Эротический рассказ: Госпожа Юлия 

У меня давно было желание попробовать садомазо секс, но как то не находилось подходящего партнера, заслуживающего доверия.
И однажды я узнал, что моя хорошая знакомая, за которой я одно время пытался ухаживать, иногда занимается этим - у нее дома
были всякие плетки и прочие атрибуты - валялись в кладовке. Поэтому однажды, зайдя на чашку чая к моей бывшей симпатии, я
завел разговор об этом.
Оказалось, кстати, что Юля, так звали женщину, сейчас не работает, ищет работу, и ей нужны деньги. Юля - высокая
светлая шатенка лет 30 с красивой фигурой, длинными ногами и почти модельной внешностью. Увлекся я ей одно время довольно
сильно, но по разным причинам, ничего не получилось. Итак, разговор состоялся примерно такой:
-Юль, эти плетки и различная кожа в твоей кладовке, ты это используешь? 
-Да, Жень, временами, чтобы разнообразить секс. У меня довольно большой набор всего этого - моему бывшему парню это
нравилось, и он одно время все это покупал, как ненормальный.
-Юля, слушай, я давно хотел попробовать такой секс и все это брутальное подчинение и унижение, только без туалетной части -
это мне противно, но возможно со страпоном и с тем, кому я могу доверять. Тебе я доверяю. Ты не можешь мне помочь с этим?
-Ой, Жень, наверное, сейчас нет. Знаешь, я сейчас сижу без работы. Голова занята поисками. Нужно сосредоточиться, не до
этих игрищ.
-Слушай, а я тебе заплачу. В качестве взаимопомощи. Ты только не обижайся. Я сейчас хорошо зарабатываю и заплачу тебе вдвое
от твоей зарплаты на последней работе за месяц такого секса. Я как раз ухожу на днях в отпуск. Перееду к тебе. И мы займемся.
-И не жаль тебе весь отпуск на такую фигню тратить?
-Нет. Просто, понимаешь, хотелось бы все это один раз пережить брутально, долго и по настоящему.
Юля задумалась.
-Знаешь, мне нужно подумать, деньги мне сейчас нужны, и это как работа получается. И не тяжелая, дома. А тебе позвоню на
неделе, если надумаю.
Через пару дней она позвонила и сказала, что можно попробовать. Я сказал, что хотел бы обсудить перед началом все детали. К
выходным я снова приехал к ней.
-Значит так, Юля, я хочу, чтобы легенда была такой: ты - доминирующая госпожа. К тебе приходит человек, который платит
деньги за то, чтобы пережить другое измерение - он в жизни вовсе не раб. В первый день я прихожу, и ты устанавливаешь
правила, называя меня "раб". Ты говоришь, что мне необходимо сначала переломить себя и привыкнуть к расписанию на месяц.
Ходить я должен в просторных трусах - боксерках, выполнять любые твои прихоти, кроме туалетных и кровавых. Ты должна меня
связывать, пороть за любые провинности и впрок, заставлять есть из мисок на полу или как тебе будет угодно, трахать
страпоном в рот и в зад, но чтобы ничего не порвать, заставлять заниматься с тобой оральным сексом и, если хочешь, обычным
сексом, можешь заставлять меня делать все что хочешь по дому, бить, но не покалечить, унижать, подчинять и т.п. Тебе нужно
поставить себя жестко и брутально, чтобы унижения и ощущения были реальными, а возвращение раньше, чем через месяц -
невозможным. Больше держи меня связанным, чтобы не убежал. Шутка.
-Я поняла, Жень, кроме шуток. Я думаю, ты получишь то, зачем пришел ко мне в полном объеме. Когда начинаем?
-Может быть с завтрашнего дня? Вот все деньги заранее.
-Спасибо. Договорились. Жду тебя завтра.
На следующее утро я приехал к ней с чемоданом вещей и с вещами первой необходимости. Юля попросила меня остаться в комнате
и подождать ее.
Вдруг она появилась в кожаном костюме, с какой-то черной розгой в руке, и я понял, что действо началось.
-Так, раб, что в чемодане?
-Сменное белье, зубная щетка и др.
-Отнеси чемодан в кладовку и возвращайся сюда.
Я отнес чемодан, когда я вошел обратно в комнату, она неожиданно больно ударила меня розгой по бедру.
-Что так долго ходил, раб? Раздевайся.
Когда я остался в одних трусах, она сказала:
