Эротический рассказ: Идеальный мир!Я проснулся от легкого поглаживания по щеке. Джина приподнялась на локте и глядела на меня ласково. «Доброе утро, котик» - прошептала она и нежно погладила мой живот. «Я снова хочу тебя» - промурлыкала она, пальчиком проведя по моим ягодицам. По телу пробежала приятная дрожь. События вчерашнего вечера, а точнее – всей ночи и большей части утра, снова всколыхнули в памяти череду приятных воспоминаний. Правда, в заднем проходе всё еще ощущалось небольшое жжение, да и язык словно онемел, но всё это было лишь пикантным напоминанием о происходившем между нами вчера.

  Вчера Джина сделала мне предложение. Мы были в нашем любимом ресторане – «Карлос», говорили о разных пустяках, как поедем летом куда-нибудь отдохнуть на недельку, когда Джина внезапно затихла и сидела, глядя куда-то сквозь меня, некоторое время. Я тронул её за руку, несколько обеспокоенный её отсутствующим видом. Она посмотрела на меня, её глаза наполненные нежностью и даже каким-то теплым светом – «Милый, ты женишься на мне?». Я замер, и некоторое время не мог понять смысл того, что она сказала несколько секунд назад. Мы встречались уже 3 года и мне казалось, что мы даже и близко не подошли к этой теме. Джина была независимой, сильной и энергичной женщиной, делавшей карьеру и, казалось, мысль о семье её не беспокоит. Я же только сидел дома, занимался бесконечными хлопотами по хозяйству, изредка выбирался с парнями попить пива или на бейсбол, и ждал тех редких уикендов, когда она приезжала ко мне. И тут такое…

 Я взял её руки в свои и прошептал: «Джина, ты сделаешь меня счастливым, самым счастливым мужчиной на Земле». Она широко улыбнулась и одними губами произнесла: «Любимый». Огромная волна нежности захлестнула меня, казалось, весь мир перевернулся, и в этот момент захотелось проявить хоть капельку тех чувств, которые я в этот момент испытывал. Совершенно не думая об окружающих, я опустился на колени, забрался под скатерть, рывком раздвинул стройные ноги Джины и принялся целовать её киску сквозь черные кружевные трусики. Я бешено вращал языком, стремясь достать все укромные местечки, в то время как Джина изо всех сил старалась отпихнуть меня. «Сумасшедший, здесь же люди!» - громко прошипела она – «Выбирайся немедленно!». Благо, в ресторане царил полумрак, да и людей было немного, поэтому моя маленькая авантюра осталась незамеченной.

 Я выбрался из-под стола со счастливой улыбкой. Джина строго поглядела на меня, хотя я видел, как учащенно вздымалась её грудь. «Едем домой» - произнесла она. Я расплатился, и мы вышли из здания. На парковке еще не было включено освещение, поэтому стоявшие машины сливались в ровные тени. Найдя наш «Форд», Джина на некоторое время замешкалась с открытием дверей, видимо подбирая нужный ключ из связки. Я решил воспользоваться моментом и, встав перед ней на колени, поднял подол платья.

 «Родной, ну не здесь же!» - проговорила она немного осипшим голосом, и менее уверенным тоном, чем это было в ресторане. Я не остановился даже на секунду. Судорожно стащив с её бархатистых бедер трусики-стринг, я припал к её киске с жадностью человека, обнаружившего источник влаги после недель скитания в пустыне. В принципе, так оно и было – я просто блаженствовал, лаская её языком и губами. Я знал, что ей это также очень нравится, и порой она заставляла меня вылизывать её часами. Я же был счастлив это делать, поскольку чувствовал себя на небесах, нежа благоухающую киску любимой женщины. Джина посмеивалась надо мной, говоря, что у меня автоматически высовывается язык, заметь я красивую женщину на улице или где-нибудь еще. Но при этом всегда добавляла, что убьет меня, если я когда-либо прикоснусь к другой женщине хоть пальцем.

 Ноги Джины внезапно ослабели, когда я взял её клитор и губки в рот и принялся сосать как младенец. «Да, соси меня, дорогой» - слабым голосом прошептала Джина. Я уткнулся головой между ног Джины и стал сосать её так, словно завтра никогда не наступит. Опершись спиной о машину, она двумя руками вдавила мою голову чуть ли не внутрь себя и ритмично надавливала, задавая ритм. Кажется, я перестал ощущать окружающий мир, вдыхая аромат любимой, и насколько возможно погрузившись в неё языком. Моё лицо было всё мокрое, поскольку её соки лились мне в рот беспрерывным потоком. Джина захрипела, её ноги и спина заметно напряглись. «Соси меня, шлюха» - почти прокричала она. Джина иногда выдавала подобные словечки во время секса, и мне это безумно нравилось. Как только она сказала это, мелкая дрожь пробежала по её ногам, она замерла, крепко сжала мою голову и через секунду стала яростно двигать бедрами навстречу моему языку, следуя сильным волнам оргазма, пронизывающим её тело. 

«Аааахххх» - прошептала она, и обессилено стала валиться на меня. Я опрокинулся на спину, чтобы принять её, и она легла на меня, её тело всё еще слабое и подрагивающее. «Милый, я тебя люблю» - проворковала она, переводя дыхание, и приподнявшись на локтях надо мною. Моя улыбка, наверное, светилась в темноте, поскольку она рассмеялась и сказала: «Нам пора домой, дорогой, отпразднуем наше решение». Я помог ей подняться, отряхнул костюм, и быстренько уселся в машину. Водила всегда она. По дороге к дому она то и дело ласково поглядывала на меня, а я не сводил с неё обожающего взгляда.

