Эротический рассказ: Материнские секреты Эрики ( 2)Я расскажу вам немного о себе. Мое настоящее имя – Эрика. Сейчас я живу в Стокгольме (Швеция). Я родилась в США в 1960 году, но уехала оттуда, когда мне было 8 лет. Сейчас мне 38 лет. Пять лет назад я решила развестись с мужем. Я вышла замуж, когда мне было 19, и забеременела от него в 21. С тех пор никогда в наших отношениях не было искры, мы быстро охладели друг к другу. Сейчас я работаю учителем гимнастики. Лэйс, мой сын, дал возможность быть мне и матерью и любовницей. У меня есть и другой сын, на год младше (ему 15), его я однажды застала мастурбирующим. К сожалению, он никогда больше не упоминал об этом инцинденте. И я не думаю, что он знает о старшем брате и обо мне. Сейчас он живет вместе со своим отцом за границей. Моя тайная связь с сыном началась пять лет назад. Если вы хотите, вы можете прочитать «Материнские секреты Эрики-1». Вы узнаете гораздо больше обо мне и моем сыне.

Глава 1.

Все началось семь лет назад, когда я начала работать учителем гимнастики. Вернулась моя страсть к юным мужчинам. В мыслях я представляла совращение одного из моих студентов. Мастурбируя, я всегда представляла, как я совращаю и трахаю юного мальчика в обтягивающих шортах, или как я подглядываю за тем, как мальчики принимают душ. Ученики всегда смотрели горящими глазами на мое совершенное стройное тело. После этих взглядов я всегда мастурбировала до изнеможения долгими одинокими ночами (мой муж был за границей почти все время). Но к сожалению, в реальной жизни ничего не происходило, я слишком боялась быть пойманной.

 

Я знала, что ученики наверняка обсуждали мое стройное тело и упругую сексуальную попку, когда я прогуливалась перед ними на высоких шпильках и в обтягивающих шортах. Я представляла их, лижущими мои напрягшиеся соски, ласкающими мои груди (они у меня D размера), а я в это время сосу их мальчишеские члены. Временами я была так возбуждена, что вынуждена была бежать в спальню, приходя их школы. Однажды, именно в такой ситуации, когда я трахала себя дилдо в попку, я кончила так сильно, что пронзительно закричала. Мой старший сын начал стучать в дверь, чтобы узнать все ли у меня в порядке. Он был напуган, подумав, что я заболела. 

 

Но самое сильное и наиболее эротичное воспоминание о том, как Лэйс (мой сын) и я провели две недели вдвоем, исследуя один самых прекрасных шведских островов. Этот случай до сих пор вызывает у меня дрожь возбуждения: в мыслях я до сих пор представляю его тело, жаль, что те несколько насыщенных дней пролетели так быстро. На четвертый день наших каникул мой красивый тринадцатилетний сын дал мне почувствовать то, чего не смог дать ни один мужчина прежде. Но на пятый день на острове нас неожиданно прервали! Моя старшая сестра и ее семья нанесли нам неожиданный визит. Следующие пять дней были невыносимы для меня. Мы оба, Лэйс и я, должны были сдерживать наше вожделение и греховную страсть. Помню, я думала, что может это было и к лучшему. Когда сестра гостила у нас, я неожиданно осознала, как плохо мы поступаем с Лэйсом. И решила, что должна дать знать сыну о том, какое разочарование и печаль я ощущаю, о том, что мы должны остановиться и постараться забыть обо всем как можно быстрее. 

 

Чувство сожаления о сексе, как по мановению волшебной палочки, появилось у меня в присутствии сестры. Она была очень строга, как и вся моя семья. Несколько дней на солнышке, плавание и отдых, сделали так, что я почти забыла о том, что случилось. Я задумалась о словах сестры только перед ее отъездом. Она была не слишком проницательна, но все же, догадалась ли она о наших с Лэйсом отношениях? Я разговаривала с сестрой о моем предстоящем разводе, когда она заметила, что Лэйс выглядит очень взрослым и зрелым для своего возраста. Что я могла сказать, ведь она была совершенно права. 

 

Сестра с семьей пробыла у нас слишком долго. Но все же они покинули нас, отправившись на материк. Я наконец осталась одна. Стоя на кухне, наблюдала за сыном, купающимся в бассейне. 11 дней на солнце придали его телу великолепный загар. Четыре дня назад выдался случай, когда мы были наедине, и я попыталась поговорить с ним. Я сказала, что мы сделали кое-что нехорошее, и мы никогда и никому не должны рассказывать об этом. Он лишь молча кивнул головой, и я решила, что он все понял. Но поняла ли я? Почему это произошло и почему, глядя на его тело, я испытывала непреодолимое желание повторить все снова? Из окна я видела, как он играет бицепсами, сидя на краю бассейна. Насколько далеко я могла зайти? Возможно, я могла сопротивляться ему? Неожиданно он повернулся лицом ко мне. Его взгляд был устремлен на меня, и было в нем что-то особенное, его глаза были полны желания! О, нет, Эрика, остановись, остановись сейчас же! Я увидела, как прекрасное тело сына исчезло в воде, когда он нырнул в бассейн. Мне показалось, что я почувствовала облегчение. Но, прикоснувшись к соскам, я почувствовала, что они тверды как никогда прежде, а киска пульсирует от возбуждения. Я испытывала страх и вожделение, прикасаясь к киске сквозь трусики-бикини. От прикосновения пальцев послышался хлюпающий звук, и я позволила проскользнуть пальцу под бикини. 

 

О, господи, как по волшебству, я снова ощутила возбуждение. Как далеко я могу зайти? Осталось шесть дней до нашего возвращения на континент. Должна ли я ограничивать свои желания? Я отчаянно нуждалась в том, чтобы поласкать себя. И тут я вспомнила о моем дилдо. Я неторопливо прошла в спальню и задернула шторы. Сняв лиф от купальника, открыла ящик комода и достала своего пластикового приятеля. Я села на кровать с дилдо в руке. Темнота и прохлада комнаты привели меня в дрожь. Одержимая похотью, я раздвинула ноги, чтобы видеть себя в зеркало. Я никогда прежде не делала этого перед зеркалом, никогда не смотрела на себя, кончая. Но это было до случая с Лэйсом. 

 

Я смотрела на свое тело. Благодаря загару оно выглядело очень сексуально. Коричневые волосы чуть выгорели на солнце и стали светлее. Грудь, контрастируя с загорелым телом, смотрелась еще белее. Мои груди всегда были упругими и большими, талия узкой, а живот плоским. Несмотря на рождение двух сыновей более чем 10 лет назад, я была еще стройна. У меня были крутые бедра, и крепкие мышцы на ногах. Не торопясь, я сняла трусики-бикини, повернулась перед зеркалом. Попка была белой, упругой и имела хорошую форму. Крепкие ягодицы, глубокая впадинка между ними были эротичны для кого угодно. Оттененная прекрасным загаром, попка была великолепна.

