Эротический рассказ: Материские секреты Эрики ( 1 )Глава 1.

Я попробую рассказать вам, как моя любовь к юным мальчикам стала кое-чем более реальным, чем просто мечты.
Перед тем как начать, позвольте немного рассказать о себе. Меня зовут Эрика, и я 38-летняя мама двух красивых сыновей, сейчас живу в Стокгольме (Швеция). Будучи ребенком, я занималась только двумя вещами (секс для меня в то время не существовал). Я была очень хорошей гимнасткой и балетной танцовщицей. Я очень поздно начала свою сексуальную жизнь. Даже не помню мастурбировала ли я или думала ли о сексе, когда была совсем юной девочкой.
Мой первый сексуальный опыт с мальчиком был в 19 лет, ему тогда было только 13. Эту связь мы держали в секрете. В то время я стыдилась своих чувств к этому юному мужчине, и потому вышла замуж за полную его противоположность – за мужчину на 10 лет старше себя.
Я встретила своего мужа в 19 лет, а в 21 забеременела. Тогда я думала, что я полностью выбросила из головы свои извращенные фантазии. Несколько лет спустя я поступила в колледж, чтобы получить образование учителя гимнастики. Мне было 29, и вот-вот должно было стукнуть тридцать. Вскоре после этого муж получил работу за границей. Поэтому он решил, что мы должны переехать поближе к международному аэропорту. Мы переехали в тот же год. На новом месте я нашла работу преподавателя гимнастики.

 

Мне было уже за тридцать, и я была женщиной, все время жаждущей секса. Моим большим пунктиком были юные мальчики нашей гимнастической школы. После нескольких эротических случаев, мысли о юных мальчиках снова вернулись ко мне. 

 

На мне лежала большая ответственность за двух сыновей (потому что муж очень редко бывал дома, приезжал только на Рождество, семейный отпуск и т.д.). В то время моим сыновьям было 8 и 9, и они были очень разные. Младший был робким и застенчивым, а старший Лэйс был обаятелен и остроумен. Я должна признать, что Лэйс был моим любимчиком, хоть я и любила их обоих.

 

Время шло, мой муж приезжал домой только в отпуск и на праздники. Но я никогда не жаловалась, когда, побыв всего неделю, он уезжал. (У нас не было секса во время его приездов).

 

У меня были яркие фантазии вот о чем: мальчики в узких шортах, обнаженные мальчики в душе, и просто мальчики, где бы они ни были. Я мечтала о том, как совращала и трахала их. Я одевалась все более и более смело. Студенты смотрели с огнем в глазах на мое совершенное стройное тело. Я стала стричь и брить свою киску, потому что хотела выглядеть более совершенной. Мое тело выглядело великолепно благодаря гимнастике и балету в юности. Я легко могу нагнуться, уперевшись руками в пол, и при этом не сгибать коленей. Моя попка так же упруга, как и в 16 лет. Даже если я много тренируюсь, я остаюсь очень женственной (видимо это благодаря занятиям балетом). У меня очень большая грудь (размер D), и я очень забочусь о ней. Но настоящая гордость – это мое лицо, полные губы и глаза зелено-коричневого цвета. 

 

Дома я стараюсь одевать на себя так мало одежды, как возможно (впрочем и на работе тоже). Это возбуждает меня, и моя киска становится мокрой. Особенно я люблю ходить на работе в очень узких трусиках типа шорт. В них так отчетливо видна впадинка между ягодицами. Я всегда стараюсь одевать трусики на 1-2 размера меньше, тогда мальчики, немного пофантазировав, могут представить мои возбужденные сексуальные половые губки. Еще я очень люблю носить юбку. Под юбку я могу больше ничего не надеть... это так эротично. 

 

Я быстро нашла способ подсматривать за мальчиками из класса. Я нашла дыру в стене своего офиса. Через эту дыру я могла видеть их, входящими в душ, полностью раздетых. Это зрелище делает меня такой похотливой, что приходится ласкать себе клитор и анус и менять трусики 2-3 раза в день. Иногда, поласкав себя, я не видела причины снова одевать трусики на себя...