-Итак, раб. Ты будешь здесь жить месяц, будешь выполнять всю работу по дому, исполнять любые мои приказы и называть
госпожой Юлией, а никакой не Юлей. Ибо ты на этот месяц - моя собственность. Я могу делать с тобой все, что захочу, трахать
и бить тебя так, как захочу, унижать и подвергать любым издевательствам, понял? Кормить или не кормить тебя. Ты не должен
смотреть мне в глаза, а должен смотреть чуть ниже. И не тормозить, понял? Должен исполнять любые мои прихоти и приказы.
Сейчас принеси из кладовки скамейку с колодками и страпон с ремешками. Живо.
Я принес. Это была фирменная скамейка, похожая на спортивную, обитая кожзамом, с колодками на том месте, где обычно стойки
для штанги.
-Ляг на нее раком, мордой и руками в колодки - последовал приказ.
Затем Юлия закрыла колодки и застегнула мне ремни на икрах ног. Колодки были со всех сторон обиты кожзамом и не жали.
-Для того, чтобы ты понял окончательно, кто теперь есть кто, и расстался со своими иллюзиями, сейчас я тебя выпорю для
начала, а потом начнем траханье и посвящение в мои рабы.
Признаюсь, я возбудился. Это было что-то такое, о чем я давно с вожделением мечтал.
Первый удар просвистевшего в воздухе ремня и обжигающая боль на заднице, заставили меня встряхнуться. А Юлия все била и
била, со всего размаху, с видимым удовольствием. Возбуждение улетучилось, я лишь вздергивался от каждого удара, как скаковая
лошадь. Она порола меня ремнем, казалось, целую вечность. Сходила на кухню попить водички, вернулась - и снова. Боль стала
невыносимой, жопа горела, и я взмолился, 
-Юлия, пожалуйста, перестань!
-Госпожа, Юлия, скотина, Госпожа Юлия, "перестаньте пожалуйста", нужно говорить! На вы меня называй, раб!
-За это тебе еще 10 ударов на этот раз розгой.
Она ударила, и я взвыл. Это была жуткая боль.
-Молчать, не то забью!
И била дальше, я стиснул зубы, и слезы полились у меня из глаз. Боль была неимоверная.
-Все на первый раз. Говори "большое спасибо, Госпожа Юлия!
-Большое спасибо, Госпожа Юлия.
-Так то раб. Сейчас отдышусь немного.
Я лежал связанный в колодках и на скамейке с голой, горящей жопой совершенно, как мне казалось, истерзанный. Мелькнула
мысль: и об этом я мечтал половину жизни?
Юлия, видимо, выбилась из сил. Я слышал ее дыхание где-то недалеко, наверное в кресле напротив. Прошло минут 10.
-Ну что, раб, понравилось? Впрочем, это совершенно не важно, ибо твое рабство еще только начинается, и раньше чем через
месяц ты отсюда не выйдешь по любому, понял? Больше повторять это не буду. Ясно?
-Ясно, Госпожа Юлия, слабым голосом сказал я.
-Хорошо. Начнем посвящение в рабы. Запомни первое правило: ты должен сосать мой член или работать языком в любое время дня
и ночи, столько, сколько мне нужно, сколько я приказала!
-Да, Госпожа Юлия.
-Начнем, подними голову.
Я поднял голову, насколько позволяли колодки. Она оказалась с надетым страпоном, как мужик - с членом и яйцами, и
прикоснулась им к моим губам. 
-Вот это, раб, твой любимый член, ты должен обожать, когда тебя им трахают! Это награда! Это секс, а не порка.
Удовольствие, а не истязание!
-Да, Госпожа.
-Открой рот. 
Я открыл, и она тут же впихнула мне его до конца, чуть ли не в горло. По ощущению, страпон был из жесткой, но немного
эластичной резины или полимера, похож на настоящий член, хотя настоящий мужской член в моем рту еще не бывал.
-Отлично. Это будет поза номер один. Держи рот открытым и соси его. Будешь лучше сосать, меньше будет болеть жопа.
Она начала делать фрикции, взяв мою голову обеими руками, будто трахала меня глубоко в рот. Член был длиной сантиметров 20,
так что весь не влезал в рот, и она тыкала им мне в горло. Я хрипел и сосал.
-Соси, раб, сосание и лизание теперь твои главные занятия, если не хочешь снова розг! Понял меня?
Она вынула член изо рта, вероятно, чтобы услышать ответ. Я сипел и сглатывал слюну. В общем задержал ответ. 
-Понял меня, скот?
И врезала мне кулаком по скуле со всей силы.
-Понял, Госпожа Юлия. Ошеломленно и быстро произнес я.
-Открой рот. Соси.
