"В офисе всяко лучше работать чем постоянно бегать по заказам" думал Олег, оформляясь на должность специалиста по общественным связям. Эту работу ему предложила начальница, директор строительной фирмы "Икарустрой". В самой фирме было два подразделения. Главный офис, куда он шёл переводиться и стройуправление, где он работал, как бригадир одной из бригад. Как-то так случилось, что девушка, которая работала там раньше уволилась и директор Ирина Владимировна предложила работу именно ему. За что такая честь, он не знал, но это определённо шаг вперёд.

Надо сказать, что сама Ирина была красива и привлекательна как женщина, несмотря на свои, почти 40 лет. Олег чувствовал, что это его шанс быть вместе с Ириной и упускать его не собирался. Плюс тёплое место в офисе.

Прошел день оформления и Олегу показывают его рабочее место. Красивое название новой должности на практике обернулось простым секретарём. С утра планерка и распределение почты и указаний шефини, а после обеда её разнообразные поручения.

Сюрпризы начались в начале новой рабочей недели. Сначала получилось так, что Олегу пришлось прятаться под стол шефа, потому что пришли важные гости, а выйти он не успел. Конечно, он мог наплевать на приказ Ирины "лезть под стол", но тогда он рисковал остаться вообще без работы. Она была женщиной мягкой, но резкой и обидчивой.

Стесняясь, он сел между ног директрисы, благо места хватало и со стороны его видно не было. Каково было его удивление когда Ирина направила его голову себе между ножек, стянула трусики одной рукой и стала себя ласкать его, Олега, лицом. При этом, она постоянно вела беседу. Длилось это минут двадцать. Новый секретарь уже освоился сам и делал всё без подсказки Ирины.

Он был доволен. Приласкать директрису, пусть и так, было очень хорошим сигналом для него. Значит, вскоре можно рассчитывать на что-то большее. Эта мысль придала ему сил и скоро он увидел ободряющую улыбку на лице Ирины. Олег удивился когда она кончила, прижав его лицом к своей киске и, при этом, непринуждённо вела беседу. Посетители ушли, а она не отпускала его, держа под столом. Да он и не спешил. Когда ещё придётся насладиться моментом.

Оказалось что очень скоро. На следующий же день, она сделала это снова утром во время планерки. Он сидел под столом и сосал её киску, в то время, когда обсуждали рабочие проблемы. Это новое ощущение щекотало Олегу нервы и, в то же время, возбуждало. В результате, они кончили оба. Совещание закончилось и Олег выполз из-под стола с перемазанным женскими выделениями лицом, но довольный. Но на этом его приключения не закончились.

Ирина Владимировна пригласила его в кабинет после обеда и сказала, что хотела бы выяснить некоторые рабочие моменты. Речь пошла о подобных сеансах. Ирина сказала, что поймёт его если он скажет нет, но Олегу такая перспектива нравилась и отказываться от такого подарка судьбы он не собирался. Он на один шаг становился ближе к Ирине. Выяснив этот вопрос ко всеобщему удовлетворению, начальник и секретарь разошлись по домам.

Был один момент, который беспокоил Олега. Почему-то Ирина звала его Олей. Она объяснила, что раньше секретарём у неё была Ольга, вот она и привыкла. Вот и путается, тем более, что его имя было созвучным. Пообещала Олегу вспоминать об этом и не звать его так, но всё равно продолжала дальше. Поняв, что ничего тут не добьешься, он решил забыть об этом.

Следующий день для Олега оказался совсем новым. Теперь его сидение под столом и удовлетворение хозяйки кабинета стало частью его повседневных обязанностей. Утренний куни на планерке, затем послеобеденный сеанс. Она даже позаботилась о некотором комфорте нового работника.

Так прошло несколько дней. Олег был уже не рад, что ввязался в это, но отступать было поздно. Ужасно болели и неприлично вспухли губы. Приходя домой, он их совсем не чувствовал.

