Эротический рассказ: Дополнительное занятиеЯ стал студентом, сразу после школы, сумев закончить ее на год раньше, так что я попал в колледж, когда мне было всего 17. Как новичок, я должен был быть закреплен за каким нибудь преподавателем, и компьютер беспорядочно назначил меня профессору Элен Роарк. 

Профессор Роарк, как я узнал в первый день, был очень привлекательной женщиной! Она была приблизительно 35 лет, довольно высока для женщины, и очень хорошо сложена. Ее фигура сочетала красоту и элегантность. Первое, что бросалось в ее лице - глаза: большие и миндалевидные, они были темно-коричневыми, настолько, что выглядели почти черными. Ее пышные, полные губы были идеально правильного размера, и располагались под тонким, аристократическим носом. Все эти красивые детали обрамлялись пышными черными волосами до плеч. 

Я влюбился без памяти с первого дня. Весь первый семестр я старался понравиться ей. Она давала всем моим работам хорошие отметки, и делала много полезных комментариев. 

В канун рождества, я решил написать кое-что наводящее на размышления. Возможно, это вело бы к кое-чему. Кто знал? Я упомянул мой наступающий день рождения, и сожалел, что я все еще девственник. Я указал, что мой, более молодой возраст мешал мне встречаться с девочками из колледжа, в то же самое время, посещение колледжа исключало доступ к девочкам моего возраста. В конце я дописал: "вот если бы, какая нибудь женщина заставила мои мечты сбыться". 

После того, как я сдал работу, я едва мог дождаться, чтобы увидеть, какой комментарий сделает профессор Роарк. Я волновался на своем месте, когда профессор Роарк, начала вручать назад наши работы. Но почему-то, я своей работы не получил. Я подошел к ней, после того как все разошлись, и спросил, в чем дело. 

"Потому что, я хотела поговорить с тобой, конфиденциально, относительно твоей работы, Джек", - сказала она: "Ты не должен был писать подобных вещей преподавателю. Я полагала, что ты более выдержан, но я вижу, что я ошибалась". 

Я, внезапно, потерял все чувства, ощущая только холод парализующий меня. 

Я промямлил: "мне... я сожалею". 

"Сожалеешь или нет", - продолжала она: "но боюсь, я должна поставить тебе "F", и этот инцидент не окрасит мое восприятие твоих работ в будущем. Ты, конечно, можешь прейти на другой курс, но это испортит твои перспективы в будущем". 

Мои щеки, горели от позора и гнева. Я не понимал, почему она была такой стервой. Она всегда хорошо относилась ко мне, прежде. Это было странно, и я начал смутно догадываться, что, возможно, она только испытывает меня, по каким-то причинам. 

"Я не хотел вас обидеть, вы нравитесь мне - как преподаватель, я имею ввиду. И, ну, в общем, я только чувствовал, что должен довериться кому-то, и я думал, что вы поймете, и возможно даже посочувствуете, немного". 

"О, я сочувствую", - ее тон немного смягчился: "Верь мне, я тоже была молодой. Но это не меняет факт, что твоя работа заслуживает только F". 

"Но если вы сочувствуете, дайте мне шанс исправить работу". 

Она стрельнула в меня взглядом, который, казалось, измерял меня, и затем сказала: "я полагаю, что я должна дать тебе шанс, но я также думаю, что ты должен быть наказан. У меня нет времени, чтобы принять решение сейчас. Я сообщу тебе в субботу, после занятий. Вот адрес, приезжай, и я сообщу тебе, что ты должен сделать, чтобы исправить работу". 

Я уверил ее, что приеду, и поспешно ушел, прежде чем она могла изменить свое решение. Ощущение холода исчезло, как только я услышал, что я буду иметь шанс исправить положение, но почему-то я теперь ощущал сильное замешательство и волнение. Я задавался вопросом, почему она хотела встретиться в ее доме, и я подозревал, что на это была причина. Но я не осмеливался надеяться, что я был прав, потому что это казалось маловероятным. Я почти сошел с ума, ожидая назначенного времени. 

Я был пунктуален. Слишком пунктуален, так что она встретила меня в одном халате. Довольно свободный, он открывал значительно больший обзор, я когда-либо прежде видел. Полы, только слегка прикрывали ее бедра, выставляя на обозрение ее красивые, длинные ноги. Ее красота почти сокрушила меня, и я чувствовал себя слабовольным в ее присутствии. 

Она пригласила меня в гостиную комнату, и указала на диван. Два бокала красного вина ожидали на столе, и она вручила мне один. 

Поднимая свой бокал, она произнесла тост: "за шанс исправиться. И за новые соглашения". 

Я почувствовал какой-то комок, формирующийся где-то между пахом и животом. 

Хитро глядя на меня, она села рядом. 

"Не будь таким скромником, Джек. Ты хотел этого… твоя работа сказала, что ты хочешь этого, и я польщена. И так как ты тоже мне нравишься, я решила пригласить тебя сюда". 

