Эротический рассказ: Госпожа знаетЯ сам не понимал чего хотел. Но так как я тянулся к властным женщинам, все мои устремления привели меня, в конечном счете, к миру рабства. 
Когда я первый раз приехал к ней, то был необычно спокоен вначале. Но уже поднимаясь по лестнице я едва мог дышать. Подняв руку, чтобы постучать в ее дверь, я увидел, что моя рука дрожит. 
"Я не могу идти в таком состоянии", - подумал я вслух и повернулся, чтобы уйти. Начав спускаться по лестнице, я услышал скрип открываемой двери. 
Затем раздался громкий голос: "Уходишь так быстро, раб". 
Я обернулся, чтобы сказать, что я не могу идти к ней. Но когда я взглянул в ее глаза мой рот пересох. Вид этой красивой, грозной дамы, возвышающейся надо мной лишил меня способности думать и говорить.
Она была вся в черном. Кожаный костюм и сапоги. Бог мой, какие сапоги! Высоченные ботфорты на невероятно высоких каблуках. Она держала хлыст и ритмично хлопала им по своей руке. 
"Поднимайся, раб. Никто не уезжает без моего разрешения". 
Требовалось значительная храбрость, чтобы уйти, которую я потерял при виде моей Госпожи. 
"Я чувствую твой страх, раб. Но ты хочешь остаться". 
Я поднялся. В дверях она остановила меня. 
"Я обычно даю моим рабам один последний шанс. Если ты входишь, то уйти ты уже не сможешь. Можешь уйти сейчас". 
Я вздохнул и прошел в дверь.
Она быстро надела на меня ошейник и поводок. Я восхищенно разглядывал ее. Она напоминала большую черную кошку. Одновременно от нее веяло угрозой, что придавало ее облику схожесть с вороном. Резкий рывок поводка вернул меня к реальности. 
"Я разрешала тебе смотреть на меня?"
"Нет".
"Нет, Госпожа", - поправила она меня, с еще одним рывком поводка.
"Никогда не поднимай глаз. Смотреть на меня - это привилегия, которую надо заслужить".
"Хорошо", - сказал я, с удовольствием переводя взгляд на ее тугую задницу. 
Это прозвучало довольно дерзко. С удивительной скоростью она развернулась на пятке и обрушила хлыст на мой бок. Я упал на колено. 
"Это не игра. Ты - раб", - резко произнесла она: "А я твоя Госпожа. Ты всегда должен помнить это. Ты понял?"
Она подняла хлыст. 
Я закрылся руками и быстро заговорил: "Да, Госпожа! Я понимаю. Простите меня". 
Я чувствовал стыд и страх. Но желания сопротивляться не было. Я хотел заслужить прощение.
Она наклонилась. 
"Хороший раб", - прошептала она, трепля мою щеку: "Запомни еще. Самое худшее для тебя - это если я прикажу тебе уйти". 
Она приказала, чтобы я полз за ней на коленях и повела меня в спальню. 
"Ты любишь меня, раб? Не отвечай. Продемонстрируй. Например, поцелуй мой сапог". 
Я повиновался и поцеловал носок ее сапога. 
"Что так плохо. Настоящий поцелуй!"
Я прижал начал лизать сапог, прижав к нему рот. Сначала я воспринимал это как глупое занятие, но по мере моей эрекции я делал это все более страстно. 
К моему разочарованию, она отодвинула ногу и сказала: "Достаточно".
"Теперь начнем твое обучение, раб. Встань и разденься". 
Я повиновался, и когда я был полностью гол под ее взглядом, во мне возникло чувство неловкости. Был ли я достаточно хорош для нее? Ощущая мою покорность, она ввела меня в спальню. 
"Это - особая привилегия, раб. Надо быть очень хорошим, чтобы видеть эту комнату". 
"Спасибо, Госпожа", - ответил я кротко. 