 

Я повернулась и снова села. Раздвинула ноги, чтобы лучше видеть киску. Внизу живота была полоска красиво подстриженных мягких вьющихся коричневых волос. Половые губы, мокрые и набухшие, были без волос. Ноги были раздвинуты, любой мог бы увидеть, как я была разгорячена. Мне хотелось прикоснуться и погладить возбужденный клитор. С того дня, как я начала преподавать, я ласкала свои киску и клитор несчетное число раз. Только мечтая о мальчиках, и никогда не решаясь на реальные действия. Но все изменилось несколько дней назад. Могла ли я предотвратить это? Мое сожаление о сделанном снова вернулось и стало терзать меня. 

 

Я знала, что я сама дразнила сына, чтобы вызвать у него эрекцию, делая то, что могло бы привлечь его внимание. Я думала о своем поведении, и поняла, что мне должно быть стыдно. Но едва я закрыла глаза, я тут же почувствовала возбуждение. Я представила себе Лэйса без спортивных трусов, его ничем не прикрытые член и яички. Я стала пальцами ласкать свой возбужденный клитор, из киски сочилась влага.

 

Я потянулась за дилдо и начала вводить его во влагалище. Медленно, очень медленно головка дилдо проникала внутрь меня. Дилдо вошел легко и свободно. Не торопясь, я стала трахать себя, но вскоре я уже долбила себя пластиковым членом все быстрее и быстрее. Я откинулась спиной на кровать, и пальцем прикоснулась к анусу. Широко раскинув ноги, я могла видеть в зеркале таранящий меня дилдо. Мне было хорошо видно, как мой палец входит в анал. От возбуждения мои соски напряглись, дыхание участилось.

 

Воображение рисовало мне запретную сцену, как мой 13-летний сын толкает в меня свой член. Эротическая картинка инцеста с сыном привела меня в дрожь. Как будто каждый нерв моего тела был соединен с киской и анусом. С облегчением я почувствовала как внутри меня нарастает волна оглушающего оргазма. Это было похоже на то, будто каждая частичка моего тела взрывалась от сексуального наслаждения. В изнеможении я свернулась калачиком на кровати и разрыдалась, осознав, что мои постыдные мысли снова одержали надо мной верх. Я чувствовала такую усталось, что быстро заснула и спала тихо и спокойно, без всяких снов.

 

 

Глава 2.

 

 

Я проспала около часа. Проснувшись, я почувствовала жажду. Я надела черные кружевные трусики и открытое черное шелковое платье без бюстгалтера. Мое отражение в зеркале выглядело очень сексуально. Молча я вышла на кухню. Лэйс стоял там, почти раздетый, если не считать его купальных трусов. Он был красным от солнца и очень потным. Его взгляд застыл на моем теле. 

 

«Ты так разгорячен», сказала я. Он кивнул, слизнув капли пота с губ. 

 

«Почему ты не идешь принять душ? Я принесу нам чего-нибудь прохладительного», сказала я.

 

«Хорошо, мама», ответил он.

 

Я смотрела, как мой 13-летний сын идет по холлу, мои глаза были прикованы к его попке. Купальные трусы Лэйса прилипли к его телу как вторая кожа. Я снова почувствовала разливающуюся теплоту между ног, подобную той, что я чувствовала часом раньше. Неожиданно Лэйс обернулся, и наши глаза встретились. В его взгляде читалось возбуждение. В этот момент он погладил рукой свою попку, будто точно знал, что я наблюдаю за ним.

 

Я знала, что должна была остановиться, поэтому решила достать напитки из холодильника. Холодный воздух привел меня в чувство. Я разлила напитки и подумала, что неплохо будет принести Лэйсу его питье прямо в ванну. Через дверь душа я видела тело Лэйса. Меня трясло, когда я ставила его стакан на раковину. 

 

«Я принесла тебе попить», сказала я Лэйсу. 

 

«Спасибо, мама.» 

 

Я не могла сдвинуться с места, глядя на стеклянную дверь душа. Мои глаза были прикованы к очертаниям его твердого члена. Я не могла вздохнуть. Я видела, как Лэйс взял рукой ствол, и, мне показалось, он начал мастурбировать. Я застыла на месте. Вначале, я решила, что может быть он просто моет свой член, но его руки начали двигаться по стволу, все ускоряя темп. О, господи, он действительно мастурбировал. Тут я поняла, что мой разум снова обжигают мысли об инцесте. Греховные фантазии, эротичные и дерзкие, носились в моей голове.

 

Я снова почувствовала пульсацию между ног. Следя за сыном через полупрозрачную дверь, я была уверена, что он кончит быстро. Я попыталась разглядеть его член получше. Подглядывание сделало мои соски неожиданно чувствительными даже через черное шелковое платье. Я пыталась дышать тише, но один или два стона сорвались с моих губ. Я видела, что рука сына, державшая член, чуть замедлилась, но затем он начал двигать ею быстрее прежнего, явно получая большое удовольствие от мастурбации. Я не могла больше стоять здесь и наблюдать за ним. Я должна была бежать в прохладную спальню.

 

Я сидела на кровати, прислонившись к стене, мои ноги тряслись. Я чувствовала слабость. Сидя с закрытыми глазами, я чувствовала жар и возбуждение во влагалище. Я тяжело дышала, ноздри раздувались от вожделения. Я не знаю, как долго я просидела так, пытаясь понять свои чувства, и почему я не могу сопротивляться им. Как сильно я ни старалась, я не могла понять почему это происходит со мной.

 

Неожиданно я почувствовала какое-то движение и увидела стоящего в дверях сына. Он был почти раздет. Я покраснела и улыбнулась ему. Улыбка получилась какая-то нервная и вымученная. Лэйс посмотрел на меня....долго, почти затаив дыхание... потом тоже улыбнулся в ответ. 

 

«Душ был прекрасен, мам», сказал он.

 

«Лэйс», прошептала я, протягивая руки к нему. 

 

«Пожалуйста, иди сюда и сядь рядом со мной.»

 

Лэйс сел возле меня. Его бедра были неплотно обернуты полотенцем. Я попыталась по-дружески положить руку на его мокрое бедро, но моя уловка не удалась. Он снова посмотрел на меня с вожделением, так, как он делал это прежде. Я решила, что должна пытаться противостоять ему. Но вместо этого мое дыхание снова участилось. 

