Эротический рассказ: ИнцестЯ и не представляла себе, что подобное наслаждение можно получить с девушкой. А собственно, что я вообще знала. Весь мой сексуальный опыт состоял из мастурбации в ванной, да очень давнишнего петтинга со столь же неопытным парнем, как и я. Но Танюшка явно знала, что она делала. Ее ловкие губки так сладко ласкали мои соски.

Таня окончательно распахнула мой халат и уложила меня поудобнее. Она начала сползать все ниже и ниже, и, вот уж ее юркий язычок добрался до моих самых сокровенных тайн. Тут я поплыла. 

Когда я пришла в себя, то Таня, тяжело дыша, лежала между моих ног. Похоже, она только что кончила. Она сняла с губ несколько моих волосков, с укоризной продемонстрировав мне свою безволосую промежность, и, наконец-то, заговорила со мной. 

«Ну ты даешь, Машка! Это же неприлично – в твоем возрасте оставаться нераспечатанной». 

«А что делать? Ложиться под кого попало?» 

«Неужели, тебе ни с кем не хотелось заняться любовью?» 

«С кем мне хотелось, тем со мной не хотелось». 

«А если это сделаю я?» 

Этот вопрос вызвал у меня недоумение. 

«Каким образом». 

«Можно, можно. Так ты согласна?» 

«Если все будет так же как сегодня…» 

«Давай в субботу. Ты же не работаешь в субботу?» 

«Не работаю, но не могу. Целую неделю не смогу. Вот в воскресенье на следующей неделе - можно». 

Мы договорились на воскресенье, после чего Татьяна собралась уходить. 

В это время пришел Толик, и когда Таня вышла, я начала отчитывать его за позднее возвращение. Что поделаешь. Раз уж я осталась за главу семьи, после смерти наших родителей, то приходится заниматься воспитанием брата. Хотя времени на это остается мало. Приходится работать по вечерам, чтобы было на что жить. Это, конечно, тяжело совмещать с учебой, но университет я бросать не хочу. Вот брат и растет как сорняк, полностью предоставленный сам себе. Мальчишке всего-то четырнадцать лет, а он шляется где-то до полуночи, да еще и хамит в ответ, когда ему делают замечание. Бесит он меня, но стараюсь держать себя в руках. Правда не всегда удается и тогда в дело идет ремень. 

Вот и на сей раз, он вывел меня из себя. 

  

 

Десять дней пролетели, и наступило то самое воскресенье, когда я, наконец-то, должна была лишиться девственности. 

Когда пришла Татьяна, я была дома одна – Толик ушел играть в футбол. Я уже приняла ванну и была готова, но Татьяна не спешила. Она поставила на стол бутылку шампанского. 

«Давай выпьем за это торжественное событие». 

«Может после?» 

«После – обязательно. Но и сейчас не помешает». 

Мы выпили по бокалу и Татьяна изложила свой план. 

«Прежде всего, я хочу привести тебя в порядок» - она взяла свою сумочку и начала поочередно вытаскивать машинку для стрижки волос, бритву и флакон с пеной для бритья. 

«А раздражения не будет?» 

«У тебя есть какой нибудь вечерний крем?» 

«Есть». 

«Значит, не будет». 

Она посадила меня на диван и аккуратно состригла волосы в промежности и на лобке. Затем мы перешли в ванную, где Таня тщательно сбрила оставшуюся после стрижки щетину. 

Я выглядела так лет десять назад. Смотрелось это очень сексуально. 

Я погладила себя. Ощущения были необычные и очень приятные. 

Мы выпили еще по бокалу шампанского у меня в комнате. Таня уложила меня в кровать и разделась сама. Затем она сделала такое… !!! Она надела кожаные трусики к которым был прикреплен протезный мужской половой член. 

Это было смешно, но Таня не дала мне посмеяться. Она легла рядом со мной и пустила в дело свои сладкие губы. 

Когда она сильно завела меня, то коленями раздвинула мои ноги, подбираясь к своей цели. Я почувствовала, что в меня что-то уткнулось и сильно давило. 

«Таня, больно!» 