И снова пихала мне какое-то время член в рот туда обратно. Она начала постанывать и тяжелее дышать. У меня уже начинали
болеть губы от долгого трения о член. Вдруг она остановилась, не вынимая члена из моего рта.
-Ну что, раб, пора нам наверное, распечатать твою попку? Ты же у нас еще девственник, целка, так сказать. Пора целку
сорвать и начать попку растачивать, а?
Она вынула член изо рта и поднялась.
-Да, Госпожа Юлия.
-Этим я посвящу тебя в мои рабы. Ну давай, расслабь жопу! Я расслабил жопу, и она смазала ее чем-то. Я почувствовал, как ее
страпон уперся мне в задний проход. Член стал входить в жопу. Похоже, вошел весь, потому что она прикоснулась телом к моей
еще горевшей после порки, жопе.
-Раб, ты проходишь сейчас посвящение в мои рабы. Запомни, порка и долгое траханье в жопу - самые тяжелые физически
наказания. Если ты будешь меня слушаться беспрекословно, во всем мне подчиняться, то возможно сможешь избежать таких тяжелых
наказаний в будущем. Но сначала ты должен их в полной мере прочувствовать. Сейчас я тебя со вкусом оттрахаю в твою рабскую
жопу, пока сама не кончу. И ты окончательно пройдешь посвящение в мои рабы.
С этими словами она начала фрикции. Сначала медленно, но потом все быстрее и быстрее. Сначала ощущения были такими, как при
опорожнении кишечника. Далее в жопу накатила волна жара. Она двигалась все быстрее и быстрее. Это становилось каким-то
животным ощущением - то ли боли, то ли близкого оргазма. Я стал тяжело дышать и стонать. Это ее возбудило. Она начала жестко
биться о мою жопу. С минуту, наверное, она билась. Я кончил - выплеснул куда-то на скамейку свою сперму. И наконец, она с
криком кончила и упала мне на спину. Анус сильно болел и горел огнем. Наконец она медленно и осторожно вынула член из моей
жопы и видимо, улеглась сзади меня перевести дух и тяжело дыша.
Минут через 10, видимо, переведя дух, она сказала:
-Поздравляю, раб! Ты прошел посвящение. Теперь ты моя вещь. Я могу весь месяц учить тебя подобным образом, но у меня есть и
более полезные для тебя занятия, и менее болезненные. Итак, для начала, повторяй за мной свою клятву верности Госпоже: "Моя
Хозяйка, Моя Госпожа, я клянусь тебе повиноваться во всем беспрекословно, я твоя вещь, я создан только для твоего
удовольствия и твоих нужд, я готов тебе служить и быть наказанным, если в чем не смог правильно тебе услужить. Отныне я
обязан передвигаться в твоем доме только в ошейнике, только на четвереньках, или голым, или в трусах боксерках, никогда не
поднимать голову выше полутора метров над полом, есть из миски на полу, в которую ты вольна положить или не положить мне
еду, пить из миски на полу и выполнять любые твои приказы и прихоти".
Я повторил за ней все слова клятвы.
-Тебе понравилось посвящение, раб?
-Да, Госпожа, мне нравится все, что вы делаете. Это для меня священно.
-Хорошо. Теперь я освобожу тебя из колодок, пойдем на кухню пить. Помни, как ты теперь должен передвигаться.
-На четвереньках и в ошейнике, Госпожа.
-Хорошо.
Она освободила меня от скамейки. И вдруг увидела, что я кончил на трусы и скамейку.
-Ах ты, скотина, ты тоже удовольствие получил, да еще запачкал мою вещь? Ты будешь наказан. Сними трусы.
-Да, Госпожа.
Я стал, кажется, смиряться и привыкать к ней и этому новому положению вещей. Я снял трусы и встал на четвереньки. Меня
пошатывало. Она одела мне на шею ошейник, причем не простой, а с такими острыми зубцами вовнутрь, которые одевают очень злым
и большим собакам. К ошейнику был пристегнут длинный ремень. Я был на поводке.
-Идем на кухню, раб. 
Мы прошли на кухню. На кухне в углу стояла железная миска с водой, а рядом в полу были вмонтированы зажимы для рук типа
кандалов. Юлия пристегнула обе мои руки к полу кандалами, и я остался с закованными на полу руками, перед миской с водой, из
которой стал жадно лакать воду, поскольку не пил уже несколько часов. Я стоял на четвереньках головой в угол кухни,