 

«Я видела, что ты делал... в душе.»

 

«Извини, мам... но я знал, что ты видишь это», сказал Лэйс. 

 

«Я знал, что ты стояла там... когда я делал это.»

 

Я покраснела и почувствовала, что близка к обмороку.

 

«Если ты знал, что я смотрю, Лэйс, тогда... тогда почему ты делал это?»

 

«Я не знаю, это завело меня, на самом деле я хотел... тебя!», он выглядел по-настоящему искренним.

 

«Лэйс, ты знаешь, что такое инцест?», прошептала я.

 

«Да, это когда люди, подобно тебе и мне, возбуждены и хотят заниматься сексом друг с другом. Мама, я знаю, что ты хочешь секса со мной, твоим сыном. Я знаю, что ты хочешь, чтобы я трахнул тебя, мама. Я чувствую это, мама.»

 

Его слова просто обожгли меня. Дрожа, я поднялась с постели, взволнованная его страстью и желанием заняться со мной, своей матерью, сексом. Я встала перед ним. Раз он подумал, что мог соблазнить свою мать, я собиралась показать ему до какой степени возбуждения я могу довести его.

 

Я никогда не видела настоящих стриптизеров, но знала более чем достаточно, потому что танцевала классический балет. Я покачивала бедрами и смотрела на сына. Его глаза были полны похоти. Моя возбужденная грудь была готова выпрыгнуть из платья. Когда я вертела попкой перед ним, Лэйс следил за мной, облизывая губы, и я видела, что его член под влажным полотенцем снова твердеет. Я знала, что он хочет меня.

 

Мне всегда нравилось привлекать внимание к своему телу, правда, я делала это только в школе. Но делать это перед собственным сыном было даже более возбуждающим. Я соблазнительно облизывала губы, нежно поглаживала руками бедра. Мои соски торчали, будто сделанные из резины, выделяясь под шелковым платьем. Я покручивала соски пальцами. Легкое пожатие пальцами еще сильнее очертило их. Лэйс уставился на меня, затаив дыхание. Он сидел на кровати, не делая попыток скрыть свою потрясающую эрекцию.

 

Затем мой сын снова взял бразды правления в свои руки. Неожиданно он поднялся и снял полотенце. Я затаила дыхание от возбуждения, увидев его эрекцию снова. Затем он, не торопясь, сел на кровать, но на этот раз его член, торчавший точно жердь, был непристойно направлен прямо мне навстречу. 

 

«Ты и правда любишь наблюдать за мной, сын?», спросила я прерывающимся голосом. 

 

«Да, мама», ответил он тихо.

 

Я принялась расстегивать пуговицы на платье. Почти раздетая, скользнула одной рукой между обнаженных бедер и провела ею вдоль трусиков. Поглаживая пальцем вдоль половой щели, я заметила, как жадно Лэйс уставился на мои кружевные трусики. Киска становилась все влажнее и горячее, и, когда я проникла кончиками пальцев под черные трусики, я почувствовала, как влага пропитала их ткань.

 

«О, господи!», промурлыкала я, еще шире раздвигая ноги и выставляя бедра вперед. 

 

«О, боже!», Лэйс, не отрываясь, следил за движением моего пальца вдоль промежности. Я была уверена, что могла бы кончить, только прикоснувшись к своему клитору. Я видела, что руки сына приблизились к его разбухшему члену, но тут он остановился. Я знала, что он чувствует. Я знала, потому что чувствовала то же самое, сгорая от желания снова предаться инцесту. 

 

«Да, Лэйс!», слова сорвались с моих губ прежде, чем я подумала правильно это или нет. 

 

«Поласкай себя для мамы», мои глаза горели при виде его напряженного члена. 

 

Он нетерпеливо облизал губы, его руки, лежавшие на коленях, тряслись. Кончиками пальцев он прикоснулся к стволу члена. Лэйс неожиданно сильно сжал свой пенис. 

 

«О, Лэйс, Лэйс!», вскрикнула я. 

 

Я наклонилась к нему и смотрела вниз на его руку, державшую член. 

 

«Сожми его, сладкий мой! Сожми его для мамы!»

 

Лэйс откинулся на кровать, широко раскинув ноги. Он мастурбировал свой крепкий член одной рукой. Я видела как пальцем другой руки он проник в свой анус. Я была потрясена, как это сильно возбуждает его. Точно так же это возбудило меня несколько часов назад. 

 

«Могу я это делать, мама?», спросил он. Я кивнула – да. Немного сомневаясь, он развернулся на кровати, встал на четвереньки так, чтобы его попка была прямо перед моими глазами. 

 

«Мам, прикоснись к моему... моему... анусу... пожалуйста», выдавил он, заикаясь.

 

Вначале он посмотрел испуганно, затем, когда я снова кивнула – да, закрыл глаза. Я нежно обхватила рукой его член, проверяя насколько он становится тверже, если его сжать. Плотно сжимая кулаком член, я прикоснулась губами к его яичкам. 

 

«О, милый, ты пахнешь так сексуально», воскликнула я.

 

Лэйс приподнял попку навстречу моему рту, широко раздвинув колени. Я не могла сопротивляться его желанию. Я должна была попробовать на вкус его анус, никогда еще со мной не случалось ничего более эротичного. 

 

Я двинула рукой вдоль члена, следя за его пульсацией. Головка члена стала большой и почти багровой. Мои взгляд застыл на его анусе, который был в нескольких дюймах от моего лица. 

 

«О, Лэйс, я так люблю пробовать тебя на вкус!», прошептала я. 

«Я хочу полизать твою попку.»

 

Кулаком я стала, не торопясь, мастурбировать его член.

 

Когда я прикоснулась языком к его анальному отверстию, Лэйс застонал от наслаждения. Языком я вылизывала анус своего сына. Вкус был такой запретный, такой эротичный. 

 

Я решила, что мой сын готов для чего-то большего, чем язычок его матери или всего лишь маленький палец. Я остановилась. Я сказала ему, чтобы он не двигался. Открыв ящик комода, достала свой черный дилдо. Быстро нанесла масло для загара на свою руку и на дилдо. И тут я увидела испуг на лице сына.

 

«Мама... я не думаю... мама, пожалуйста... будь осторожна!», выдохнул Лэйс.

 

«Почему?», спросила я строгим материнским голосом.

 

«Я не хочу... пожалуйста, мама... он слишком большой!», сказал он со страхом.