Как-то Ирина на него раскричалась вдруг . Оказалось, что кто-то в офисе постоянно оставляет волосы в туалете. Поскольку, тут работали только женщины и он, Олег, то все шишки достались ему. Ирина приказала ему полностью депилироваться, чтобы не нарушать порядок, да и вообще аккуратнее к себе относиться. Это был повод, чтобы депилировать лицо, а то ей не нравились ощущения от щетины. Лишившись всех волос, кроме как на голове, Олег почувствовал себя менее уверенно. Ситуация ускользала из-под его контроля.
Ещё больше ему не понравилось то, что заставили красить губы помадой. Ирина сказала что у него слишком сухие губы и иногда это неприятно. Поскольку он не мог отказаться делать это, то вынужден был принять условия. Иначе, дорога на улицу, где и так полно таких как он. Буквально, на своей коже, Олег чувствовал, что ставки растут, а он влияет на ситуацию всё меньше и меньше.

В конце недели он понял ещё одну вещь. Нужна сменная рубашка. Иногда во время особо жёстких оргазмов, Ирина выбрасывала большое количество жидкости, которое поглотить было сложно и часто капли попадали на рубашку, делая внешний вид не самым опрятным. Приходилось всё время менять. Директор всё замечала, но пока ничего не говорила.

К концу недели он осознал ещё одну неприятную вещь. Он пах. И не просто пах, а вонял женскими соками Ирины. Во время оргазма она имела привычку сама теребить свои половые губы и периодически прижимать его голову к своей киске, взявшись за его волосы мокрыми руками. Волосы пропахли. Даже шампунь не спасал. Пожаловавшись об этом Ирине, он думал что она поймёт. Она поняла и на следующий день принесла ему духи.

- Вот и всё. А ты боялась, Оленька. - сказала она ошеломленному Петру и побрызгала ему голову и себе под трусиками.

Запах перебился, по крайней мере, сразу не поймёшь. Проблема была в самом аромате духов. Он был мягкий и цветочный. Такой подошёл бы юной девушке, но никак не мужчине. Пётр, конечно, обратил на это внимание директрисы.

- Я тебя не понимаю. Делаю одно, плохо. Другое, тоже плохо. Ты уже определись чего ты хочешь. - Всё было четко и понятно. Хочешь работать, слушай директора.

- Конечно, Ирина Владимировна. - только и сказал он, понимая, что только что попал в ловушку, дав своё согласие на то, что она захочет. На улицу не хотелось, поэтому пришлось, успокаивал он себя.

- Запах теперь нравиться?

Олег ответил, что хороший. Собственно, выбора у него не было.

Олег еле дождался начала рабочей недели. Так его выходные ещё никогда не проходили. За предыдущие дни он, как сам и не заметил, привык к своим новым обязанностям слишком сильно. А тут его на два дня отлучили от любимой игрушки, промежности Ирины. Она ему даже приснилась во сне. Олег проснулся и, лежа в кровати, по следам на трусах, заметил что ему тоже было хорошо. Еле заснул после этого. Всё таки, женского внимания в его жизни уже давно не было, тем более, такого интенсивного.

Он просто не мог думать о других девушках. Его мысли тут же перескакивали на цветочек Ирины и его соки. Это было невыносимо терпеть. С другой стороны, он считал себя мужиком и было невыносимо осознавать, что он впал в такую зависимость. Так, в мучительном ожидании, проведя выходные он вышел на работу.
Тут его ждал очередной сюрприз, в шкафу его ждали подарки. Это были несколько белых женских блуз и запас помады светлого розово коричневого цвета.

Рабочие строгие женские костюмы там висели всегда и он не обратил на них внимания. На вопрос "Зачем блузы?", Ирина сказала, что это те же рубашки, какая разница. К тому же, её секретарь должен выглядеть достойно. Помада же оказалась очень естественного цвета и на губах практически не была видна. К этому дню губы уже основательно вспухли, даже с помадой. Так что всё не так уж и плохо. Главное, её не видно на лице. Он пригляделся ещё, ища в себе то, что его может выдать. В процессе рассматривания себя, он внезапно понял, что напоминает ему этот цвет. От удивления он застыл. Это был цвет внутренних половых губ Ирины.