опущенной к миске, с высоко задранной вверх, изнасилованной Юлией, жопой, и пил, как собака. Новых впечатлений было много, а
ведь наступило лишь время обеда первого дня из месяца!
Юлия включила телевизор и поставила чайник. Кто-то позвонил по телефону. Она поговорила. Разогрела себе поесть, пообедала,
попила чаю. Я стоял в углу кухни на четвереньках с поднятой к ней выпоротой и оттраханной жопой. Это было крайне необычно и
довольно унизительно.
-Зрелище, сказала она.
-Раб,сказала она, отобедав, ты кончил без разрешения. За это ты лишаешься обеда и станешь моим кухонным подсвечником до
вечера. Она постелила мне чистую подстилку, связала ноги в районе колен и приказала лечь на живот. Я вытянулся с облегчением.
-Раб, у меня есть небольшой страпон - подсвечник, на который я поставлю зажженную свечку и воткну страпон тебе в жопу.
Свечка будет капать горячим воском тебе на туго связанные ляжки, пока будет гореть, но страпон ей не даст догореть до ануса.
Видишь, как я забочусь о тебе.
-Спасибо Вам большое, Госпожа.
Она впихнула страпон со свечкой мне в анус. Горячий воск больно капал между связанных ног и обжигал. Сегодня я был ее
подсвечником. В рот мне она вставила кляп в виде шарика и завязала лямки на затылке. Шарик был большой и у меня постоянно
текли слюни на пол.
Она выключила свет, вскипятила себе еще чая. Когда она наливала кипяток в чай, она капнула мне на спину. Я дернулся и
вскрикнул. Воск больно капнул на новое место на ногах.
-Спокойно, ты должен ровно держать в жопе свечку. Ты же подсвечник, раб. 
Так я лежал и светил жопой в полумраке - на улице еще было светло и свет пробивался через темные шторы. Я лежал голым на
кухне у моей бывшей подруги, теперь моей Госпожи, с прикованными к полу кандалами руками, связанными ногами, со свечкой в
жопе, а моя бывшая подруга смотрела телик и считала меня своим рабом и уж наверняка, не мужчиной.
Я лежал так наверное, до вечера, Юлия то приходила ненадолго, проходилась мне по спине плетью, чтобы воск выплескивался,
когда я дергался, то уходила. Свечка прогорела.
-Раб, отдохнул? Вдруг зашла на кухню Юлия.
-Да, спасибо, Госпожа Юлия!
-Сейчас у тебя будет шанс поблагодарить меня.
Она сняла с рук кандалы и одела их на ноги. Развязала колени.
-Вытащи из жопы свечку!
Я вытащил страпон с облегчением.
-На колени встань, руки за спину. Она связала мне руки за спиной. Теперь я стоял на коленях лицом к кухне, со связанными
сзади руками и прикованными ногами.
Она подошла ко мне, подняла кожаную юбку, и я увидел, что она без трусов.
-Присядь на колени, морду вверх.
Я немного присел и запрокинул голову. Она насадила свое влагалище мне на нос, стоя сверху, и стала на нем елозить. Мое лицо
было у нее между ног снизу. От нее пахло мочой и еще чем-то. Видимо не добившись нужных ощущений, она приказала:
-Лижи, раб, лижи, как следует, или порка тебе обеспечена.
Помня утреннюю порку, я стал активно лизать ее влагалище. Вскоре она глубоко вздохнула и стала двумя руками двигать мою
голову туда сюда, тяжело дыша. Она извивалась на моем лице довольно долго - наверное минуты 4 и вдруг вскрикнула, и мышцы ее
ног напряглись в первом оргазме.
-Лижи, не останавливайся, я хочу еще много раз кончить.
Я лизал, она двумя руками держалась за мою голову и двигала ее туда сюда, и кончила еще в течение получаса раз 10. Наконец
она, обессилев, сошла с моего раскрасневшегося лица.
-Молодец, раб, ужин тебе будет. На сегодня все, отбой.
-Спасибо, Госпожа, сказал я.
Она покормила меня и отправила принять теплую ванну.
-Сегодня будешь спать на матрасе, на полу в коридоре. До завтра, хороших сновидений.
-Спасибо, Госпожа Юлия, сказал я.
На ночь она приковала мне руки к кольцу в коридоре. Я засыпал жестоко выпоротый, изнасилованный в жопу, закапанный горячим
воском, вымытый и голый на матрасе в коридоре квартиры моей Госпожи в качестве закованного ее раба. Это было очень ново.

День второй. Продолжение следует.

   

   
   

   

   

   
© Lcherry.ru. Все права защищены!