 

Без сомнений я села позади него на кровать. Он уткнулся головой в подушку. Кончиком дилдо я нежно размазала масло по его анусу и легко проникла пальцем в анал. Вскоре я ввела внутрь уже два пальца, и почувствовала, как он начал расслабляться. Я ощутила как дернулся его член, когда я вытащила оба пальца. И, прежде чем он смог остановить меня, я втолкнула дилдо в его попку почти на дюйм.

 

«О, мама!», его крик был смесью боли и наслаждения.

 

Дилдо было почти наполовину внутри него, когда я медленно начала трахать попку сына... вперед-назад. Я сама почти кончила, лаская другой рукой свое влагалище. Масло для загара смешалось с потом Лэйса, и аромат был самым возбуждающим из того, что мне приходилась нюхать. Вскоре я трахала его еще быстрее, ласкала себя одной рукой, а другой двигала дилдо внутри его ануса. Он начал стонать, вначале тихонько, потом все громче.

 

Неожиданно, Лэйс громко закричал, и горячая, толстая струя спермы брызнула из его члена. Я чуть не задохнулась, когда первая струя ударила по кровати. Затем я вытащила дилдо из его попки, в этот момент струя стала настолько сильной, что брызнула на его лицо, губы и подбородок. Глядя на белый ароматный сок, извергающийся из его члена на кровать, на капельки на его лице, я так возбудилась, киска так набухла, что узкие кружевные трусики были готовы лопнуть.

 

«О, господи, Лэйс!», воскликнула я.

 

Мое влагалище сжалось, когда мощный оргазм поразил меня, подобно удару молнии. Я все еще кончала, когда Лэйс в изнеможении опустился на кровать. В этот раз он быстро задремал. Я же решила принять успокаивающий теплый душ, да и просто вымыться.

 

 

 

Глава 3.

 

 

Спустя час я решила разбудить сына и устроить небольшой пикник на пляже. Когда я вошла, Лэйс лежал на спине. Я видела, что он был смущен тем, что кончил себе на лицо. Но кроме того я увидела, какими голодными глазами он смотрит на меня. Я присела рядом с ним и спросила, хорошо ли он поспал? Он кивнул – да. 

 

«Ты голоден, малыш?», снова спросила я, и, к моему удивлению, его член снова затвердел.

 

«Лэйс, как ты все еще можешь быть твердым?», спросила я его. Сын смотрел на меня не отрываясь и прикасался к моим эрегированным соскам.

 

«Мам, ты делаешь меня таким ненасытным», сказал он. Я поцеловала его в губы и сказала быстренько принять душ и одеться. Пока я ждала его, у меня внезапно возникло желание узнать побольше о его секретах. Эта мысль вертелась у меня в голове, пока мы шли на пляж. 

 

«Все ли ты рассказал мне о том, что тебя возбуждает?», прошептала я, глядя на него. 

 

«Ты можешь рассказать мне еще что-нибудь, сынок.»

 

«Что ты еще хочешь услышать?», спросил он. Несколько минут мы шли молча. Но вскоре он был готов рассказывать. Я увидела это по его глазам.

 

«Мам, тебе понравилось лизать мой анус?», спросил он, покраснев.

 

Услышав это, я тоже покраснела, но все же кивнула в ответ. Лэйс приободрился и теперь его голос стал тверже.

 

«Ты хочешь, чтобы я говорил тебе грязные и непристойные вещи, мама?» 

 

«Да, да, пожалуйста! Говори, говори дальше.»

 

«Мне очень нравится втыкать в тебя свой член и трахать тебя так же, как ты трахаешь меня в анус. Еще я люблю лизать твою киску и ласкать пальцем внутри твоего анала.»

 

«О, Лэйс!», промурлыкала я, водя пальцами вверх и вниз по промежности.

 

Лэйс воодушевился и слова свободно потекли из его уст.

 

«Я люблю чувствовать твои груди, мне нравиться играть с твоей киской и прикасаться к твоему анусу. Я люблю вставлять пальцы в твое влагалище и в попку, люблю трахать твою попку и хотел бы посмотреть как ты лижешь мой член, когда я кончаю.» 

 

Я посмотрела на него, мои глаза подернулись поволокой.

 

«Ты хочешь это увидеть?», тихо спросила его я.

 

Лэйс кивнул.

 

«О, Лэйс, мылыш!», прошептала я. 

 

«В следующий раз мы сделаем так, что ты сможешь все увидеть в зеркало. Я тоже хочу, чтобы ты увидел как я сосу твой член, лижу яички и целую твой анус! Тебе нравилось это, когда я трахала тебя в попку?», прошептала я, поглаживая свою киску.

 

«Да, мама... о, господи... я люблю это... я почти почувствовал себя женщиной!», когда он произносил это, его член вырос в шортах. Взгляд Лэйса застыл на мне. Мы пришли на пляж. И оба были по-настоящему голодны и возбуждены. 

 

Лэйс быстро поглощал еду, а я решила открыть немного вина для нас обоих. Вино было превосходно. Никогда в жизни я не чувствовала себя лучше. Лэйс тоже пригубил вина. Он стал рассказывать, как он всегда хотел трахнуть меня, с тех пор как ему исполнилось восемь или девять лет. Он не мог остановиться, рассказывая мне о своих непристойных инцестных фантазиях. Он рассказал мне, как он иногда надевал мое нижнее белье. Эта новость сделала меня такой разгоряченной, что я чуть было не кончила.

 

Конечно же я должна была поддержать его в стремлении делиться со мной своими тайнами. Никогда прежде мы не разговаривали с ним так. Благодаря вину я расслабилась, и мои мысли были только о сексе. Спустя полчаса, я заметила, что пляж почти пуст. Никто не мог услышать того, что мы говорили друг другу. Сексуальное возбуждение сжигало меня изнутри. Под шортами Лэйса тоже ясно было видно, как он разгорячен. Я спросила, как он может удерживать эрекцию так долго? Вместо ответа он покраснел и горделиво приспустил шорты. Головка его члена высовывалась подобно багровой змее... Я была на общественномом пляже с сыном, демонстрирующим свою эрекцию собственной матери. Я едва не кончила, и решила играть и дальше в нашу секретную эротическую игру.

 

«Лэйс, что мы сейчас с тобой будем делать?», тихонько промурлыкала я.

 

«Пососи меня... пососи меня, мама!»

 

«Я не уверена, готов ли ты к этому?», я хотела его еще немного подразнить.

 

Я опустилась перед ним на колени, гладя его ноги и потихоньку приближаясь к промежности. Одной рукой нежно прикоснулась к его яичкам, другой рукой обхватила его член. Я сильно сжала руку, сделав его головку еще более набухшей. Голодными глазами я пристально смотрела на его твердый член, медленно лаская его, сжимая яички, чувствуя их горячее содержимое. Я приблизила лицо к головке члена. 