 

Я прикасалась к своей груди D-размера на виду у мальчиков, и смотрела в их глаза. Ночами я маструбировала как сумашедшая, представляя, как они лижут мою подстриженую киску и вставляют пальчики мне в анус. В действительности же, никакого совращения не было, я боялась, что меня застукают.

 

Проработав в школе 2-3 года, я знала, что у многих мальчиков эрекция при виде меня. Гуляя по школьному двору на высоких каблуках, я наблюдала, как твердеют их члены, как только их взгляд падал на мою выпуклую попку в узких трусиках и большую грудь с выпирающими твердыми сосками. Я стала приносить с собой в школу маленький дилдо, и получила несколько очень сильных оргазмов, используя его. 

 

Мастурбация все больше и больше распаляла меня. Иногда, приходя из школы, я бежала в спальню и, лаская руками влагалище и анус, доводила себя до оргазма. Я стала все чаще ласкать себе анус. Первый раз входящий в мою узкую попку дилдо сразу же довел меня до такого сильного оргазма, что я закричала. Даже мой старший сын, который был дома, стал стучать в дверь спальни и спрашивать все ли в порядке?

 

Первый сексуальный случай с Лэйсом (моим старшим сыном) произошел, когда я собиралась ужинать. Тогда ему было 13 лет. По случаю я купила совершенно особое черное шелковое платье. Оно было очень коротким и почти прозрачным. Я принимала душ, когда услышала стук в дверь. Лэйс сказал, что хочет в туалет. «Я скоро выйду», крикнула я в ответ. Обернувшись полотенцем, я быстро вышла, чтобы освободить ванну для сына. Его глаза просто впились в меня, когда я выходила. Дойдя до спальни, я вспомнила, что забыла щетку для волос. Я тихонько вернулась. Мой сын стоял, держа член в руках, и встряхивал его, чтобы упали последние капли. Я попыталась не смотреть в его сторону. Но выходя, я заметила, что его член начал твердеть. Попыталась отогнать свои мысли и пошла одеваться к ужину. 

 

Все эти годы, я вынуждена была покупать много белья и трусиков, потому что моя киска была вечно мокрой. Но никогда я не покупала дешевой ерунды. Только прекрасное кружево и шелк. Черные кружевные трусики, мои любимые, были потеряны. Я никак не могла их найти. Ну и ладно, сказала я себе, может быть сегодня я и не должна их надевать. Вместо них я решила надеть лишь черные чулки и туфли на высоких каблуках. Надела своё черное почти прозрачное платье и вышла в гостинную, чтобы сын мог посмотреть, как хорошо выглядит его мама. Я нашла его, сидящим на диване в гостинной. Его глаза вперились в меня. «Тебе нравится то, что ты видишь?», спросила я. «Да, мама, да. Ты самая сексуальная мама в мире.» Я наклонилась, чтобы поцеловать его. Но из-за высоких каблуков не удержала равновесие. Я упала к нему на колени. Наши нубы едва не соприкоснулись. Я была смущена этой ситуацией. Но он первый сделал смелое движение, неожиданно я почувствовала его руку у себя на бедре. Я чувствовала, как его рука приближается к кромке чулка, и дальше к ничем не прикрытой киске. И тут же я ощутила его нежное прикосновение к моим половым губам. Я прильнула к его губам и начала страстно целовать. Мы соприкоснулись языками, как только его рука приоткрыла мою влажную киску. Он трепетал от вожделения ко мне – своей матери. Я понимала, что мы должны остановиться. Но было слишком хорошо, чтобы прекратить это. 

 

Я поднялась. Он смотрел на меня во все глаза, и облизывал свои пальцы. Я чуть не кончила в этот момент. Я видела, как был возбужден сын, но стыдилась своих чувств. Ночью, думая о сыне, о его возбужденных глазах, я трахала себя дилдо так сильно, что на следующий день все болело. Был ли инцест допустимым способом исполнить мои сексуальные мечты о юных мальчиках?

 

Мы никогда не вспоминали об этом, сын лишь стал как-то иначе смотреть на меня.

 

 

 

Глава 2.

 

Прошло несколько месяцев и наступило лето. Было решено, что младший сын поедет к отцу за границу. Это значило, что Лэйс и я должны провести лето вдвоем. Я решила арендовать пляжный домик с бассейном, чтобы мы могли и загорать, и купаться. 