Она приказала мне встать на колени и прижать лицо к ковру. Мои руки она приковала к ножке кровати. Я был испуган. Но к моему удивлению она опустилась на колени около меня и начала мягко гладить мою голову. 
"Я расскажу, что нужно рабу. Отказаться от страха и боли. Отказаться от своей жалкой жизни. Ты доверяешь мне, раб?"
"Да, Госпожа".
"Поцелуй хлыст". 
Она позволила мне только слегка прикоснуться к нему губами. Затем она поднялась и встала за мной. Хлыст резко ужалил мои ягодицы. Я подскочил. Госпожа засмеялась. Пинок в мои колени заставил меня вновь опуститься. 
"Никогда больше так не делай", - сказала она громко: "Не шевелись". 
Она вышла из комнаты и вернулась с длинным кожаным шнурком от обуви. Встав за мной на колени она привязала мою мошонку к моим ногам. "Вот, черт", - подумал я: "если я дернусь, я оторву свои яйца".
"Ты понимаешь, что может случиться, раб? Это будет наказанием за твое неповиновение".
"Да". 
Она поднялась. Я схватился за ножку кровати, так, как будто от этого зависела моя жизнь. Сильный удар хлыста обрушился на мой зад. Еще и еще. Слезы полились из моих глаз. 
"Раб, ты знаешь, почему ты плачешь?"
"Нет, Госпожа. Не знаю".
"Потому, что ты маленькая, капризная задница. А, что ты раньше делал с маленькими, упругими, аппетитными задницами?"
"Не понимаю, Госпожа". 
Сильный удар обрушился на мой зад. 
"Трахал! Я их трахал". 
"Правильно!" 
Она подняла большой dildo. Схватив мои яйца, она смазала мою задницу. Я начал корчиться, но она шлепнула меня. 
"Успокойся". 
Она толкнула dildo в мою задницу. Это чувствовалось настолько огромным, что я думал, что я расколюсь надвое. Она двигала dildo, сначала, медленно, затем быстрее. Со временем мне это начало нравиться. Скоро мой член был совершенно тверд. Я даже двигал задом навстречу dildo. 
"Скажи это, раб". 
"Трахните меня пожалуйста, Госпожа! Трахните меня!" 
Тут она остановилась. Оставив dildo глубоко внутри меня, она начала щипать кожаный шнурок между моими яйцами и ногами, словно играя на арфе. Это было больно. Мои зубы скрипели при каждой вибрации. Я застонал от боли, и в этот момент, она начала двигать dildo и щипать шнурок одновременно. Мои чувства смешались потерявшись в боли и удовольствии. Когда она поняла, что я не могу выдержать больше, она выдернула dildo из моей задницы. 
Она развязала меня и спросила: "Ты хочешь кончить, раб?"
"Да!" - произнес я, несколько раз.
"Смотри на меня, и дрочи". 
Встав на колени, я схватился за член и через несколько секунд я кончил, разбрызгав сперму по полу. 
"Вычисти все", - она протянула мне коробку с салфетками.
Когда я закончил, она положила меня на кровать и связала мои руки. Завязав мои глаза, она легла рядом и уснула, положив руку на мою грудь. 
Я спал спокойно ту ночь. Когда я проснулся, утром, мои руки были развязаны и я был один. Я нашел мою одежду, аккуратно сложенную на стуле у двери. Рядом была записка. 
Три слова чуть не остановили мое сердце: "Иди домой, раб". 
Я медленно оделся, подыскивая причину задержаться. Тщательно застелив постель я навел порядок в доме и вышел, заперев за собой дверь. 
Спускаясь по лестнице я то и дело оглядывался, ожидая увидеть ее наверху. Я готов был вернуться на коленях вымаливая ее позволения быть ее рабом. Отказ в этом был для меня самой страшной болью. Это она уже знала.

   

   
   

   

   

   
© Lcherry.ru. Все права защищены!