"Я сошел с ума. У меня начались галлюцинации".

"Нет, конечно, нет. Ты уж прости меня за мою уловку, но я не могла сказать тебе, что я, действительно, чувствую, там, в колледже, потому что знала, что ты захочешь действовать, а колледж будет ужасным окружением. Я сыграла роль. И, кажется, сыграла неплохо, правда?" 

"Да, уж". 

Тем самым, как в колледже, сердитым тоном она воскликнула: "Тогда не сиди так, поцелуй меня". 

Только, на сей раз, на ее лице была улыбка, и сквозь ложный гнев просачивались счастливые переливы. Разумеется, мне не требовалось второго приглашения. 

И вот мы в ее спальне. Фиолетовые с розовыми полосками стены были закрыты белыми занавесями, которые тянулись от вершины каждой стены к кровати, создавая атмосферу аравийской палатки. Приглушенная музыка и мягкий свет множества свечей - идеальное место чтобы потерять девственность. 

Профессор Роарк... Элен, была великолепна. Это было лучшее в моей жизни (но я не буду обременять вас с деталями). Вот, только, я ощущал, что Элен была разочарована. Я спросил ее об этом. 

"Все было прекрасно", - уверила она меня: "Но мужчина постарше, вел бы себя иначе. Понимаешь, есть довольно много мелочей, которые нравятся женщине, и которыми мужчина может, свести женщину с ума. Впрочем, я тебе покажу". 

И, действительно, остальная часть ночи была потрачена на мое обучение. Но, тем не менее, на утро у меня оставалось чувство, что я так и не удовлетворил Элен, хотя она и излучала счастье. 

"Может это неожиданно для тебя, но возможно ли, чтобы ты переехал ко мне". 

"А, у вас... тебя, не будет неприятностей?" 

"Нет. Ты конечно, должен будешь перейти к другому профессору, тогда никто не будет устраивать скандал. Ты - взрослый, и свободен, делать собственный выбор, также как, и я. Так, что ты скажешь? Переедешь ко мне?" 

И ведь я совершенно не предполагал подобного результата, когда писал ту злополучную работу. Разумеется, я согласился, хотя не понимал, почему Элен так торопится, тем более что был уверен в моем низком рейтинге, как любовника. Однако я был уверен, что смогу найти путь доставить удовольствие Элен, если она мне в этом поможет. Я упомянул ей об этом, и она согласно кивнула. 

"Значит, так, я собираюсь дать тебе последнее задание. Это не для учебы, так как я больше не твой профессор, но будем рассматривать это как сочинение о любви. Я хочу, чтобы ты сделал описание сексуальной сцены. Но я хочу, чтобы ты писал это с женской точки зрения. Пробуй вообразить, что женщина хотела бы испытать, когда она занимается любовью, и придай своим мыслям некоторый вид рассказа". 

Я помчался в общежитие, где сел за письменный стол. С головокружительным волнением и романтичными чувствами, я изливал на бумагу свои чувства.

Через несколько часов, забросив в машину чемодан, я вернулся к Элен, и взволнованно постучал в дверь. 

С идиотской улыбкой, я протянул ей свою работу, как только она открыла дверь. Она провела меня внутрь, и мы устроились в гостиной. Сидя в кресле, она читала мою работу. Когда она закончила, она вздохнула, и протянула мне руку. Держа меня за руку, она повела меня к спальне, раздевая по дороге.

Она долго смотрела на меня, прежде чем начать разговор. 

"Твой рассказ довольно короткий, а я надеялась, что ты вложишь в него больше чувства. Но я нисколько не разочарована, потому что вижу из твоего повествования, что ты просто не мог сидеть долго, так как рвался сюда. Мне это очень приятно". 

Она поцеловала меня в лоб. 

"Однако", - добавила она: "я вижу, что ты не понимаешь, того, что женщинам нравится, и чего они хотят. Возможно, я должна показать. Ты хочешь этого?" 

Я согласился, не задумываясь. Она положила меня на спину, и попросила расслабиться, и ничего не предпринимать. Она начала целовать меня, чрезвычайно нежно сначала, но постепенно наш поцелуй стал неистово страстным. Все время это, она ласкала руками мое тело, начиная с ладоней рук, затем плечи, бедра и талию. Она начала целовать мои плечи и грудь, затем переключилась на соски. Я никогда не испытывал ничего подобного, и был поражен тем, как это было приятно. Я стонал в экстазе. 

"Надо же", - сказала она, с хитрой улыбкой, и продолжила целовать мои соски. 

Через некоторое время, это превратилось в невыразимо сладкую муку. 

"Может, займемся, чем нибудь другим, теперь", - выдохнул я. 

Она подняла ее голову, и, глядя мне в глаза, сказала: "я знаю способ показать тебе совершенно точно, что нравится женщинам, но боюсь, что ты от него откажешься, потому что... потому, что он покажется тебе слишком странным".