 

«Пожалуйста, возьми его в рот, мама», попросил Лэйс прерывающимся голосом. 

 

«Ты любишь это, ты хочешь этого, сладкий?», проворковала я, опуская язычок в маленькую мокрую дырочку на головке и лаская головку губами. 

 

«Ты хочешь, чтобы я взяла в рот твой член, не правда ли?», Лэйс энергично кивнул головой. Он был очень возбужден и елозил попкой по покрывалу. Как только он освободился от шорт, я села перед ним, держа его за бедра и не отводя глаз от пульсирующего члена. 

 

«Господи, Лэйс! У тебя такой красивый член!», я открыла рот и втянула в рот член Лэйса до половины. Я закрыла глаза, почувствовав губами обжигающую пульсацию. Нажала на ствол язычком, полизала его, мурлыкая от удовольствия. 

 

«О, мама!», Лэйс задыхался, почувствовав членом влажную теплоту моего рта. 

 

«О, это так приятно!», я скользила губами по его члену, наблюдая за его реакцией. Член Лэйса внутри моего рта был бесподобен. Он не вызывал удушья, входя слишком глубоко, я плотно обхватывала его языком и губами. Мой клитор стал твердым и так восхитительно пульсировал, обнаженные ягодицы сжались. Ноги Лэйса дрожали, он смотрел на меня, идя наперекор всем, занимаясь сексом со своей матерью на публичном пляже, не заботясь о том, что кто-нибудь может увидеть его. Я сосала его член и чувствовала себя очень хорошо, и он не хотел меня останавливать. 

 

Не отводя глаз от члена, я развернулась так, чтобы быть лицом к его ступням. Оперевшись на руки, я издала тихий стон и быстро взяла пенис в рот на всю длину. Лэйс стонал, глядя как мои губы обхватывают ствол, движутся толчками вверх-вниз, ласкают и сосут, то быстро и сильно, то нежно и медленно.

 

«Оооо, мама, мама!», постанывал Лэйс, в экстазе приподнимая бедра, пытаясь втолкнуть член мне поглубже в глотку.

 

Неожиданно взгляд Лэйса замер на моей влажной киске, заметив мокрое пятнышко на белых трусиках бикини. Моя киска была сильно распалена его словами. Руки Лэйса блуждали по моим бедрам, гладили попку. Я застонала от удовольствия, когда он проник под трусики. Подчиняясь порыву, он втолкнул язычок в мое влагалище и стал лизать его, руками сжимая мои прекрасные обнаженные ягодицы, руками прижимая меня ближе к своему лицу.

 

Я скользила ртом по его члену вверх и вниз, подталкивая снизу руками его извивающийся зад. Лэйс стонал в исступлении, погружая свой язык внутрь моей разгоряченной киски, пробуя мои сладкие соки, возбуждаясь от их аромата. 

 

Лэйс причмокивал губами, прикасаясь к моему влагалищу, я извивалась, скользя киской по его рту. Лэйс нащупал языком мой клитор и начал жадно сосать. Мое возбуждение перешло все пределы. 

 

«О, милый!», у меня вырвался крик. 

 

Лэйс вылизывал мою пылающую киску, истекающую соками. Он то сильно сосал распухший клитор, то порхал по нему языком. Его лицо все было перемазано скользкой влагой. 

 

«О, мама! Соси меня!», простонал он.

 

«Соси мой член, мама!»

 

Лэйс, крайне возбужденный, толкал язык в мою попку, вылизывал складки сморщенного колечка ануса. Я исступленно кричала. Лэйс сосал мой анал, его язык порхал, доводя меня до изнеможения.

 

«Соси его! Соси его!», чуть не рыдая, попросила я. 

 

«О, Лэйс! Соси мое влагалище, трахай его языком, малыш! Ешь меня... ешь мою горячую киску!»

 

Я прижималась влагалищем к его рту так сильно как могла, покачивая своей обнаженной попкой. Я крепко сжала его член кулаком, исступленно дроча его. Лэйс держал мои упругие ягодицы, его губы с силой сосали набухший клитор, нос упирался в мой крепко сжатый анус. Сын выгибал свои бедра, когда я скользила губами вниз по его стволу.

 

Мои руки сжимали его упругую попку, носом я касалась его яичек. 

 

Я подмахивала бедрами вверх-вниз над лицом Лэйса, чувствуя как набухают мои аккуратно подстриженные половые губы. Я терлась киской о его лицо, и стала уже переживать, что он не может кончить в мой рот. Я так хотела его сперму, хотела почувствовать языком вырывающуюся из него струю. Я неистово сосала его, сжимала губами, вылизывала языком пульсирующий ствол.

 

Лэйс лизал мою промежность с вожделением, не присущим его возрасту. Его скользкий язык проникал внутрь меня, исследовал каждый сантиметр снаружи, кружился вокруг клитора, губами втягивал возбужденный бугорок в рот.

 

Его руки пробрались к моим ягодицам и развели их широко в стороны. Он очень старался, вылизывая моя киску. Я чувствовала, сын близок к тому, чтобы кончить, и я с силой прижалась к его рту.

 

Пронзительно крикнув, я кончила. Мое влагалище судорожно запульсировало, и я еще сильнее надавила на его лицо, чтобы он почувствовал как оргазменная судорога сотрясает мое лоно. Я бешенно сосала его пульсирующий пенис, качая лицо вверх-вниз, плотно сжимая губы. Я сильно стиснула его ягодицы, пальцами проникнув в его анус. Я ощутила, как его член еще немного набух, и стала сосать еще быстрее, скользя губами от головки до основания, прижимая член языком к небу, делая более узким тоннель для члена.

 

Рот Лэйса все еще был занят моей киской, и потому он промычал, что начал кончать. Я почувствовала, как его горячие соки брызнули в мое горло. Со стонами наслаждения я продолжала сосать его член так сильно, как была способна, стремясь добыть из его яичек всю сперму до последней капли. 

 

Мой рот наполнился, и вкус его соков спровоцировал еще одну серию оргазмов такой силы, что можно было сойти с ума. Держа его член, я глотала сперму, и киска стала потихоньку успокаиваться. Руками я гладила его бедра, нежно лаская его. Член стал мягким, и я выпустила его изо рта. Мягко поцеловав его яички, провела язычком вокруг них.

 

Лэйс целовал внутреннюю поверхность моих бедер, изгибы моей попки. Он ласкал мои ягодицы и ноги, это так расслабляло меня. Глядя на мой анус, который был всего в нескольких дюймах от его лица, он не удержался, и, подчинившись порыву, поцеловал его, приникнув губами прямо к колечку. 