 Оставив автомобиль у гаража, мы скорыми шагами направились к дому. Явственно ощущалось обоюдное нетерпение. Последние несколько метров перед домом Джина даже игриво ухватила меня за галстук и увлекла внутрь, таща за собой. Как только дверь захлопнулась, она резко повернулась ко мне, обняла и впилась в губы поцелуем, от которого голова пошла кругом. Её руки опустились на мои ягодицы, сжав их страстно, её бедра стали тереться о мои, совершая древние как мир движения. «О, малыш, как я хочу тебя» - сказала она, обжигая горячим дыханием. «Я сейчас буду, а ты пока можешь освежиться» - проговорила Джина, весело чмокнув в щеку, и направилась к лестнице на второй этаж.

 На улице было жарко, стояло теплое лето. Луна светила на безоблачном ночном небосводе. Я вышел во внутренний двор, где был бассейн. Не найдя иного более подходящего способа освежиться я, сбросив всю одежду и оставшись нагишом, опустился в прохладную воду. Это было здорово. Я лежал на воде, глядел на звезды и Луну, прохлада окутывала моё обнаженное тело. Вдруг я услышал цоканье каблуков. Повернув голову, я увидел Джину. Она была великолепна, моя будущая супруга. Стройная, с очень женственной фигурой, высокой полной грудью и ногами модели…и страпоном, плотно обхватывающим её бедра. Это была наша любимая игрушка. Узкие кожаные плавки и средних размеров дилдо, прочно крепившийся к ним, очень нравился мне и Джине, как очень приятная, позволяющая контролировать проникновение, да и просто весьма сексуально выглядящая вещица. В нашей коллекции их было несколько, но этот страпон был, безусловно, нашим фаворитом.

 Джина подошла к краю бассейна, держа в руках два бокала шампанского, её дилдо призывно торчал вверх. На Джине ничего не было, кроме страпона и черных туфель на высоком каблуке. Я невольно залюбовался. «Иди ко мне, малыш» - проворковала она. Я послушно подплыл к краю бассейна. Она села на корточки передо мной, при этом дилдо практически уперся мне в лицо. Джина протянула мне бокал, я сделал большой глоток и посмотрел в её прекрасные голубые глаза. «Я хочу выпить за наше счастливое будущее, дорогой» - предложила Джина тост, - «И хочу, чтобы мы поклялись в любви и верности друг другу». Я отставил бокал в сторону и придвинулся ближе. «Станешь ли ты моим, Майк?» - спросила тихо Джина. Я тихо произнес: «Да, любимая», и взял головку дилдо в рот, глядя в глаза Джине. По её улыбке я понял, что поступил именно так, как она того ожидала от меня. «Будешь ли ты любить меня и быть мне верным до конца дней твоих?» Всё также глядя её в глаза, я стал сосать её дилдо, двигая головой вперед и назад вдоль него, тем самым подтверждая своё согласие. «Будешь ли ты подчиняться мне и слушаться во всем беспрекословно?». Я промычал, плотно обхватив губами ствол её «члена», и взявшись руками за её бедра, заглотил его почти полностью. Глаза Джины сверкали и её дыхание снова стало чуть хриплым.

 «Выберись» - коротко сказала она. Я на дрожащих от желания руках перемахнул через стенку бассейна и выбрался на окружавшую его площадку. Джина немедленно опрокинула меня на спину, властно подняла вверх обе мои ноги, согнула их в коленях, прижала к моей груди и со всего маху вошла в меня. Резкая боль на секунду заставила свет померкнуть в глазах, но постепенно стала утихать с размеренными движениями Джины. На дилдо не было смазки, да и кто бы сейчас стал это делать, когда между нами бушевала страсть. Она положила мои ноги себе на плечи, обхватила руками задницу, приподняв меня немного над землей и, обретя уверенное положение, стала трахать меня энергичнее. Боль прошла, моё отверстие сжималось вокруг дилдо, выделяя собственную смазку, и постепенно по телу стало разливаться тепло. Джина смотрела мне в глаза, её глаза были наполнены любовью. «Ты будешь моей девочкой» - почти простонала она, до конца всаживая в меня свой «член». «Я буду твоей единственной хозяйкой» - скороговоркой на выдохе проговорила она, вновь погружая в меня фаллос. Постепенно её взгляд затуманивался.

 Еще несколько сильных толчков. Я стал стонать, невыразимое чувство любви и восхищения любимой женщиной наполнило меня. «Я буду любить…и трахать тебя» - осипший голос Джины выдавал растущее возбуждение. «Трахать и трахать» - пробормотала она. Я стал кричать. В руках Джины, пронзаемый её дилдо, беспомощный, я чувствовал приближение оргазма. Но более сладким блаженством было то, что я принадлежу ей, вот сейчас лежу с раздвинутыми ногами и меня трахает моя любимая. Я закричал громко и пронзительно, небо мгновенно окрасилось во все цвета радуги, я прокричал: «Джина, возьми меня! Возьми меня, любимая!». Джина стала долбить меня просто с бешенной скоростью, её дыхание стало тяжелее, она почти прорычала: «Ты моя сучка!» и, громко застонав, замерла, через мгновение расслабившись и отпустив мои ноги, затем легла на меня. Мощная волна прошла через меня и вырвалась наружу где-то в районе макушки. 