Я поползла вверх, отодвигаясь от болезненных ощущений. Но не тут-то было. Таня передвигалась вслед за мной. 

«Потерпи чуть-чуть». 

Я стиснула зубы. Но тут меня прошило такой болью! Мне казалось, что меня разорвало пополам. 

Но боль тут же начала стихать. Татьянины трусики были плотно прижаты к моей промежности, а сама она гладила мои волосы и шептала что-то ласковое, успокаивая меня. 

«Ну вот и все! Все, Машенька. Больше больно не будет». 

Таня добралась до моей груди, и скоро я забыла про боль. Таня шевельнула бедрами, и одновременно что-то шевельнулось внутри меня, вызывая во мне волну неги. 

Скоро я подняла ноги и скрестила их на пояснице у Татьяны. 

Не знаю, сколько все это продолжалось. Я периодически отключалась, погружаясь в оргазм. Не знаю, сколько их было. Но наступил момент, когда я почувствовала, что больше не могу. 

Таня дышала с хрипом. Ее глаза были открыты, но зрачков не было видно. 

«Таня, давай закончим, я не могу больше». 

Таня с тяжелым выдохом, чуть ли не упала на меня и расслабленно замерла, восстанавливая дыхание. Она была мокрой от пота, впрочем, я не многим от нее отличалась. 

«Тебе понравилось?» 

Вместо ответа я погладила ее спину. 

За дверью раздался какой-то скрежет. Я посмотрела в сторону двери и увидела в щели под дверью маленькое зеркальце. 

Оттолкнув Татьяну, я вскочила, набросила халат и рывком распахнула дверь. 

За дверью, на четвереньках, стоял мой братец и смотрел в зеркальце. Его брюки были расстегнуты. 

Я ухватила Толика за ухо и втащила в комнату. Толкнув его к стулу, я одной рукой стянула его штаны, другой хватаясь за ремень. 

Таня поймала мою руку на замахе. 

«Подожди. У меня есть другая идея, насчет того, как его наказать. Предоставь это мне». 

«Что ты собираешься делать?» 

«Он, ведь, наверняка, друзьям расскажет, что он тут видел». 

«Конечно, расскажет, мерзавец!» 

«Маша, я думаю, он никому ничего не расскажет. А то, что я с ним сделаю, послужит ему хорошим уроком». 

Таня взяла флакон смазки, которую использовала со мной, и подошла к Толику сзади. 

БОГ МОЙ! Я поняла! Она хотела сделать с ним то же, что и со мной. Но он же парень! Для него это просто невероятное оскорбление. Но на меня накатила очередная волна злости. Ну и пусть! Поделом ему! 

Таня смазала зад Толика. 

«Эй, вы что?!» - Толик понял, что сейчас случится. 

Я подскочила к нему и схватила его за волосы. 

«Молчи, негодяй! Это научит тебя хорошим манерам». 

Таня уткнула свой протез в ягодицы Толика и надавила. Ее лицо выражало крайнюю степень напряжения. Толик покраснел. 

«Больно!» - крикнул он. 

«Ты же все видел» - ответила ему Таня: «Вначале бывает очень больно». 

Ее протез погрузился полностью, и Таня замерла, поглаживая бока Толика. На его глазах выступили слезы. Внезапно, мне стало его жаль. Он, конечно, заслужил наказания, но не до такой степени. 

Таня шевельнула бедрами, затем еще и еще. Ухватив Толика за бока, она постепенно выработала четкий ритм, отмеряемый шлепками ее трусиков по ягодицам Толика. 

Я села на кровать, наблюдая это невероятное зрелище. 

На простыне оказалось пятно крови. Я сняла простыню и отнесла ее ванную, где постирала ее. 

Когда я вернулась, то застала ту же картину. Но в Толике произошли перемены. Его спина прогнулась, а глаза были закрыты. Я посмотрела вниз и увидела, что его маленький членик был напряжен. 

«Вот это да! Таня, ему нравится!» 

«А ты как думала?! Что он хуже тебя, что ли?!» - она сделала паузу и затем обратилась к Толику: «Для чего ты подсматривал? Хотел подрочить? Давай!» 