 

«Ооооо, малыш!», промурлыкала я. 

 

«Ах, ты так нежен со мной! Я так люблю, когда ты прикасаешься язычком к моему анусу!»

 

Я поднялась, села на покрывало, подтянув колени к груди и уперевшись в них подбородком, с любовью глядя на своего сына.

 

«Твое лицо совсем мокрое», прошептала я.

 

«Я знаю», ответил Лэйс, облизывая губы.

 

«Я надеюсь, никто не увидел нас», хихикнула я. 

«Ты не заметил, никого не было рядом?»

 

«Я не думаю», сказал он, в его голосе послышался страх.

 

«О, прости, что напугала тебя», сказала я, смеясь.

 

Мы решили вернуться домой. По дороге домой Лэйс держал меня под руку не как сын, а как любовник.

 

«Мне так нравится тут на острове. А тебе, милый?», спросила я мягко, идя рядом с Лэйсом под руку. «Здесь так красиво и тихо, особенно ночью.»

 

«Я хочу, чтобы мы остались тут навсегда», сказал он. 

 

«Мам, я хочу быть с тобой в этом доме все время.»

 

Я повернулась к нему и поцеловала его глаза и подбородок.

 

«Это потому что мы трахаемся тут все время», прошептала я. 

 

«Ты можешь быть трахнутой в любом месте, ты знаешь это», Лэйс улыбнулся и покраснел одновременно. 

 

«О, не смотри на меня так», тихо засмеялась я. 

«Я решила, что больше не буду стыдиться того, что мы делаем.»

 

«И я не буду, никогда», с счастливой улыбкой проговорил Лэйс.

 

 

 

Глава 4.

 

 

На следующий день я проснулась, чувствуя себя обновленной. Я слышала, что Лэйс принимал душ. Когда я наконец открыла глаза, оказалось, что Лэйс уже в моей спальне с улыбкой на лице. Лэйс сбросил полотенце. Его тело было еще влажным после душа, глаза блестели.

 

«Доброе утро», сказал он. 

 

«Ты готова к сюрпризу, мама?»

 

Он открыл мои ящики с бельем и стал внимательно разглядывать содержимое. Неожиданно он вытащил оттуда мои белые трусики, надел их и стал позировать передо мной.

 

«Тебе нравится, как я выгляжу в этом?», спросил он. 

 

Я уставилась на его выпуклую упругую попку. Трусики были с заниженной талией, они тесно облегали его бедра, почти не прикрывая ягодиц. Узкая полоска ткани едва прикрывала промежность, выпуклость члена и яичек была лишь слегка очерчена. 

 

Он усмехнулся и надел черную тоненькую кружевную блузку. Я с удивлением поняла, что его тринадцатилетнее мальчишеское тело было такого же размера как у меня. 

 

«Мама, ты знаешь, когда я надеваю твою одежду – это так заводит меня», сказал Лэйс.

 

«О, господи! И меня тоже!», ответила я, учащенно дыша. 

 

Я встала и поцеловала его. Нежно... как целуют женщину. Я почувствовала, что внизу снова становится мокро. Я глядела на своего сына, и мои глаза горели.

 

Я решила дать ему попробовать надеть мои высокие каблуки. Они подошли великолепно! Я наблюдала за Лэйсом. Белые трусики на узких упругих бедрах, прозрачное кружево блузки, великолепные высокие каблуки на стройных ногах. Его юное, соблазнительное, худощавое, почти женское тело, узкая попка, он выглядел как очень сексуальная юная девушка. 

 

Он повернулся спиной ко мне, чтобы я могла прикоснуться к его попке, обтянутой трусиками. Но я хотела ощутить большее. Я нежно сняла с него трусики и усадила на постель. Он затрепетал, когда я нежно провела руками по его попке.

 

«О, да... это так приятно...мама, ты делаешь мне так хорошо...», прошептал он.

 

«Я уверена, что могу сделать так, что тебе будет гораздо приятнее», шепнула я, представляя моего сына оттраханным подобно женщине. Я чувствовала себя так, как будто это меня собираются трахнуть в первый раз.

 

Трусики почти не прикрывали его совершенную мальчишескую попку, круглую, упругую, с неправдоподобно нежной кожей. 

 

«Тебе нравится, то, что ты видишь?», спросил он изменившимся голосом.

 

Я была слишком ошеломлена, чтобы ответить что-нибудь. Он повернулся спиной ко мне, и встал так, что его попка уткнулась мне прямо в лицо. Я провела язычком по его анусу.

 

«О, мама, поласкай мою попку», он наклонился, дотянулся рукой до моей промежности и стал поглаживать ее. Я продолжала ласкать его дырочку. 

 

«Ты так возбуждаешь меня», провоковал он, рукой поглаживая багровую головку своего члена. 

 

Неожиданно он снова потянулся к ящикам с бельем. 

 

«Мама, пожалуйста, пожалуйста, позволь мне померить твою черную ночную сорочку», попросил он со страстью в голосе.

 

Я взяла сорочку из ящика, расстегнула ее. Это была длинная полупрозрачная рубашка, почти до пола, но не прикрывающая высокие каблуки. Лэйс чуть покачнулся в непривычной обуви, едва не потеряв равновесие. Но я поддержала его и помогла ему застегнуть рубашку. 

 

Он выглядел ошеломляюще! Он смотрелся неожиданно рослым, как невообразимо эротичное похотливое изваяние, наполовину юноша, наполовину девушка. Лэйс дрожал от возбуждения, и его член как столб выпирал из под рубашки. Он снова повернулся спиной ко мне, задрал рубашку, обнажив попку, и посмотрел в зеркало, раздвинув ягодицы. Он наклонился, как бы приглашая меня снова поцеловать и поласкать его заднюю дырочку.

 

Я лизала и нежно похлопывала его попку, наслаждаясь вкусом его нежной кожи и запахом его по-новому выглядевших ягодиц. Нагнув его еще сильнее, я получила доступ к его незащищенной волосками розовой дырочке. Медленно обвела ее по кругу языком. Он раздвинул ягодицы как женщина, приглашая меня войти глубже. Я толкнула язык в его анус. Это был самый эротический завтрак в моей жизни!

 

Я вводила язык глубоко, вылизывая, лаская, буравя его. Сфинктер стал расслабляться, Лэйс все сильнее стонал. Он был снова готов кончить. Он повернулся лицом ко мне, руки на члене медленно двигались под сорочкой. Его член был направлен на меня, непристойно и маняще выпирая под рубашкой. 

