольствия, распространявшегося от члена. Движения бедрами, впечатывающие ягодицы жену в гальку, ее стоны, вызванные и удовольствием и одновременно болью от впивающихся камней в кожу, ее судорожная хватка впивающихся в мою спину ногтей лишь усиливали возбуждение. Кажется, мы себя не контролировали. Сколько продолжалась это сладкая мука, невозможно сказать. Но в момент моего оргазма ощущения сдавливания члена, вызванного оргазмом жены, был очень заметен. Наполненное спермой влагалище жены, не орошавшееся длительное время, впитывало живительную влагу. Но ее было столько, что часть выталкивалась блуждающим членом, который не хотел опадать, он тоже соскучился по стенкам лона и терся о них как благородный кот о хозяина.

Залитые спермой трусики жены и мокрая галька под нами не мешала еще долго целоваться. Даже когда мой член слегка сник и выскочил из уютного тела, мы лежали и наслаждались друг другом. Пока слабая плоть не поддалась давлению камней на кожу. Жена пыталась привести себя в порядок, сняв трусики, которые свою функцию уже исполнять не могли.

Отблески света на спокойном море, полуосвещенная набережная, удовлетворенная любимая рядом. Приятное предчувствие безудержного секса впереди. Вот оно — счастье!

   

   
   

   

   

   
© Lcherry.ru. Все права защищены!