Толик обхватил свой твердый, словно авторучка, отросток и быстро зашевелил рукой. Скоро он задергался и затих. 

Таня вытащила из него свой протез. 

«Да повезло мне сегодня! Собиралась забрать одну девственность, а получила две» - она сняла свою экипировку: «Тебе понравилось?» 

«Да» - выдавил из себя Толик и покраснел. 

«Маша, ты завтра работаешь?» 

«Работаю». 

«Может, я навещу Толика?» 

«Его и спрашивай». 

Я развернулась и вышла. Таня вышла вслед за мной. 

«Машенька, ты что?! Ты не ревнуешь, случайно?! Ты же видела, я с ним никакого удовольствия не получала». 

Таня обняла меня и поцеловала. Я оттаяла. 

«Таня, может не надо так с Толиком. Он же парень!» 

«Но капризный и непослушный» 

«Что поделаешь?!» 

«А вот увидишь, станет шелковым». 

«Не верю». 

Я отправила Толика спать, и мы с Таней допили остатки шампанского. 

Ночевать она осталась у меня, в моих объятиях. Правда, уже без протеза. 

Утром мы чуть не опоздали на занятия.  

  

 

Когда, на следующий день, после работы, я вернулась домой, то застала следующую картину: Таня стояла с задранной юбкой, перед ней, на коленях, стоял голый Толик и сосал ее протез. Похоже, что они оба получали от этого удовольствие. 

Я фыркнула и ушла в свою комнату. 

Через минуту, ко мне зашла Таня. Ее юбка была вздыблена спереди. 

«Устала?» 

Таня подошла ко мне и попыталась меня обнять. Я вывернулась и демонстративно развернулась к ней спиной, перебирая какие-то документы на столике. 

«Маша, тебе неприятно, что я была с Толей?» 

Я развернулась. 

«А как ты думаешь?» 

«Машка, ты меня ревнуешь!» 

Звучало это парадоксально, но это было правдой. 

«Воспринимай это, как программу перевоспитания». 

Тане все-таки удалось обнять меня и поцеловать в щеку. 

«Но мне неприятно это видеть!» 

Таня посмотрела на меня серьезно. 

«Хорошо. А если процесс будет продолжаться, но я тебе гарантирую, что это не будет происходить на твоих глазах?» 

Я задумалась. 

«В кого же он превратится?» 

«В послушного парня, который, впоследствии станет для кого-то идеальным мужем». 

«Ладно. Раз уж я не смогла с ним справиться, попробуй ты». 

Таня страстно поцеловала меня. 

«Хочешь, я останусь?» 

  

Она собиралась лечь со своим протезом. У меня в глазах всплыла картина, как Толик его сосал. 

«Убери». 

  

  

Таня переехала ко мне. Хоть добираться до университета и дальше, но все же лучше чем в общежитии. Да и полегче стало. Ее родители были обеспеченными людьми и Таня добровольно взяла на себя закупку продовольствия. У меня появились свободные деньги, которые я могла потратить на себя и Толика. 

Прошло два месяца и я отметила, что Таня оказалась права: Толик изменился до неузнаваемости. Он перестал шляться, стал послушным, сам убирал свою комнату. Не парень, а золото. 

Таня сдержала обещание и я ни разу не видела того, что она делала с Толиком, так что я не возражала, когда она хотела лечь в кровать со своим протезом. Да это еще слабо сказано. Я бы не возражала, чтобы она надевала его почаще, но она делала это один два раза в неделю. Не часто, но зато – КАК! 

Если мы с Таней, просто ласкаем друг друга, то это заканчивается у меня одним, иногда двумя оргазмами. Когда же Таня надевает свой протез… я даже не считала. Это какое-то безумие. Оргазмы идут один за другим и я чуть ли не теряю сознание. Таня говорит, что я при этом еще и кричу. Непонятно почему, но Тане этот процесс, тоже, доставляет очень сильное наслаждение. Я хотела расспросить ее, как она умудряется кончать от этого куска мягкого пластика, но не стала. Пусть это останется таинством. 