Я обещал ей, что я ни от чего не буду отказываться. Она взяла с меня обещание несколько раз, прежде чем продолжить. 

"Только помни, ты обещал, по крайней мере, пробовать это", - сказала она, опуская руку под подушку. 

Оттуда она достала strap-on dildo. 

"Это - самый наглядный способ. Но, боюсь, что ты оказался перед необходимостью позволить мне... трахнуть тебя. Однако тогда ты будешь знать все, что ты должен знать". 

Я почувствовал то же самое, как тогда, когда она беседовала со мной в колледже, и открыл рот, чтобы возразить, но она напомнила мне, что я обещал ей. Что я мог делать? Уйти? И я неохотно согласился. 

Я все еще был возбужден, хотя шок и остудил меня. Теперь, когда я согласился на этот эксперимент, я наблюдал как Элен, водружает на себя это орудие. Это был треугольный кусок кожи с двумя искусственными членами, один больше, другой меньше, закрепленный на широких ремнях. Снаряжаясь, Элен, ввела себе тот, что поменьше, оставляя больший торчащим перед ее лобком. Значит, этим она и собиралась меня трахнуть. Она присоединилась ко мне, на кровати, и она снова начала убеждать меня, позволить ей сделать это. 

Она снова начала целовать мои соски, и довольно быстро вернула меня к возбужденному состоянию. Я пробовал не думать о ближайшей перспективе, и наслаждался ощущениями электрических разрядов, которые, казалось, пробегали от моей груди до моего паха. Вскоре Элен решила, что настало подходящее время для того, чтобы я вновь потерял свою девственность.

Она смазала ее искусственный член KY гелем, и направила его против его цели. Она подняла мои ноги, и разложила их по своим плечам. Наклонившись вперед, она поцеловала меня, и мои ноги соскользнули с ее плеч, обхватив ее талию. Медленно, медленно она проникла в меня. Сначала это было очень неприятно, но вскоре я услышал гул и почувствовал какое-то покалывание внутри меня. Словно мой член щекотали изнутри. Дискомфорт исчез, заменившись на довольно приятные ощущения. 

Элен начала медленно двигаться вперед и назад. Все время она говорила, что-то вроде: "О, мне нравится быть внутри тебя, сладкий", - или: "ты такой тесный - это чувство настолько замечательное". Она, казалось, становилась возбужденной, притом более возбужденной, чем мне приходилось видеть ранее. Ее стоны удовольствия были подлинными, и они становились все громче.

Тем временем, я также был невероятно возбужден. К моему удивлению, ощущения были невероятно приятными, и я погружался в блаженство, приближаясь к кульминационному моменту, который, как я уже мог представить будет словно взрыв. 

Прежде, чем я достиг оргазма, толчки Элен стали почти дикими, она вдалбливала себя в меня глубокими, мощными движениями, которые заставляли меня чувствовать, словно меня разделяли на две части. Ее стоны переросли в гортанный хрип. Наконец, она впала в состояние, которое явно было бурным оргазмом. 

Она видела, конечно, что я тоже был близок. Она мазнула немного KY геля на руку, и обхватила мой член. Сразу скажу, что я мог выдержать только несколько секунд ее поглаживаний. Сильный зуд заполнил меня изнутри, сочетаясь с невероятным блаженством, и несильной болью в области заднего прохода. Так же, было чувство некоторого позора, за то, что я наслаждаюсь чем-то неприличным. 

Но эти мысли не были в состоянии остановить мой оргазм, и я чувствовал его наступление, когда Элен наклонилась вперед, и зашептала мне в ухо: "причина, того, что ты не мог удовлетворить меня прежде, не имеет никакого отношения к твоим навыкам в кровати. Это - единственный способ, которым я могу кончать. Так вот, если ты хочешь жить со мной - одно условие: каждый раз, занимаясь любовью - я трахаю тебя, и ни каких других вариантов". 

В этот момент, я разорвался бешеным оргазмом, выстрелив спермой на грудь Элен, и ее губы. Она наклонилась вперед и поцеловала меня, размазывая мои выделения по моему лицу. 

Элен мягко извлекла из меня свой член, и некоторое время мы бессловесно лежали друг возле друга. 

Наконец, она спросила: "хорошо?" 

"Я не знаю, смогу ли я делать это еще": ответил я, едва осмеливаясь смотреть в ее глаза. 

"Уверяю, что сможешь", - сказала она: "Я знаю, что я могу заставить тебя остаться. Ты показал мне секретное оружие, и теперь, все, что мне надо сделать..." 

Она наклонилась и начала целовать и мои соски. Как только она начала, я понял, что она была права: я не смог бы оставить ее. 

И я никогда не имею сил отказаться. Она трахает меня всякий раз, когда она хочет - обычно четыре или пять раз, в неделю. Но знаете: я более счастлив, чем, я когда-либо мог себе вообразить.
   

   
   

   

   

   
© Lcherry.ru. Все права защищены!