 

Первые три дня были великолепны. Лэйс был очарователен, как и любой мальчик его возраста. На наших отношениях инцидент, который произошел пару месяцев назад, никак не отразился. Но, несмотря на то, что у нас были разные спальни, мне было неспокойно, когда я мастурбировала в кровати, потому что знала, что мой сын так близко.

 

На четвертый день я снова начала испытывать «зуд». Я не могла остановиться: я трахала свои узкие дырочки пальцами и со всей силы долбила их дилдо. Я тяжело вздыхала, представляя, как руки сына прикасаются ко мне. 

 

На следующее утро я чувствовала себя гораздо лучше. Было уже половина десятого утра, а Лэйс еще не поднимался с постели. Наконец я постучала в дверь его спальни. Не получив ответа, я вошла в комнату. Я направилась к кровати, чтобы разбудить его, и остановилась – он был совершенно голый!

 

Я не могла заставить себя не смотреть на его упругие белые ягодицы, моё сердце бешенно забилось. Я почувствовала такое возбуждение. Неожиданно Лэйс заворочался, и я в панике быстро выбежала из комнаты. Я вернулась через несколько минут, чувствуя вожделение внизу живота. 

 

Я издала сдавленный стон. Мой тринадцатилетний сын перевернулся на спину и я тут же увидела, что у него полноценная утренняя эрекция! Крайняя плоть отодвинулась назад и обнажила красную головку его члена. Я шумно сглотнула. Моё воображение начало работать с изнуряющей быстротой, рисуя сцены инцеста. Член моего сына был большим для мальчика 13-ти лет. Мне хотелось взять его в рот и сосать так, чтобы высосать до капельки сперму из этой эротической башни, возвышавшейся между его ног. 

 

Потом чувство вины овладело мной снова. Ведь это был мой сын. Мой внутренний голос говорил, что это болезнь иметь такие чувства по отношению к сыну. Я решила уйти, задержавшись на момент в дверях, чтобы бросить последний взгляд на твердый член моего сына.

 

Мне пришлось бежать в ванную, чтобы пальцем довести себя до оргазма. Я ругала себя за неожиданное желание трахнуть своего сына, свою плоть и кровь.

 

Час спустя Лэйс пришел на кухню. Я склонилась над раковиной, моя посуду. На мне были обтягивающие трусики и блузка. Я заметила, как Лэйс бросил взгляд на мои ягодицы, когда садился за стол. 

 

«Что тебе хочется сегодня, милый?», спросила я. В моем воображении до сих пор был его большой член. Лэйс сказал, что хочет окунуться в бассейне перед тем, как мы пойдем на пляж. 

 

Мне хотелось спуститься вниз и хорошенько оттрахать себя пальцами, представляя, что мог бы делать со мной мой юный сын. Но я сказала себе, что плохо хотеть этого, и я никогда не позволю трахать себя собственному сыну... или все-таки... ?

 

Мне нужен был свежий воздух, чтобы очистить голову от грязных мыслей. Я открыла заднюю дверь, чтобы сказать Лэйсу, что я готова идти на пляж. Он был в спортивных трусах. Я снова залюбовалась его телом, оно блестело под солнечными лучами. Я почувствовала, что моя киска стала слишком возбужденной, и, не раздумывая, стала гладить лобок и промежность через тесные шорты, наблюдая, как сын ныряет в бассейне. 

 

Вскоре Лэйс вылез из бассейна, его купальные трусы были мокрыми и прилипли к телу. Я могла легко видеть его большой член сквозь тонкую мокрую ткань. Я оставалась незамеченной в темном дверном проеме и наблюдала, как сын взял полотенце и стал вытираться. Он бросил полотенце и снял мокрые трусы, обнажив свой большой красивый член.

 

Я снова стала гладить киску, нажимая пальцем на половые губы через трусики. Лэйс подошел к веревке и повесил на неё мокрые трусы. 

 

«Мам, я готов идти!», крикнул он, обернувшись полотенцем вокруг талии. Даже через полотенце я все еще могла видеть неприличную выпуклость его пениса. Я почувствовала, что мое лицо заливается краской, а сердце бешенно колотится. 