 Кажется, я отключился на некоторое время. Я открыл глаза, Джина была всё еще во мне, приподнявшись на руках и нежно глядя на меня. Мой живот был весь в сперме. Джина усмехнулась: «Так кричал, что, боюсь, соседи вызвали полицию». Мы оба рассмеялись. «Кажется, тебе не мешало бы искупаться» - сказала она и вышла из меня. Некоторое время анус жадно сокращался, не желая смириться с потерей дилдо Джины. С трудом перекатившись на бок, я просто плюхнулся в бассейн и уже оттуда наблюдал, как она отстегнула страпон и, подойдя к краю бассейна, прыгнула в него, изогнувшись красивой дугой.

 Джина подплыла ко мне и нежно поцеловала в губы. Я прижался к ней и обнял. Казалось, время остановилось. Через несколько мгновений Джина легонько отстранилась и, подплыв к бортику, выбралась наружу. Сделав несколько шагов, она расположилась в шезлонге, на мокром теле играли бликами тысячи маленьких звездочек. Она закрыла глаза и, закинув руки за голову, откинулась на спину. Я подплыл ближе, её грудь равномерно вздымалась в такт дыханию. Тысячи раз любовался её телом, и всё никак не могу насмотреться. Пока я как завороженный глядел на соблазнительные округлости Джины, она приоткрыла глаза и, увидев, мой блуждающий по её телу взгляд, с улыбкой тихо произнесла: «Ну, что же ты, глупенький, иди сюда». Я буквально выпрыгнул из бассейна и в два шага достиг места, где она лежала. Опустившись на колени, я без какой-либо прелюдии обхватил губами сосок Джины, от чего она легонько вздрогнула. «Не так быстро, дурачок» - хихикнула Джина. 

 Я сразу же отстранился и, помедлив слегка, нежно коснулся её волос. Зарывшись в них лицом, я с удовольствием вдыхал их аромат. У Джины были шикарные темные волосы, за которыми она ухаживала также тщательно, как и за своим телом. Перебирая её локоны пальцами, я ласково укусил Джину за ушко, пробежал языком вдоль шеи и закончил этот путь горячим поцелуем в её пухлые губы. Джина сладко потянулась. 

 Повернув голову, еще раз оглядывая соблазнительное тело Джины, я, как мне показалось, заметил темную фигуру, маячившую на крыльце соседнего дома. Дернувшись, я невольно отстранился от Джины, и, развернувшись в сторону соседской лужайки внимательнее всмотрелся в ту сторону, где, как мне показалось, я увидел фигуру. Так и есть! Я явственно различил очертания человека. Постепенно, привыкая к темноте, я разглядел что-то светлое и свободное на этой фигуре. Черт! Неужели Нэнси? Кто же еще? Как долго она здесь? Неужели она застала наши игры?? В темноте мои щеки запылали, и мне показалось, что стоящая там, на крыльце, Нэнси обязательно это сейчас видит.

 Нэнси – наша 35-ти летняя соседка, афроамериканка. Муж Нэнси, строитель, погиб в прошлом году на какой-то стройке в Филадельфии. Детей у них не было. Нэнси живет одна в небольшом двухэтажном доме, чей дворик выходит к нашему бассейну. Джина и Нэнси были в достаточно хороших отношениях, временами мы приглашали Нэнси к нам на барбекью или просто стаканчик-другой чего-то прохладного, и долгими летними вечерами мы сидели вместе на нашем патио, обсуждая всякую всячину.

 Нэнси частенько бросала на меня любопытные взгляды, когда они с Джиной, бывало, о чем-то шептались и хихикали, обсуждая какие-то свои женские тайны. Признаться, я находил Нэнси весьма сексуальной. Темный цвет кожи, литые груди, упругое тело заставили бы забиться сердце любого мужчины. Правда, как по мне, она была несколько крупновата, в её присутствии я иногда я чувствовал себя каким-то мелким. Но я никогда не вдавался далее этих мыслей, поскольку хорошо знал нрав Джины, и стоило бы мне задержать свой взгляд на Нэнси дольше положенного по приличиям, Джина бы устроила мне взбучку.

 Джина тихонько позвала меня: «Милый?». Видимо, почувствовав что-то, она приподнялась и глядела на растерянное выражение моего лица. «Что стряслось, дорогой?» - спросила она. «Черт! Кажется, там Нэнси. И я…и я…неизвестно, сколько она там находилась! Она могла видеть нас!» - с паникой в голосе зашептал я. Джина на секунду замерла, а затем тихо рассмеялась - «успокойся, Майк. Что за паника?». «Вряд ли оттуда что-то можно было разглядеть. Да и если она видела, что тут такого?». «Как что такого??» - чуть не вскрикнул я. «Я не хочу, чтобы кто-то…кто-то видел…кто-то знал…короче, это же только между нами». «Трусишка, ну что ты» - ласково произнесла Джина. «Ничего в это нет. Да и она знает об этом давно» -улыбнулась она. «Как знает?» - пискнул я сорвавшимся голосом. Казалось, жар залил мое тело с головы до пят. «Ты ей сказала??» - моему возмущению не было предела. «Когда, как? Нет, я не пойму, зачем? Ты спросила меня??» - стал заводиться я серьезнее. «Так, Майк, успокойся» - спокойно сказала Джина. «Мы говорили с ней как-то о сексуальных пристрастиях, ну как-то вечером у нас. Она рассказывала о своем муже, я говорила о нас с тобой. Мы поговорили, ну, ты знаешь. И всё. Это женские секреты, никто не узнает же». «Ей было даже очень любопытно, она призналась, что и сама пробовала это с мужем, но он был решительно настроен против, так что бедняжке пришлось оставить свои попытки» - улыбнулась Джина. «Остынь, ничего страшного не произошло. Даже пикантно» - хихикнув, добавила она.