Поддавшись импульсу, он стал яростно стирать помаду с губ, но только расцарапал их, настолько она была стойкая. В этот момент вошла Ирина и увидела это. Приказав прекратить над собой издеваться, она спросила, что случилось.

- Ты знаешь, что у меня помада цветом твоих половых губ? - раздражённо спросил он.

- Конечно знаю, Оленька. Я специально выбирала такую. Думала тебе понравиться и ты будешь вспоминать обо мне каждый раз когда смотришь на себя в зеркало. А ещё она хорошо увлажняет губы и держит цвет.

- Но... - я пытался что-то возразить, но Ирина не дала.

- Хватит разговоров. Поправь свои губки и приходи работать. Я соскучилась по твоему волшебному язычку.

А что я мог сказать на это? Сам подписался. Теперь я, конечно, бы подумал, но поезд ушёл. Обновив помаду, я зашёл в кабинет начальницы. Она улыбнулась и сделала мне комплимент, что "тебе идет этот цвет, Оленька".

Стресс осознания того, что на твоём лице цвет чьей-то киски, за интенсивной практикой, вскоре был забыт и моя жизнь стала входить в новую колею. Через неделю я уже примирился с этим фактом, а через две, даже гордился.

В любом небольшом коллективе слухи распространяются мгновенно. Так произошло и здесь. Все девушки теперь знали его только как Ольгу. Познакомиться ближе раньше Олег не успел, а в офисе его звали Ольгой. Даже при гостях и заказчиках. Это было унизительно, но повлиять на это Олег не мог. Было крайне неприятно видеть презрение в глазах мужчин и ревнивость в глазах женщин.

Иногда доходило до абсурда. Как-то раз, после обеда я сидел и перебирал бумаги. Привычка к моему новому имени сидела уже настолько глубоко внутри и я отвык от "Олега", что совсем не заметил посетителя.


- Олег, привет. А ты неплохо здесь устроился...

- Ольга, как тебе здесь работается? - я поднял голову и, кажется, немного покраснел. Это был Максим, мой зам по бригаде, теперь бригадир.

- Значит это правда, что говорят. - сам себе сказал Максим, разглядывая бывшего шефа.

- Ну и что говорят? - нашёлся я что ответить.

- Да, ерунду всякую, не бери в голову. - Макс примирительно подал руку.

Разговорив Максима, я начал понимать всю глубину проблемы. Оказывается, все, даже в бригадах, знали что у Ирины Владимировны появилась новая секретарша. Тоже по имени Ольга. То, что эта секретарша мужчина, знали немногие, но шила в мешке не утаишь и рано или поздно об этом узнают все.

"Теперь мне назад ходу точно нет." обидно было, но понимание того, что моё будущее теперь полностью в руках Ирины вызвало странную ассоциацию. Мне стало спокойно. Теперь у меня есть человек, который, хочешь или не хочешь, отвечает за мою карьеру здесь. И эта мысль придала мне оптимизма. В сложившихся обстоятельствах мне нужно было только подыгрывать директору и всё будет хорошо.

- Ну и как она? - он заговорщицки мигнул мне.

- Лучшей бабы у меня не было. - ответил я, поднимая планку. С одной стороны мне надо было показать, что я ещё мужчина. С другой, так оно и было. Пресный секс "пальчик в дырку" уже не казался мне самым лучшим.

Поговорив ещё о всяких мелочах, я продолжил разбирать бумаги, а Макс пошёл на прием к директору. Оборвалась ещё одна ниточка, связывающая меня с прошлым.Следующее яркое событие произошло под конец третьей недели моей новой работы. Так получилось, что я проговорился, что пойду стричься на выходных. Я старался волосы не запускать и стричься как только они отрастут. Сейчас они отросли даже больше, чем я обычно себе позволял.

- Завтра едем к моему мастеру. - безапелляционно заявила Ирина.

- Да ладно, что тут надо. Лишнее состричь и всё. - пытался сопротивляться я, но не тут то было.

- Ты моё лицо и лицо нашей фирмы, и я хочу чтобы ты выглядел достойно. Завтра после обеда едем.