 

«Хорошо, Лэйс, позволь мне быстренько переодеться», я пыталась говорить голосом спокойным и будничным и старалась не смотреть на его пах. «Собирайся, положи в сумку лосьон, полотенца и покрывало».

 

Я быстро исчезла внутри дома. Я вошла в комнату, только и думая, что о трахе. Эрика, останови это сейчас, сказала я сама себе. Ты сумашедшая...

 

Десять минут спустя, я вышла в белом бикини из тонкой ткани. Я заметила, что у Лэйса тут же возникла эрекция. Моя грудь выглядела больше, чем обычно. Узкий белый лиф от купальника с глубоким вырезом сильно приподнял мою грудь, а большие коричневые соски легко угадывались под тонким материалом. Я думала: «О, господи, он хочет трахнуть меня!»

 

Вскоре он опустил взгляд на мою киску и ноги. Мои половые губы четко вырисовывались сквозь тонкую лайкру бикини, а длинные ножки выглядели прекрасно благодаря годам гимнастики. 

 

Я подгоняла себя идти на пляж как можно быстрее, подальше от соблазна. Пляж был большой, и мы отыскали совершенно уединенное местечко. Легкий бриз принес облегчение моей разгоряченной киске. Сын лежал на спине на большом покрывале. Я легла рядом с ним, грудью вниз, показывая Лэйсу свою попку, купальник едва прикрывал мои упругие ягодицы. 

 

«Господи, как же жарко сегодня. Лэйс, помоги мне, пожалуйста. Намажь меня кремом», попросила я. Сев рядом, мой юный сын выдавил немного масла для загара мне на спину и, поглаживая, втирал его в мою разгоряченную кожу. Я хорошо чувствовала его руки, они медленно двигались верх-вниз от плечей до края трусиков. 

 

Я тихо наслаждалась, как двигались руки Лэйса, нежно массируя мое тело, иногда лишь едва касаясь. Я шевельнула плечами, ища более удобное положение для моей большой груди. 

 

«Мне нравится ощущать твою кожу», сказал он, поглаживая мою спину. Сын выдавил еще масла на мою спину, и я опять ярко представила себе красную головку его члена. В моих мыслях я наблюдала как он мастурбирует, и из его члена брызнула горячая струя... прямо в мой рот. Я почувствовала, как руки сына застыли на спине, когда я чуть не кончила от возбуждения. Он смотрел на мою попку, на бедра и его дыхание было тяжелым. Я слушала его дыхание, я знала эти звуки очень хорошо. Когда я поняла, что у моего сына проблемы, из-за того, что он смотрит на мои крепкие ягодицы, я смутилась. 

 

Прошло еще несколько минут, его руки продолжали массировать меня. Я притворилась, что уснула. Украдкой бросив взгляд на сына, я увидела, что его член снова тверд. Член был плотно прижат к телу купальными трусами, и я могла видеть его пульсацию. Теперь Лэйс скользил руками по моим бедрам, почти задыхаясь от возбуждения. Одной рукой он начал поглаживать член, в то время как другая рука дерзко двигалась по внутренней стороне моих бедер. Я вздохнула, когда его палец надавил мне между ягодиц и двинулся дальше к моей мокрой киске.

 

О, господи, он ласкал меня пальцем! Я так возбудилась, что была готова тут же кончить. Неожиданно раздался какой-то шум, и он быстро убрал руку прочь. Он тяжело дышал, когда я притворилась, что проснулась. Я позволила себе нежно провести рукой по его бедру. Я сдерживала дыхание, медленно поглаживая его тело. Лэйс уставился на мою руку. Его глаза были полны вызова и возбуждения.

 

Вдруг он поднялся. «Мама, мне нужно вернуться домой. Я хочу принести кока-колы», сказал он. «Да, конечно. Принеси что-нибудь холодное и для меня», ответила я.

 

Он пошел по горячему песку к нашему дому. Через десять минут я начала подозревать, что он пошел в дом не только ради кока-колы. Я решила подтвердить свои подозрения, встала и пошла в дом. Тихо подойдя к одному из окон, я увидела Лэйса, сидящего в гостинной. Он лежал на спине на диване, глаза были закрыты. Я проскользнула на другую сторону дома и посмотрела в другое окно. Прохладный ветер дул с моря. 