  Я постепенно успокаивался, но чувство стыда не покидало меня. Тяготило то, что теперь другой человек видел наши любовные игры. Джина взяла меня за руку и стала гладить, задабривая. Покрыв теплыми поцелуями шею и голову, она прижала мое лицо к своей груди и я почти окончательно забыл о произошедшем.

 **************** 

Утро выдалось солнечным. Горячий луч скользнул по лицу, окончательно разбудив меня. Я повернулся к Джине. Она, похоже, уже не спала, поскольку как только я шевельнулся, она, повернув голову, открыла глаза и ласково прошептала: «Доброе утро». Я придвинулся к ней и обнял, стараясь потесней прижаться к её теплому телу. Джина скользнула рукой по моему бедру, и, опустив руку ниже, нащупала мой член, стоящий колом. «Ого!» - озорно произнесла Джина, - «нужно что-то с этим делать». С этими словами она опрокинула меня на спину, пытаясь сесть верхом. Однако в этот момент я потянул её тело на себя вверх, к лицу. «Что ты делаешь, Майк?» - выдохнула Джина. «Хочу поздороваться с ней» - быстро произнес я и наконец протиснулся между ног Джины. Обхватив руками полные груди Джины, я буквально впился губами в её клитор, а языком бешено вращал во влагалище, насколько мог достать. Джина протяжно выдохнула и, расслабив бедра, плотнее уселась на моем лице. Я был готов взорваться, все также старательно вылизывая Джину, одной рукой я стал бешено дрочить. Джина повернув голову, увидела мои манипуляции и по отрывистым всхлипам поняла, что я готов кончить немедленно. В тот же момент, освободившись от объятий, она одним махом уселась на меня и буквально поскакала. Этого было достаточно, чтобы через несколько секунд с глухим рыком выплеснуть из себя горящий столб сексуальной энергии. Я бессильно замер, в то время как Джина совершая плавные, словно успокаивающие, движения бедер, постепенно остановилась. «Тебе хорошо, милый?» - промурлыкала она. В ответ я смог только неясно прохрипеть. Дыхание постепенно восстанавливалось.

 «Прежде чем я уеду до следующего уик-енда, я еще раз хочу тебя.» - прошептала она, снова укладываясь рядом со мной. «Оттрахать, чтобы ты помнил меня» - добавила она, хитро улыбаясь. Признаться Джине, что у меня совершенно нет сил, а также что мой задний проход всё еще помнит прошлую ночь я просто не смог. Я просто молча поцеловал её и кивнул, рассмеявшись. Джина тот час выпорхнула из комнаты, пообещав, что будет через минутку.

 Она вернулась даже чуть раньше. На этот раз на ней был страпон одного из самых крупных имеющихся у нас размеров. Судя по моим расширившимся глазам, Джина поняла, что уговаривать меня – это дать мне возможность отнекиваться, и потому сразу же накинулась на меня. Покрывая поцелуями плечи, она жарко прошептала в ухо: «Сладенький, ведь ты же хочешь. Ты любишь, когда тебя имеют, как потаскушку». Джина вновь становилась «грязной», а это значит, что на серьезно завелась. Её желание тот час передалось мне, и тепло стало разливаться в животе и даже далее, где-то в низу спины. Я стал опрокидываться на спину, широко разводя ноги. Но Джина решительно потянула меня за руку и сказала: «Нет, не так. Я хочу оттрахать тебя на балконе, как собачонку, на четвереньках». Такое предложение сразу же напомнило мне минувшую ночь и я стал отчаянно сопротивляться. «Нет, Джина, исключено. Я не могу. После вчерашнего. Да и сейчас вообще утро, сейчас любой может увидеть нас. Нет, исключено!» - выпалили я. «Глупенький, во-первых, здесь сад и никто нас не увидит. А, во-вторых, это даже интереснее. Разве тебе не кажется это таким острым, таким необычным?» - сказала Джина голосом, не терпящим возражений и решительно потащила меня на балкон.

 Утренняя прохлада пробежала по обнаженному телу. Кошмар, мои мысли были далеки от секса. Я испуганно оглядывал окрестности, хотя, конечно, Джина была права – здесь густой сад и увидеть нас никто не мог. Кроме Нэнси, окна дома которой выходили на эту сторону. Нэнси! Черт! Я попытался дернуться, но Джина крепко держала меня сзади, заставляя стать на четвереньки. «Да не могу я, как ты не понимаешь?» - попытался еще раз возразить я. Но Джина прижала меня своим телом к перилам балкона и я понял, что вырваться мне не удастся.