 

«Ты думаешь, что я ненормальный, мама?», спросил он. 

 

«Нет, Лэйс, нет», ответила я, не раздумывая. 

 

«Никогда в жизни я не была так возбуждена», сказала я, тяжело дыша от вожделения. 

 

Дрожа, он поднял рубашку и выдохнул: «Я хочу тебя, мама».

 

Он стоял передо мной, лаская свой член, в моей прозрачной сорочке, на черных высоких каблуках. Перед моими глазами был член самый твердый из тех, что мне приходилось видеть. Я была просто опьянена желанием. Лэйс облизал губы как женщина и просящим голосом сказал: «Пососи меня.»

 

Дрожа от похоти, я наклонилась к нему, нежно обхватила руками его член и стала мягко массировать его ствол и яички. Я дразняще целовала головку его пениса и снова массировала. Лэйс стонал. Целовала, лизала, целовала и снова лизала... и наконец я ощутила его у себя в горле. Я скользила ртом по его инструменту, глотала его. Но я решила остановиться до того, как Лэйс кончит мне в рот. 

 

«Лэйс, это изумительно», простонала я. 

 

«Пожалуйста, смотри на меня сейчас», сказала я. 

 

Я медленно поднялась на кровати, выгнув попку, лаская руками внутреннюю поверность бедер и поглаживая промежность, представляя Лэйса сгорающим от желания трахнуть меня в попку. Пальцем я скользила внутрь и снаружи моей киски, потом погладила свой анус, снова вернулась во влагалище, поласкала клитор. Я выгнула свою обнаженную, сочную попку. Присела и непристойно повертела бедрами. Лэйс, стоявший позади меня, бросился ко мне и начал вылизывать мой анус, как изголодавшийся кобель. Я сильнее раздвинула колени, чтобы быть более доступной.

 

«Мама, могу я трахнуть тебя туда?», спросил Лэйс, показывая на мое анальное отверстие.

 

«Да, да, пожалуйста, сделай это», запинаясь, сказала я. Как же мне хотелось, чтобы это никогда не кончалось! Его член вздрагивал и покачивался под моей рубашкой. Лэйс не мог удержаться и поглаживал ствол рукой. Он целовал мои ягодицы, языком проникая вглубь моего ануса. Он сосал все сильнее и быстрее. Потом он сменил язычок на палец. Мой клитор был готов взорваться. Неожиданно Лэйс вытащил палец из моего ануса. Он тут же заменил палец, приставив к анальному отверстию багровую набухшую головку члена. Я почувствовала ее прикосновение как удар тока.

 

«О, да, трахни меня своим великолепным членом!», крикнула я, когда Лэйс начал толкать пенис в мой анус. Его член полностью погрузился глубоко в меня.

 

Я почувствовала, как по мне разливается тепло, так случалось, когда я уже была готова кончить. Мое дыхание участилось, и Лэйс начал толкать членом вверх-вниз, как хорошо смазанным поршнем.

 

Он стоял на коленях позади меня, одетый в мою рубашку, на ногах высокие каблуки. Лэйс мог видеть себя в зеркало. Он видел, как его член скользит во мне – его собственной матери, видел себя, одетого в мою одежду. Он раздвинул мои ягодицы, сильнее возбуждаясь, глядя в зеркало, как моя попка принимает его член.

 

«Уууу... уууу... оооо! Ооооо, оооо!», я стонала и всхлипывала, пронзаемая членом сына. Закрыв глаза, я подмахивала ему попкой, с искаженным от экстаза лицом. Я вытянула руку меж своих разведенных коленей, и взяла ладонью его болтающиеся яички. Сжала их сильно, пожалуй даже слишком сильно, словно боясь, что он может вытащить свой член из меня. Я страстно подмахивала Лэйсу своей выпяченной попкой, при каждом толчке раздавалось хлюпанье моих разгоряченных внутренностей. Теперь Лэйс долбил меня еще сильней, он уже не мог замедлить своих движений.

 

«Сильней, сильней!», кричала я, мои ягодицы ударялись в низ его живота.

 

«Трахай меня сильнее, Лэйс! О, трахай мою задницу! Входи глубже... глубже! О, малыш, малыш! Маминой попке так хорошо от твоего члена... он обжигает мою попку как огонь! Трахай её, трахай её, трахай её!»

 

«Я собираюсь так оттрахать тебя...», рычал Лэйс. «Я хочу оттрахать твою горячую задницу! Я буду трахать тебя и твой зад, трахать, трахать и трахать, и кончу туда!»

 

И тут Лэйс неожиданно вышел из меня!

 

«Мама, о, мама!», услышала я его всхлипы. «Ты так великолепно трахаешься! Твоя попка такая узкая... я думаю... я не могу уже сдерживаться...»

 

«Да! Лэйс, да!», простонала я. «Мы оба не можем! Оооо, мне так хорошо... Моя попка любит твой член! Пожалуйста, войди в неё снова!»

 

Я вскрикнула, когда его член с хлюпающим звуком снова ворвался в меня. Пульсирующий спазмы, возникшие в моем влагалище, передались и анусу. Он будто бы втягивал в себя и сосал член сына.

 

«Кончай, черт тебя побери!», кричала я. 

 

«Кончи в мою горячую растраханную задницу!»

 

Член Лэйса запульсировал. И тут я почувствовала, будто его член стал еще больше. Я чуть не задохнулась от напряжения, пытаясь помешать сыну вынуть член из меня. Я сильно сжала кольцо ануса, яростно подмахивая ему вверх-вниз. Лэйс впился руками в мои бедра и сильно толкал их вверх, вгоняя член глубоко в мой зад.

 

Я закричала, когда сперма, подобно стремительному потоку, вырвалась из его члена. Мощные спазмы пениса обжигали мой растянутый анус. Он кончал так много и сильно, что казалось, что его соки наполнят все мое тело и польются изо рта. 

 

Именно в тот момент я решила, что никто, кроме нас двоих, не будет знать о нашей тайне.

 

 

Измотанные происшедшим, мы проспали долго. Когда я открыла глаза, Лэйс еще спал. У меня в голове созрел великолепный план. Я тихонько поднялась и выскользнула из спальни. Приняла прохладный душ, одела короткое белое льняное платье, красиво оттенявшее мой загар. Было душно, и белья я решила не надевать. Села в машину и двинулась в путь. День начался с сюрприза, им же он и закончится. 

 

Я управилась за пару часов. Лэйс уже проснулся и загорал возле бассейна. Он удивленно поднял брови, увидев гору пакетов в моих руках. 

 

«Очень скоро ты все узнаешь», сказала я. «Я уверена, тебе понравятся мои покупки».