 

О, боже мой, что я увидела! Приспустив трусы, Лэйс вытащил член. Сначала он быстро заскользил рукой вверх-вниз. А в другой руке были мои потеряные кружевные черные трусики. Вдруг он поднес их к носу и глубоко вдохнул. Как только он сделал это, его член напряженно подскочил. Я сглотнула, пристально глядя на возбужденного сына, на его набухший красный член уже второй раз за сегодня, наблюдая как он мастурбирует.  

 

Я могла видеть его член и яйца. Я сильно надавливала рукой на свою киску, нетерпеливо поглаживала половые губы, наблюдая за ним. 

 

Лэйс прерывисто дышал, его бедра вздрагивали, поднимаясь и опускаясь с его рукой. Казалось, что сын вот-вот кончит. Желание войти и взять его член в рот было таким сильным, что я почти решилась на это. Я трахала себя пальцем, наблюдая, как он мастурбирует. Другой рукой я под тонкой лайкрой нащупала анус, прикоснулась к нему и легко вошла внутрь.

 

«О, мама... ты так хорошо пахнешь». Трусики снова лежали на его лице, и он громко стонал, массируя член. 

 

Я снова напряженно сглотнула, мои ноги дрожали. Я ласкала себя, пальцы скользили вверх-вниз по возбужденному клитору. 

 

И тут мой сын кончил. Сперма брызнула прямо ему на руки. «Ооооо...», простонал Лэйс и затих.

 

 

 

Глава 3.

 

Мои руки входили в киску и анус с сумашедшей скоростью. Видел ли он как я ласкаю себя?

 

«Мама!», раздался удивленный возглас. «Что ты тут делаешь?» Он был так смущен, что почти перешел на крик. У меня было плохое чувство, будто я шпионила за ним. Я вошла, пытаясь сама себя оправдать. «О, прости меня, сынок. Извини, я подсматривала за тобой». Я покраснела от стыда. Как я могла... шпионить за сыном... «Нет, мама! Ты меня прости. Я был так возбужден, извини...», он был просто в шоке, его трясло. Еще с минуту я стояла в замешательстве. Моё чувство вины смешалось с непреодолимым желанием секса. Секса с моим сыном!

 

«Мне так жаль, Лэйс... пожалуйста, прости свою маму... Я так возбудилась, глядя на тебя...», прошептала я. Я чувствовала, что это была полностью моя вина. 

 

Я присела рядом с Лэйсом и крепко обняла его. Я никогда не хотела ему плохого, никогда. Ох, но мое желание было настолько сильным, я ничего не могла с собой поделать... я стала целовать его... его губы были такими горячими... мы целовались глубоко... и когда его руки начали прикасаться к моей попке... я поднялась... чтобы посмотреть в его смущенные глаза...

 

Он смотрел на меня с нетерпением и страстью. Он снова был возбужден. Его руки снова поглаживали твердый член. Да, он уже был тверд... о, нет, я думала... останови это, Эрика... останови это!

 

«Мама, помоги мне», его крудь была красной от солнца и от возбуждения. Его член вздрагивал, подобно змее... «Пожалуйста, мама... я мечтал о тебе так долго»... его глаза молили о помощи.

 

Я почувствовала слабость в ногах. Я села рядом с ним. Я снова целовала его, на этот раз мои поцелуи были полны страсти. Я взяла его руки в свои, ни я, ни мой сын не могли даже мечтать об этом... «Лэйс...», тихо прошептала я. «Пожалуйста, попытайся понять, то, что я хочу сказать. Что ты делал на диване... что я все это видела... », я говорила хриплым голосом. «Я знаю, почему ты делал это. Ты возбудился, прикасаясь ко мне, втирая масло в мое тело. Так что... я понимаю, почему ты мастурбировал».

 

Лэйс дрожал, когда я говорила это. 

 

«Я хочу, чтобы ты знал кое-что», сказала я. «Меня очень возбудило то, что видела. Мне нравится смотреть, как мастурбируют мальчики. Это возбуждает меня, как ничто другое. Я не знаю, почему это происходит. Может быть потому, что я так долго была без мужчины». Между его отцом и мной не было секса почти шесть лет. 