 Я покорно встал на четвереньки, хотя хотелось убраться подальше отсюда, с этого идиотского балкона. Джина щедро смазала дилдо и, поднеся его сзади, уперлась в мой анус. Мышцы не желали подчиняться, и потому ей стоило больших трудов хоть немного войти в меня. Постепенно, повинуясь, настойчивым движениям Джины, я впустил её в себя. Джина взялась обеими руками за мои бедра и уверенно стала сношать меня, всё ускоряя темп. Поначалу несколько дискомфортное чувство, сменилось нарастающим удовольствием, и я сам стал бесстыдно подмахивать ей. Похоже, Джина, близилась к оргазму, поскольку больно вцепившись ногтями в мои ягодицы, она стала исступленно долбить меня. Каждый раз мои яйца шлепались с громким звуком об их пластиковый аналог, когда Джина в очередной раз до отказа заполняла меня. Непроизвольно я стал постанывать, что еще больше завело Джину. Одной рукой она схватила меня за волосы, заставив задрать голову, а второй несколько раз ощутимо шлепнула по заднице. «Ну, ты этого хотела, сучка?» - почти прошипела она. «Да, любимая, вы…и меня» - задыхаясь пролепетал я. Джейн несколько раз дернулась, сбившись с ритма, громко застонала и отпустила мои волосы. И тут увидел Нэнси. Она стояла за окном своего дома и глядела на нас! Я явственно видел её застывший взгляд, которым она буквально сверлила меня. Я инстинктивно дернулся, назад, при этом еще больше насадившись на член Джины, что заставило меня громко охнуть. Джина поняла это по-своему и, склонившись, ухватила меня за пенис, став дрочить его, сильно сжимая. Странно, но именно в этот момент, будучи сношаемым женщиной, глядя в глаза другой, которая наблюдала за происходящим буквально в нескольких метрах от нас, меня захлестнула огромная волна небывалого раньше удовольствия, от чего я громко закричал, толчками извергая сперму, и непроизвольно насаживаясь на страпон Джины. Джина захрипела, издав затем протяжный вопль, бессильно откинувшись назад. Перед глазами всё плыло, я закрыл их, погрузившись в темноту. Постепенно обычные ощущения возвращались. Я медленно открыл глаза и с некоторой опаской взглянул в сторону дома Нэнси. Её за окном уже не было. Может, мне показалось? А если нет? Видела ли Джина её? Эти мысли занимали меня пока мы приходили в себя и принимали душ. Перед своим отъездом Джина с довольным лицом крепко обняла меня и, промурлыкав что-то, чмокнула, пообещав, что на следующее выходные мы обязательно проведем также. 

 ***************

От спортивной передачи по телеку меня отвлек звонок в дверь. Удивляясь неожиданном визитеру, я прошел чтобы открыть дверь. На пороге стояла Нэнси. В этот момент я готов был сквозь землю провалиться. Я замер на пороге, боясь взглянуть её в глаза. Прошло несколько секунд. Моя замешательство первой нарушила сама Нэнси. «Привет, Майк!» - сказала она весело. «Вечно я не могу разобраться во всех этих технических штуках» - теперь уже как-то горестно продолжила она. На ней была свободная слесарная роба, пропитанная в нескольких местах масляными пятнами. «Очевидно, её мужа» - почему-то подумал я. Когда я решился поднять глаза, то увидел, что в глазах Нэнси нет и намека на что-то такое, свидетелем чего она стала вчерашней ночью и сегодняшним утром. Это меня странным образом успокоило. «Так вот, я и говорю», - продолжила Нэнси – «этот чертов отопитель сломался, а как его отремонтировать, ума не приложу.» «Я же женщина, ничего не понимаю в этом» - добавила она жалобно. «Конечно!» - радостно ухватился я за возможность сгладить как-то возникшую неловкость. «Только одену что-то». 

 Минут через десять я пришел к Нэнси, которая провела меня на задний дворик, где в пристройке находился источник её бед – отопитель. Несколько покопавшись во внутренностях этого агрегата, я понял, что повозиться придется. Скомандовав Нэнси какие инструменты мне понадобятся, я принялся разбирать отопитель. На улице было уже жарко, а здесь в помещении и подавно стояла духота. Нэнси принесла все требуемые инструменты и с готовностью подавала их мне, когда что-либо требовалось. В тесной комнатушке становилось по-настоящему жарко, и я был вынужден снять футболку, то и дело вытирая нею пот со лба. Нэнси, похоже, также было не сладко, но она не уходила, твердо сказав, что не собирается прохлаждаться, пока я здесь ремонтирую её утварь.

 Через несколько минут Нэнси, тяжело вздохнув, сказала, что, пожалуй, не мешало бы таки разоблачиться, поскольку жара становится невыносимой. Я сосредоточенно возился с электроцепью прибора, когда услышал как Нэнси зашуршала сзади одеждой. «Тебе не мешало бы и самому раздеться» - сказала она. Повернувшись на её голос, я замер. Нэнси стояла в миниатюрном черном купальнике, который скрывался ранее под её робой. Действительно, это женщина была достойной внимания! Поняв, что вот уже некоторое время рассматриваю её плотное красивое тело, я, замешкавшись, отвернулся и уставился на отопитель, пытаясь вернуться мыслями к окончанию ремонта. «Неужели такая страшная?» - засмеялась Нэнси. «Нет! Ты что» - слишком поспешно сказал я. «Просто не место такой красивой женщине в этом грязном чулане» - брякнул я первое пришедшее на ум и вновь повернулся к Нэнси. Она улыбаясь глядела на меня. «Пожалуй, пойду, приготовлю что-нибудь холодненького попить, угу?» - спросила она, поворачиваясь к выходу. Я только кивнул, нескромным взглядом вновь скользя по её фигуре. Нэнси вновь улыбнулась и вышла во двор. Я глядел её в след и не мог оторваться. Тренированное большое тело, тугие мускулы, но не отвратительные, как у культуристов, а какие-то по-особому женственные, перехватили дыхание. Однако пора было закончить с ремонтом. Провозившись еще минут пять, я таки запустил отопитель и убедившись в его работе, позвал Нэнси. Нэнси вошла с кувшином лимонада, все также – в это умопомрачительном купальнике, и чмокнула меня в щеку. «Спасибо, дорогой!» - с чувством сказала она. «А теперь отдыхать!». Мы выбрались наружу и тут я увидел насколько перепачкана моя одежда. Нэнси, видя мой взгляд, уверила, что это пустяки и она сама выстирает мою одежду. «Нэнси, не стоит» - как-то неуверенно сказал я, слегка растерявшись от такого проявления заботы. «Не болтай глупостей» - рассмеялась она и протянула мне стакан холодного напитка. Сделав несколько глотков я действительно почувствовал себя легче. «Так, а теперь купаться!» - скомандовала Нэнси и махнула рукой в сторону небольшого бассейна, который находился здесь же, на заднем дворике, как раз напротив нашей веранды. 