  

  

Так продолжалось до лета. Начались каникулы, и Таня уехала. Я скучала без нее. Толик, похоже, тоже. Впрочем, как оказалось, скучал он не о ней, а о том, что она с ним делала. Выяснилось это в конце августа. 

Я собралась затеять большую стирку, но корзина для белья оказалась пустой. Все оказалось постиранным, поглаженным и разложенным по своим местам. Даже мои вещи. 

В порыве благодарности к брату, я обняла его и спросила, что он хочет, за свою старательность. 

«Трахни меня в попу». 

Я остолбенела. Я не знала, как на это реагировать. Я ожидала, что он попросит денег на дискотеку, или что нибудь еще подобное, но это… 

«Пожалуйста». 

«Нет, Толик. Я не могу». 

Он, казалось, сейчас расплачется. 

«Маша, пожалуйста! Неужели я не заслужил этого?» 

«Я не могу, Толик. Ты же мой брат!» 

«Ну и что, что брат? Таня уехала, а у меня все мысли только об этом. Что мне делать? Я старался угодить тебе. Пожалуйста, Маша». 

«Не могу». 

«Один раз. Всего один, а то я сойду с ума!» 

Бог мой, что с ним сделала Таня. А если он кинется на поиски кого нибудь, кто поможет ему? Страшно подумать, чем это может закончиться. 

«Хорошо. Но только один раз! И больше не проси». 

Я зашла в свою комнату, и, открыв шкаф, достала коробку с Татьяниным протезом. 

Когда я вытащила его из коробки, то я поняла, от чего Таня получала удовольствие. Дело было в том, что протез был из двух частей: одну, которая торчала наружу, я видела многократно, но была еще одна – загнутая крючком, чтобы войти внутрь вагины. Вот это-то и доводило Таню до оргазма.  

Я расстегнула халат, сняла трусики, и, как смогла, закрепила на себе это орудие. Когда я зашла в комнату Толика, то он ждал меня уже в полной готовности: стоя на коленях, на кровати. Он был совершенно гол, и, когда, увидел меня, то лег грудью на кровать, выставляя свой зад мне навстречу. Он поднял руки и широко растянул свои ягодицы. Розовое колечко между ними было блестящим от смазки. Все. Мне оставалось только проткнуть его своим орудием. 

Я подошла и расстегнула халат. Ухватив брата за бока, я подвела кончик протеза к его жаждущему отверстию и надавила бедрами. Его колечко податливо раскрылось, впуская меня внутрь. Это надо видеть. Подобного зрелища не забудешь никогда – как растягивается анус, по мере того как ты проникаешь все глубже и глубже. 

Я вошла в него до конца, одним медленным движением. Помедлив, раздумывая, что делать дальше, я потянула назад. Вторая половинка протеза дарила мне очень приятные ощущения, и в сопровождении зрелища, которое открывалось передо мной, весь процесс мог бы быть невероятно сексуальным, если бы не одно но. Это был мой брат. Так что ощущения оставались приятными и не более. 

Я двигалась в четком ритме: погружая протез в анус Толика и вытягивая его наружу. Толик реагировал на мои движения двигая задом мне навстречу. 

Через некоторое время, я почувствовала, что устаю. 

«Может хватит?» 

«Ты позволишь мне кончить?» 

Этот вопрос брата поверг меня в тупик. 

«Конечно». 

Толик быстро задергал рукой и вскоре громко и протяжно застонал. Я уже сильно устала и вышла из него, сев на кровать рядом с братом. 

«Спасибо» - сказал Толик и поцеловал мои руки: «Хочешь, я вылижу тебя». 

«Что?» - я не поняла, что он имеет в виду. 

«Ну, я всегда вылизываю Таню после этого». 

Ну, Татьяна! 

«Но я твоя сестра. И я согласилась исключительно ради тебя. Так что продолжения не будет». 

С этим я встала и пошла в ванную.  

Ну что же - мне понравилось! Думаю, когда Таня вернется, я, обязательно, сделаю с ней то же самое.
   

   
   

   

   

   
© Lcherry.ru. Все права защищены!