 

Лэйс молчал, чувствуя мои напряженные соски сквозь тонкую ткань бикини, упирающиеся ему в грудь. Пока я говорила, я не могла удержаться от прикосновений к его члену. 

 

«Пожалуйста, не смущайся», успокаивала его я, пробегая пальцами по его набухшему стволу...

 

«Может мы бы могли помочь друг другу? Ты бы мастурбировал... а я бы наблюдала... и может быть... я бы позволила тебе... наблюдать за мной...»

 

Его член стал уже очень твердым. Я ласкала его пальцем снизу доверху, поверх головки и снова возвращалась вниз. Наверное так гладят маленьких щенков...

 

«Если тебе это доставляет удовольствие, ты тоже можешь наблюдать за мной», продолжала я. «Мы можем делать это вместе, наблюдая друг за другом. Все будет в порядке, милый. Мы могли бы только смотреть... как ты мастурбируешь... а я ласкаю себя пальцами... там внизу».

 

«Ты хочешь делать это вместе со мной, Лэйс?», я обхватила пальцами его член, сжала его, просто задыхаясь от возбуждения.

 

«Да, пожалуйста, позволь мне это», ответил он, его голос был низким и хриплым. «Я хочу этого, мама.»

 

«Давай займемся этим сейчас, малыш», сказала я... теперь уже назад пути не было...

 

Я поднялась и села на другой диван, лицом к сыну, широко раздвинув ноги, так, чтобы сын мог все видеть, демонстрируя ему свой белый купальник-бикини, обтягивающий мои половые губы и, круто приподнимающий, большие груди. Я просунула пальцы под бюстгалтер и медленно стащила его вниз. Сын увидел мои твердые коричневые соски, и Лэйс застонал, увидев это.

 

Я заскользила руками вниз по животу к кромке трусиков. Я оттянула ткань и приоткрыла возбужденным глазам сына полоску красиво подстриженных волосков на лобке. Я водила пальцем под трусиками по своей щелке, потом ниже в промежность, давая сыну возможность познакомиться с моей киской.

 

«Сейчас...», промурлыкала я. «Ты знаешь, меня смущает это. Пожалуйста, встань, возьми свой член и подрочи для мамы!»

 

Лэйс встал, его член взрогнул, хлопнув по его животу. Я пристально смотрела на него, мои глаза горели от вида его юных яичек и твердого члена. 

 

«О, чудесный мальчик», простонала я. «Поласкай себя для мамы, чтобы брызнула сперма... для меня... покажи мне, как сильно ты можешь кончить, милый...»

 

Я легла на спину, широко разведя ноги, пристально глядя, как он сжимает кулаком член и начинает дрочить вверх-вниз, подавшись бедрами вперед, наклонив ствол к коленям. Его тяжелое дыхание возбудило меня, моя киска пылала и пульсировала под тонкой тканью бикини.

 

Я смотрела на его член страстными, изголодавшимися глазами. Капельки влаги, выступившие из дырочки на головке, сделали мокрой и меня, я шумно сглотнула, поерзав попкой по краю дивана, сдвигая и развигая свои стройные ножки.

 

Лэйс глядел на моё чуть прикрытое бикини тело, неистово двигая кулаком верх-вниз. «Прекрасно», прошептала я. «Так замечательно, Лэйс! У тебя такой красивый член… длинный, набухший и такой твердый! Пожалуйста, кончи для меня, малыш, кончи для мамы…я так люблю смотреть, когда мальчики делают это… ты ведь сможешь сделать это еще раз для меня…»

 

Мягкие волоски моей подстриженной киски выглядывали из бикини, еще сильнее возбуждая его. «Ты сделал меня такой мокрой», с трудом проговорила я.

 

Лэйс облизнул пересохшие губы, яростно дроча кулаком вверх-вниз. Его бедра подрагивали в ритм движениям руки.

 

«Мама… я думаю… я сейчас кончу…», его голос дрожал.

 

«Да, мой мальчик!», воскликнула я. «Кончи! Брызни горячей спермой для меня!»