 

Я нежно поцеловала сына в губы, и, обнявшись, мы пошли в дом. 

 

«Не хочешь ли ты принять со мной душ?», спросила я сына.

 

«Мама, ты могла бы и не спрашивать», улыбаясь ответил Лэйс.

 

Мы поднялись в ванну, держась за руки как подружки. Я расстегнула пуговицы платья, обнажив свои груди. Лэйс тут же прильнул к ним губами. Он прижимался ко мне бедрами, терся о мой лобок и ласкал руками попку. Я стянула вниз его трусы. 

 

«Постой, постой, малыш. Не торопись. Я приготовила для тебя нечто особенное. Давай сначала примем душ.»

 

Лэйс послушно пошел в душевую кабину вместе со мной. Набрав в ладони душистого геля мы мыли друг друга, ласкаясь скользкими руками, целовались и терлись телами. Это было восхитительно, гладить его упругую попку, касаться нежной юношеской кожи. Лэйс хотел продолжения, но я остановила его.

 

Мы вышли из душа совсем разгоряченные, и я повела его в спальню – разбирать покупки. В первой коробочке лежал изумительный, просто воздушный кружевной комплект: тончайшей кружевной топ на тонких бретельках и мини-стринги. У Лэйса перехватило дыхание. Признаться, я сама была крайне возбуждена, протягивая эти вещи сыну. Дрожащими руками он натянул на себя белье. Трусики сидели низко на бедрах, плотно обтягивая тугую попку и хорошо обрисовывая впадинку между ягодицами. Спереди ткань плотно прижимала к животу его затвердевший член. Это было изумительное, невероятное зрелище. Следом за трусиками Лэйс надел топ. Все сидело просто великолепно!

 

«Теперь, малыш, примерь вот это», сказала я, протягивая ему пару шелковых чулок.

 

Видя его нерешительность, я присела возле него на колени, и с поцелуями натянула чулки на его стройные ноги. Чулки заканчивались широкой кружевной резинкой. Осталось добавить маленький штрих. Я достала из шкафа босоножки на тонком высоком каблуке и помогла сыну обуться. 

 

«Ох, мам, как же это красиво!», воскликнул Лэйс, поглядев в зеркало. Дрожащими от возбуждения руками он трогал свое тело в кружевном белье, пробовал на ощупь тонкий нежный шелк чулок. Сейчас Лэйс был похож на чудную юную девушку, с еще не оформившейся грудью. Это зрелище вызвало у меня такой прилив нежности, я не удержалась и, обняв, поцеловала его в губы, нежно, как целует женщина женщину.

 

«А теперь, малыш, посмотрим на самый главный подарок», сказала я, открывая последний пакет.

 

В пакете лежала одна единственная коробка. 

 

«Открой сам», попросила я сына.

 

Лэйс, дрожа от нетерпения, предвкушая нечто особенное, вскрыл коробку. Там лежал великолепный дилдо с кожаными ремешками. У него перехватило дыхание.

 

«Мама, это для меня?! Я так хотел узнать... почувствовать то, что чувствуешь ты... какая же ты у меня, мама... я хочу, чтобы ты трахнула меня им... прошу тебя...»

 

В его голосе была такая страсть, такое желание, которому невозможно было противостоять. Я, не медля, пристегнула страпон. 

 

Лэйс встал на кровати на четвереньки так, чтобы в зеркало была хорошо видна его попка. Он не отводил глаз от своего отражения. Ему было хорошо видно, как я выдавила на ладони крем для загара и нанесла его на страпон. Как потом я, наклонившись, оттянула вбок полоску трусиков, прикрывавшую промежность, поцеловала его анус и скользкими от крема пальцами стала мять и ласкать его дырочку. Он следил за мной, не отрывая глаз, затаив дыхание. Когда два моих пальца стали легко входить его дырочку, Лэйс уже стонал, извиваясь и выгибая спину. Его стоны и движения разбудили во мне такую похоть, низ живота ломило, киска стала мокрой и горячей, клитор под ремешками страпона набух от возбуждения. 

 

«Мама, трахни меня... трахни, прошу тебя», задыхаясь, прошептал Лэйс.

 

Я, не медля ни секунды, вытащила пальцы из его ануса и тут же втолкнула туда головку страпона. Лэйс охнул, но тут же расслабился, и я без труда ввела дилдо в его анал. Я бросила быстрый взгляд на зеркало. Это было непередаваемое зрелище! Могла ли я таком даже мечтать? Я трахаю страпоном одетого в женское кружевное белье юного мальчика, и этот мальчик – мой сын! 

 

Я начала размеренно двигать бедрами. Дилдо легко, с хлюпаньем скользил в Лэйса, входя на всю длину. Он похотливо приподнимал попку навстречу мне, его движения и впрямь походили на женские. Я то размеренно долбила его попку, то медленно выводила дилдо из него и толчком вталкивала обратно, то трахала его быстро и глубоко. Временами я наклонялась к нему и целовала его спину, ласкала руками грудь, бедра, гладила его член... и трахала, трахала, трахала его похотливую попку. Каждый раз, когда страпон входил в него, Лэйс издавал стон, который мог свести с ума кого угодно. Я сама уже почти потеряла голову от возбуждения, каждый толчок бедрами отзывался в моем клиторе, половые губы так набухли, что кажется готовы были лопнуть. Ремешки страпона терлись о мою промежность, добавляя удовольствия. Движения и стоны Лэйса, его отражение в зеркале, скользящий перед моими глазами страпон, все это привело меня в неистовство. Лэйс тоже был уже на грани. Он стонал, не переставая. 

 

«Ооооооо, черт... я кончаю!» закричала я. Судорожная горячая волна накрыла меня. Я с силой всадила страпон в Лэйса. В тот же миг из его члена брызнула горячая, тугая струя, заливая его лицо и грудь. Наши крики удовольствия слились в один крик. В изнеможении мы рухнули на кровать. Я выщила страпон из его попки. Волна нежности охватила нас. 

 

«Мама, это было так... так прекрасно... теперь я знаю, что чувствуешь ты...», прошептал Лэйс.

 

Мы с нежностью целовались, ласкали и гладили друг друга.

 

«Мы ведь попробуем это еще раз, мама?», спросил он.

 

«Обязательно», с улыбкой ответила я. «Столько, сколько захочешь, малыш.»

 

С облегчением я вдруг вспомнила, что у нас есть еще четыре дня наедине, чтобы воплотить в жизнь наши самые потаенные желания. Именно этим мы и занимались...

   

   
   

   

   

   
© Lcherry.ru. Все права защищены!