Я нерешительно подошел к краю бассейна, испытывая неловкость от того, что купание в бассейне однозначно означало снятие одежды в присутствии этой женщины. «Нечего разглядывать воду – бассейн как бассейн. Давай! Или ты хочешь ходить замарашкой?» - озорно засмеявшись, сказала Нэнси. Именно смешное слово «замарашка», употребленное Нэнси, заставило меня улыбнуться и расслабиться. Я быстро сбросил с себя джинсы и кроссовки, направившись к краю бассейна. «А трусы?» - все также улыбаясь, спросила Нэнси. В её глаза явственно читалось что-то лукавое и одновременно похотливое. Я вздрогнул и неуклюже замерев, поглядел на Нэнси, глупо ухмыльнувшись. «Расслабься, я пошутила» - сказала на вполне серьезным тоном и, взяв вещи в охапку, скрылась в доме.

 Я плюхнулся в бассейн, блаженно наслаждаясь прохладой. Через несколько минут во дворик вновь вышла Нэнси и уселась неподалеку, наблюдая за моими шумными водными процедурами. Я опять залюбовался этой женщиной. Женщины африканского континента таят в себе загадочную силу. Это знают все мужчины. Загадочная, манящая сила. Эту силу излучает буквально каждый сантиметр кожи темной женщины. Нэнси мягко улыбалась, глядя мне в глаза. Мне захотелось поскорее выбраться из бассейна и убраться поскорее отсюда, пока не произошло каких-нибудь глупостей. Я взобрался по лесенке и тут почувствовал, что произошло то, чего не должно было происходить, во всяком случае на глазах Нэнси. У меня стоял. В мокрых, облегающих трусах это отчетливо было видно Нэнси. Мы уставились друг на друга. Я, не понимая что делать дальше, она – пристально глядя мне в глаза. 

 Затем она подошла ко мне вплотную и произнесла: «Я всё видела, Майк». Более глупее ситуации я не мог себе и представить. Не в силах пошевелиться, не в состоянии выдавить из себя хоть слово, да просто развернуться и уйти, я стоял и молча глядел на неё. «Я ведь нравлюсь тебе, да? Я ведь вижу» - спокойно сказала она, дотронувшись рукой к торчащему колом члену. «И скрывать это незачем» - добавила она, рывком сорвав трусы с меня. Теперь я стоял перед ней совершенно голый. Из-за этого я казался себе сейчас еще более мелким и жалким по сравнению с ней. Нэнси вплотную придвинулась ко мне, положив обе руки на мои обнаженные ягодицы. «Тебе ведь нравится, когда тебя трахают, да, Майк?» - пристально глядя в глаза, спросила Нэнси, при этом сделав тазом навстречу мне недвусмысленные движения. Боже, как я был возбужден! Абсолютно странная, недопустимая, сюрреалистическая ситуация, но вот он я и мне всё это нравится!

 Я словно загипнотизированный смотрел в карие глаза Нэнси, а её пальчики в это время уже искали вход в мой анус. При этом Нэнси крепко держала меня за ягодицы совершая поступательные движения своими мощными бедрами. Я был готов кончить немедленно! «Хочешь меня?» - тихо произнесла Нэнси. «Да!» - почти прокричал я. Черт, а разве мог я хотеть кого-либо другого в тот момент? Мой член, упирался в живот Нэнси и готов был вот-вот, казалось, взорваться от напряжения. Она, почувствовав растущую бурю, глянула вниз и шепнула: «Ну уж нет, не сейчас» и отстранилась от меня. Взяв меня за руку, она увлекла меня внутрь дома.  