 

«Аааааа… Ооооооо…», простонал Лэйс. Из члена полилась сперма… «Ооооо…», у меня перехватило дыхание, когда я увидела, как высоко полетела струя. Струя ударила мне прямо в лицо, я вскрикнула от невыразимого удовольствия. Я облизала губы, чтобы почувствовать солоноватый вкус его спермы.

 

Он опустился на диван… он был в восторге… его глаза блуждали по моему телу…

 

«Ты еще хочешь понаблюдать, как я это делаю?», спросила я низким хриплым голосом. «Да!», прошептал Лэйс, его глаза покрылись поволокой.

 

Я скользнула пальцем под эластичную резинку бикини и спустилась ниже. Я приподняла попку и стянула трусики купальника к коленям. Лэйс тяжело дышал, наблюдая за мной, его взгяд сосредоточился на красиво подстриженном треугольнике моих волос на лобке. Я приподняла ноги и позволила трусикам упасть на пол, потом медленно раздвинула мои длинные сексуальные ноги. 

 

«О, мама!», простонал Лэйс, увидев розовую щелку моей мокрой киски, обрамленную мягкими волосами. Он видел мой влажный клитор, выглядывавший из щелочки. Показывать киску своему сыну, было дико возбуждающим для меня. Я держала ноги широко расставленными, нежно поглаживая бедра руками. И тут я увидела, что его член снова начинает твердеть. Кончиками пальцев я приоткрыла половые губы, приподняла попку, медленно поглаживая себя. Лэйс пристально смотрел, как я стала поглаживать мой набухший клитор. 

 

О, господи, его член снова становился твердым. Я видела, как он старался, он хотел кончить в третий раз за сегодня… уже на мою киску.

 

«Ооооо…. Какие приятные ощущения», промурлыкала я, поглаживая клитор пальцами. «Вот так я могу кончить сама, малыш».

 

Я раздвинула ягодицы, так, чтобы он мог видеть. Затем медленно ввела средний палец в узкий анус. Глаза Лэйса широко раскрылись, когда он увидел, как погрузился внутрь мой палец, а потом появился снаружи уже влажный и скользкий.

 

Лэйс схватил свой член и снова принялся мастурбировать.

 

Палец, трахающий мой анус, издавал хлюпающие звуки. Указательным и большим пальцами другой руки я гладила мой возбужденный клитор… вверх и вниз… потягивая и сжимая его. И в то же время я наблюдала за движениями сына.

 

«Ласкай его, ласкай его для меня… смотри на маму и дрочи, милый».

 

«О, мама!», стонал Лэйс, наяривая свой член, издавая восхитительные звуки, его яйца болтались. 

 

«Смотри, как я кончаю… смотри между ног… мои пальцы… смотри, как я трахаю себя!»

 

Лэйс задыхался, сжимая набухший член еще сильнее.

 

«Я кончаю… Лэйс!»… простонала я… «Твоя мама кончает, сын!»

 

Лэйс тоже не мог долго сдерживаться. «Давай же!», воскликнула я вытаскивая пальцы из киски и снова погружая их внутрь. Мои глаза застыли на Лэйсе, его член содрогался от спазмов, выбрасывая сперму. Я широко открыла рот, приблизившись на расстояние дюйма к его головке, изливающей сперму. Брызги его изумительно вкусной спермы, попавшие на язык, привели мою киску к неистовому, дикому оргазму, я содрогалась снова и снова. Мой рот был открыт, язык ощущал солоноватый вкус спермы… а сын все кончал мне в рот…

 

«О, мама», прошептал Лэйс и просто рухнул на меня, он был в изнеможении. Мы оба знали, что мы переступили барьер, нарушили запрет на инцест. Я мастурбировала вместе со своим 13-летним сынои и больше не чувствовала вины.

 

Сын закрыл глаза и уснул. Я тихо поднялась и пошла в душ. Я чувствовала себя прекрасно. Стоя под душем, я ласкала пальцами свои киску и анус и кончила снова с трепетом и дрожью. Я уже потеряла счет, сколько раз за сегодняшний день я получила оргазм…

 

 

Глава 4.

 

Лэйс проснулся уже вечером. Открыв глаза, он увидел меня, сидящей рядом. На мне были лишь короткая юбка и белая блузка (трусики я не надела). Я спросила его, не хотел бы он принять душ перед ужином? «Да, мам, если ты поможешь мне». Румянец залил мне щеки, я улыбнулась: «Хорошо, сынок».