Надо же мне было сказать это. Спокойно поехал бы и всё сделал, а теперь придётся терпеть все эти изыски. Знаю я Ирину, она просто так не остановиться. С другой стороны, ну и ладно, может успокоится. Хотя, надо заметить, что никто кроме неё не видел мои волосы так часто, вот и беспокоится. Часто только их и видно между её прекрасных ножек.

Наступило завтра и мы переступили порог настоящего салона красоты. Да, это была не простая парикмахерская, которой я привык пользоваться, но ничего зазорного в этом не увидел. Ирина о чем-то поговорила с девушкой и ушла, попросив меня вести себя хорошо.

Как я и ожидал, причёской моё пребывание не ограничилось. Через несколько часов я вышел из салона. Мне сделали массаж с ароматными маслами, долго колдовали над волосами, принял очищающую ванную и даже прокололи уши.

Отдельно надо остановиться на моей новой прическе. Как и следовало ожидать, длину снимать не стали, а лишь подровняли, сделав её "модной". Вместе с увеличенными от постоянной нагрузки губами, впечатление было крайне противоречивое. Я был мужчиной, но этот образ был слишком красив для мужской красоты. Ещё и серьги, правда маленькие и незаметные, поблескивали брильянтиками. Я подавил в себе чувство сомнения. Всё равно Ирина настоит на своём, к чему лишний раз тратить нервы.

Она сразу же подъехала, как только я позвонил. Обычно в пятницу надо было закрывать дела и мы задерживались в офисе до поздна. И не только из-за дел. Так и случилось.Что сказать, мой новый образ ей сразу понравился. Настолько, что всю дорогу до конторы я слушал её комплименты мне и моей красоте.
Хочу признаться честно, мне нравилось её внимание ко мне и эти, ранее постыдные, занятия оральным сексом стали приносить реальное удовольствие. Я крепко подсел на него.

Намазав как следует помаду, чтобы быть более похожим на неё там, я ласково брал в рот её клитор и ласкал, забывая про все.В процессе нашей работы, теперь уж не знаю и кем, выяснился ещё один неприятный момент. Сам процесс вылизывания её губок меня сильно возбуждал. Часто я не успевал себя контролировать и спускал прямо в трусы. Первое время я не заострял этот момент, но долгие и частые отлучки в туалет возбудили подозрение у босса. После долгих разговоров, она выяснила правду и с облегчением вздохнула.

- Ах, Оленька(как же надоело это обращение), всего то. Я думала, ты больна. Ну скажи, где я ещё возьму такую понимающую и умеющую секретаршу?

- А проблема твоя, это не проблема. Я даже согласна давать тебе свои трусики поносить. Ты ведь их вернешь?

Опять у меня нет шанса ответить "нет". Что сказать? Я, естественно, согласился. Правда, по ходу рабочего процесса выяснилась ещё одна важная деталь. Теперь я должен делать это каждый день, несмотря на состояние моих трусов. Сначала мне не понравилось. Трусики Ирина носила, конечно, красивые кружевные, иногда совсем невесомые, но стягивали и натирали моё хозяйство они очень неплохо. Пару дней и всё прошло, я привык и даже стал замечать их положительные стороны. Например, фиксацию члена. Вскоре в шкафу, наряду с костюмами и блузками, я обнаружил ещё и запас женских трусиков. Закрыв дверцу, я вернулся к работе. Ну, запас трусов, что тут такого?

"Я погружался в её мир, мир Ирины Владимировны. Ещё недавно самостоятельный молодой человек, теперь я спрашиваю что и как мне одевать." из раздумий меня вырвал голос Ирины, которая спрашивала про мои планы на выходные.

Их, в смысле планов, не было, о чём я и сказал.

- Ну вот и хорошо, Оленька. Завтра я заеду за тобой и мы поедем в гости на шашлыки. Ты же любишь шашлыки? - вопрос был риторический и она продолжила.

- Компания у нас хорошая, все старые друзья и партнёры, так что всё будет в порядке. Более того, я так довольна твоей работой, что решила устроить тебе приятный сюрприз. - с этими словами она слегка поцеловала в щёчку и пошла к выходу.