 Проведя за собой в маленькую чистую спальню, она ставила меня одного, сказав ждать её здесь. Через несколько минут Нэнси появилась на пороге абсолютно обнаженной. Я уставился на её внушительных размеров груди, которые вместе с тем возвышались двумя правильными полушариями, уставившимися на меня аккуратными острыми сосочками. Киска была подстрижена так, что оставалась только узкий черный треугольник, скрывавший вход в источник сладкого напитка, который я так люблю. Я подошел к Нэнси и обнял её за талию. Кожа была ровной и шелковистой на ощупь. Наши губы встретились и Нэнси впилась в меня длинным поцелуем. Её язык требовательно изучал меня, голова стала кружиться. Я слегка освободился из её объятий и стал жадно целовать груди. Страстно облизывая её соски, я взглянул вверх на Нэнси. Она широко улыбалась. Положив руки мне на плечи, она показала, что хочет, чтобы я опустился на колени. Я быстро понял этот сигнал и без каких-либо промедлений прильнул губами к её лону. Нэнси едва держалась на ногах, поскольку я принялся сосать и лизать её с энергией сумасшедшего. Она мелко задрожала и хрипло выговорила: «Ложись». Я послушно опустился на спину, попутно увлекая её за собой и ни на секунду не переставая работать языком. Нэнси уселась верхом на мое лицо и, плотно сжав руками мою голову, стала подмахивать. Я потянулся было рукой к своему члену, однако Нэнси тут же перехватила её и прижала к полу. «Нет, нельзя» - прорычала Нэнси, судорожно дергаясь на мне. Её аромат, соки заполнили меня, я взял её клитор в губы и стал сосать нежно, как младенец. Нэнси стала извиваться и бурно кончила, причем мне в рот. Со мной это было впервые в жизни, я явственно почувствовал толчок жидкости и тёрпкий привкус во рту. Тело Нэнси потяжелело и обмякло, я стал задыхаться под ней, поэтому она обессилено практически скатилась с меня. 

 Полежав так минут пять, мы стали приходить в себя. Повернувшись ко мне, Нэнси взяла в руку мой член, безвольно поникший в небольшой лужице спермы. «Никогда не прикасайся к члену без моего разрешения. Ты должен это запомнить, ок? – произнесла она. Я послушно закивал, поскольку её манипуляции доставляли мне приятные ощущения. Нэнси встала надо мной и сказала лечь на кровать, где дожидаться её, когда она вернется из душа. На этот раз её не было достаточно долго. Когда она вернулась, её тело было всё еще влажным после душа. Мой взгляд скользнул вниз, туда где был пристегнут страпон. Он был достаточно внушительных размеров. Черный. «Всё правильно» - подумал я – «черный африканский член». «Ты же любишь это?» - спросила Нэнси. «Впрочем, я видела, насколько ты это любишь» - усмехнулась она. Я сглотнул. «Встань раком!» - последовало за этим. Я послушно встал на четвереньки посреди кровати. Нэнси подошла ближе и скомандовала? «Соси, шлюха!». Я действительно вел себя как последняя шлюха, с таким аппетитом заглотнув черный толстый шланг, едва не подавившись. «Правильно, сучка, работай-работай» - одобрительно заулыбалась Нэнси и, обхватив руками мою голову, стала направлять движения. Боже, да она трахала меня в рот! Это также было новое ощущение, которого не было в наших с Джиной любовных играх. 

 Стараясь удержать равновесие, я ухватился рукой за бедро Нэнси и тут почувствовал, что яйца на пластиковом члене почему-то мягкие, словно полые. Я поднял удивленный взгляд на Нэнси, но спросить ничего не сумел, поскольку она все также упоенно имела меня в рот. Насытившись зрелищем, она отошла в сторону. «Я буду трахать тебя когда захочу и где захочу. Это понятно?» - спросила она меня, всё еще стоящего на локтях и коленях. «Да, милая» - отозвался я, тут же вспомнив, что до этого единственным человеком в жизни, которого я называл «милая», была Джина. Нэнси удовлетворенно кивнула и произнесла: «Вот и славно, котик». Затем она достала небольшую стеклянную баночку и протянула её мне: «Сюда будешь собирать сперму. И чтобы только сюда!». Я в недоумении уставился на неё. «Видишь ли» - сказала Нэнси – «это я купила сегодня утром, специально для тебя, дорогой, вдоволь насмотревшись, как вы резвились ночью». При этом она хихикнула. «Здесь в яйцах» - она указала на свой дилдо – «находится полость, в которую можно вливать жидкость, и которую можно в нужный момент выплеснуть наружу, сжав их». Нэнси со значением посмотрела на меня. До меня стал доходить смысл этой покупки.  

 Нэнси протянула мне фаллос с присоской внизу: «Я хочу чтобы ты удобно уселся на него, котик, и дал мамочке так много спермы, как только сможешь». Нэнси уперлась руками в бока и всем своим видом выражала нетерпение. Я взял этот фаллос, скорее похожий на толстый огурец. Обильно смазав его гелем из тюбика, лежащего на столе, я пристроил дилдо на стуле и стал осторожно опускаться на него. Поначалу чувство было весьма неприятно, словно внутри вот-вот взорвется что-то, но понемногу я свыкся. Взяв со стола баночку я стал дрочить, глядя на улыбающуюся Нэнси. «Давай, шлюшка, сделай это для мамочки!» - даже как-то задорно сказала она и подошла ближе. Потихоньку я стал двигаться на дилдо и одновременно задвигал рукой активнее. Нэнси перестала улыбаться и подошла совсем вплотную, глядя сверху на меня. Широко раздувающиеся ноздри выдавали её возбуждение. «Дай мамочке свой ротик, будь послушной девочкой» - прошептала Нэнси и не дожидаясь сунула свой член мне в рот. Я поспешно схватил его губами и чуть ли не укусил, поскольку к этому моменту был уже на подходе. Через секунду я, скачущий на пластиковом огурце, сосущий страпон Нэнси, и дрочащий себя, бурно кончил, в последний момент сообразив сделать это в специально отведенную баночку. Нэнси, охнув, отошла прочь. Похоже, она только что испытала еще один оргазм.