Такое было в первый раз. Надеюсь, что и сюрприз будет не менее приятным. Всё равно, выходные я провёл бы в воспоминаниях о ней. Настолько я уже привык к "своей" Ирине.В субботу утром я даже раньше встал чтобы подготовиться. Когда Ирина заехала за мной я был уже готов, как час назад назад.

Что можно сказать о шашлыках. Они были хороши, как и Ирина. Всё остальное было скучно и уныло. Обычные деловые разговоры разбавляли похабные анекдоты и тосты гостей. Хотелось найти какие-то общие темы, но не получилось, однако стопки с дорогим коньяком пришлось подымать часто. Я сам и не заметил как напился. Последнее, что я помню, это то как меня сажают в авто Ирины. Было жутко стыдно, что я не сумел сдержать себя в руках.

Воскресное утро отразилось на мне головной болью. Я , инстинктивно, схватился за голову и стал осматривать место, где я проснулся. Это точно была не моя квартира. У меня никогда не было мебели из натурального дерева и плазмы в 42 дюйма. Да и постель, на которой я проснулся, минимализмом не отличалась. Прямо, траходром, какой-то, метра три шириной. При всей своей массивности она не слишком выделялась на фоне остальной комнаты.

Разглядывая хоромы, где я оказался, я вдруг понял, что у меня нет волос на голове. Вообще нет. Настолько, что я был гладко выбрит. Тут же совсем забылась роскошь обстановки и даже отступила головная похмельная боль. Я стал судорожно собираться, благо мои вещи были тут же. Единственное что, вместо моих трусов, лежали трусики Ирины, но с этим я уже смирился и даже благодарно вспомнил о ней. Мне стало стыдно ещё больше. Она позвала меня отдохнуть с ней и её друзьями, а я так подвёл своего шефа.

- О, моя Олечка проснулась. - я и не заметил за сборами как вошла Ирина, одетая в красивый полупрозрачный пеньюар и такой же халатик сверху.

- Я не стала тебя вести домой. Привезла к себе. Ты же не против?

- Вы извините меня, я вообще-то так не пью. Не знаю что на меня нашло. - мне было неловко просыпаться с бодуна в постели директора женщины.

- А что у меня с головой? - спросил я, ощупывая совершенно голый череп.

- Помнишь, я тебе обещала сюрприз? - с этими словами она подала мне большое зеркало.

Сначала я ничего не понял, но потом повернул голову под нужным углом и оторопел. По всей длине моего черепа был вытатуирован цветной рисунок, и не просто картинка, а слегка увеличенная копия киски Ирины в состоянии возбуждения. Этот вид я видел слишком часто, сидя между её прекрасными ножками, чтобы хоть на миг забыть его. Сколько я просидел с открытым от удивления ртом, я не знаю.

- Нравиться мой подарок? - моя начальница подошла и села рядом. Повернув мою голову голову к себе, она впилась своими губами в мои. Мой шок плавно перешёл в возбуждение и вот я отвечаю на её поцелуй, не менее, страстно. Когда мы оторвались друг от друга, я уже пришёл в себя, но непонятное чувство всё равно грызло изнутри.

- Ну что ты, Оленька. Не беспокойся. Это мы закроем паричком, а потом и волосы отрастут. Зато у тебя останется память о нас навсегда. - она меня немного успокоила, но что-то меня всё таки беспокоило. Я отбросил ненужные сомнения. Раньше надо было думать, а не сейчас когда пути назад уже нет.

- К тому же, мне будет приятно когда ты будешь работать язычком у меня между ножек, а я буду свои губки ласкать у тебя на голове. - с этими словами она легла на постель и раздвинула бёдра, жестами приглашая меня к своей, уже мокрой, щелке. Долго упрашивать меня не надо было. Привычно нырнув к ароматному раскрывшемуся бутону, я принялся за свою основную работу - дарить счастье своей Ире.

- Как же мне тебя не хватало раньше, Оленька! - услышал я погружаясь в свою любимую начальницу.
   

   
   

   

   

   
© Lcherry.ru. Все права защищены!