Я самоудовлетворил себя еще раз шесть или семь, скача на дилдо под комментарии Нэнси. Наконец я полностью иссяк и едва смог встать с фаллоса. Передав наполовину заполненную емкость Нэнси, я бессильно рухнул на кровать. Нэнси вышла из комнаты и вернулась через некоторое время, когда я несколько успокоившись, лежал с довольной улыбкой на спине. «Раздвинь ножки пошире, котик, мамочка сейчас займется тобой»: по-хозяйски произнесла Нэнси. Она подошла к столику и обильно смазала своё «орудие любви» смазкой. «Ты уже готова, шлюшка, так что обойдемся без прелюдий» - скороговоркой проговорила она и подняв мои ноги и положив их себе на плечи. Мой анус без труда впустил Нэнси и её член легко заскользил во мне, доставляя весьма приятные ощущения. Вот тут сказался потенциал дочери Африки. Она трахала меня без устали, получая через каждые несколько минут микрооргазмы от трущегося в её промежности ремешка. Мои ноги уже затекли, кончать я давно уже не мог, а перед глазами плыли круги. «Пожалей меня, прошу» - слабо произнес я. И в этот момент Нэнси, широко раздвинув мои ноги почти в шпагат, с силой вошла в меня до конца и, протянув свою руку вниз, сжала мошонку на дилдо. Теплая тугая струя, моя сперма вместе с теплой водой, ударила внутри меня. Это было восхитительно. Волна удовольствия накрыла меня и я сомкнул ноги вокруг талии Нэнси, тем самым прижимая её к себе еще больше. Так мы пролежали довольно долго. Было ощущение абсолютного счастья и покоя. Нэнси прошептала: «Теперь ты полностью мой» и чмокнула нежно в губы. Я только счастливо улыбнулся.

 ***********

Прошла неделя. Неделя, когда мы позабыли о времени. Нэнси имела меня повсюду. И на кухонном столе, и стоящим на четвереньках, прикованным к её кровати собачьим ошейником, и в бассейне и прижатым к стене, на весу, будучи поддерживаемым сильными руками Нэнси. Этого мне не забыть никогда.

 Было суббота. Накануне Нэнси оставалась у меня и это утро я встретил скача верхом на её члене. Мы были так увлечены, что не слышали, как открылась входная дверь. На пороге комнаты стояла Джина. Я почувствовал, что Нэнси остановилась, и оглянулся. Холод пробежал по коже. Джина стояла и полным ярости взглядом смотрела как я прыгаю на члене другой женщины. Это был конец. Неловко сползя с Нэнси, я укутался в простыню и затравленно смотрел на Джину. Пытаться придумать что-либо было бесполезно. Нэнси, напротив, мгновенно взяла себя в руки и встала с кровати, с вызовом глядя на Джину. Джина перевела взгляд на Нэнси и с ненавистью произнесла: «Тварь. Я же считала тебя подругой». Еще немного и начнется побоище, подумал я. Но вместо этого, Нэнси вдруг произнесла: «Джина, послушай, давай обсудим ситуацию как современные женщины». Джина уставилась на неё, её взгляд всё еще полон гнева. Нэнси подошла к ней и, взяв за руку, мягко сказала: «Поговорим?». Они так и вышли из комнаты вместе – белая женщина, одетая в строгий костюм, и мулатка, из промежности которой гордо торчал черный член. Странная парочка.

 Джины и Нэнси не было долго. Хотя криков или звона посуды я также не слышал. Долгое их отсутствие начинало меня тревожить. Но вот, наконец, я услышал голоса и даже, к моему удивлению, смех. На пороге показались обе женщины. Обе обнажены и обе облачены в страпон, воинственно нацеленные в мою сторону. «Майк, послушай» - произнесла Джина с довольным видом. «Мы обсудили ситуацию и, как цивилизованные дамы, пришли к выводу, что единственно правильным решением будет не делить тебя» - тут Нэнси засмеялась – «а пользоваться тобой одновременно». Тут уже не выдержала сама Джина, прыснув, подходя все ближе к кровати. «А поскольку ты повел себя отвратительно, как последняя сучка отдавшись нашей соседке» - они обе поглядели друг на друга и улыбнулись – «ты должен быть наказан, чтобы впредь хранил верность, но теперь уже нам двоим», закончила Джина. «Кажется, ты любишь сосать?» - спросила она, забираясь на кровать. Больше говорить мне не нужно было. Встав на колени я взял в рот её член и стал старательно его сосать, преданно заглядывая в глаза Джине. В это же время с другой стороны пристроилась Нэнси и, раздвинув мне ноги, без какой-либо смазки стала проникать в меня. Да уж, это было действительно больно. Однако болезненные ощущения очень быстро сменились удовольствием, и тут я почувствовал еще что-то – счастье. Мною обладали две женщины, член одной из которых я сейчас держал во рту, а вторая, поставив по-собачьи, трахала меня, доставая почти до мозгов. Разве о большом можно мечтать?!

 ***********

Было субботнее утро. Лучик солнца, скользнув по векам, окончательно разбудил меня. Я повернул голову набок. Рядом сопела Бэтси. Под мешковатой ночной рубашкой едва угадывалась её фигура. Член стоял колом. Полежав тихонько несколько долгих минут я все же решился разбудить Бэтси. «Что такое?» - недовольно пробубнила она, повернувшись ко мне. Заспанное, словно застиранное, лицо без косметики, уставилось на меня едва приоткрытыми щелочками опухших глаз. «Не буди меня, понял?» - проворчала Бэтси, и черные волоски усиков над её верхней губой гневно вздрогнули. Я вздохнул и отвернулся. Ах, а какой был сон!

   

   
   

   

   

   
© Lcherry.ru. Все права защищены!