 

Мы пошли в душ вместе. Я помогала ему вымыть тело. Когда я принялась мыть его член и яйца, он снова стал пробуждаться! «Прости, мам», сказал он, смущенно улыбаясь. «Не переживай, милый», сказала я, продолжая мыть его между ног. «Все это естественно. Кроме того я уже видела твой вставший член.»

 

Я не могла удержаться, я уронила мыло и обхватила пальцами жесткий член сына. Он был неправдоподобно твердым, и моя киска потекла снова, когда я взглянула в широко раскрытые глаза сына. 

 

«Лэйс, ты должен ответить на несколько вопросов», мой тон изменился.

 

«Да, мама.» 

 

«Скажи, ты всегда нюхаешь мои трусики, когда играешь с собой?», спросила я почти сурово, но теплота, разливающаяся между ног, выдавала мое возбуждение.

 

«Да, всегда... прости... но я так люблю их запах, пожалуйста, не сердись», ответил он.

 

«Как давно ты делаешь это, малыш?», прошептала я, двигая другой рукой вверх и вниз по его худощавым бедрам.

 

«Только с третьего класса», выдохнул Лэйс. Ему тогда было только 9 лет. Черт возьми, мой сын испытывал сексуальные ощущения будучи еще таким юным.

 

«Как это началось?», спросила я. Я увидела, как Лэйс покраснел. Но его член стал еще тверже, когда он начал рассказывать.

 

«Однажды я был сильно возбужден, я пошел в ванну, чтобы подрочить.»

 

Я знала, как юные мальчики делают это. Но сильно сомневалась, представляя дрочящего Лэйса в 9 лет с развратным женским бельем на лице.

 

«О чем ты думаешь, когда делаешь это, сладкий мой?», я спросила, желая возбудиться от его фантазий.

 

«Я думаю о... женщине... немолодой женщине... без одежды... с большой грудью», отвечал он, дрожа.

 

«И...»

 

«И что, малыш?»

 

«И... о тебе, мама!», выдохнул он, глядя прямо на мою большую грудь.

 

«О, Лэйс!»

 

Наклонившись, я поцеловала его мокрые губы совсем не материнским поцелуем, а так как женщина целует своего любовника. Я застонала от удовольствия, когда Лэйс, придвинувшись, стал ласкать мои груди через блузку.

 

«Сними ее, мама», выпалил он, оторвавшись от меня. «Сними блузку, я хочу видеть твою грудь!»

 

«О, да», пробормотала я. «Я хочу, чтобы ты увидел мою грудь, малыш.»

 

Я сняла блузку, обнажив свою грудь. Лэйс тихо застонал, когда я подняла свободную руку и стала пожимать свои груди. Я очень гордилась ими. Они очень большие и почти такие же упругие как в юности. 

 

Я поглаживала его скользкий мокрый член, а Лэйс глядел на мою обнаженную грудь. Меня больше не заботило то, что я занимаюсь сексуальными действиями с тринадцатилетним сыном. Мне лишь хотелось продолжать это, и к черту все последствия.

 

Вверх и вниз, вверх и вниз, я двигала кулаком, сжимающим напряженный член Лэйса, каждым толчком руки приближая его к оргазму. Мне нравилось смотреть на его лицо, слушать его стоны удовольствия в то время, как мои руки приближали его к первому оргазму, дарованному женщиной.

 

Неожиданно возникло развратное желание позволить сыну снова увидеть, как я ласкаю свою обнаженную киску. 

 

Оставив на секунду его член, я быстро расстегнула свою юбку. Глаза Лэйса скользили с моей груди к киске и обратно, когда он увидел меня, стоящей перед ним, и абсолютно голой. «О, мама... я хочу... я могу дотронуться до тебя.»

 

Я улыбнулась, приближаясь к его твердому подрагивающему члену.

 

«Ты хочешь большего, чем просто дотронуться, сын?»

 

Его дыхание было быстрым и тяжелым, когда он кивнул «Да».

 

Я взяла его эрегированный член и направила себе между бедер. Я чувствовала, как его головка толкнулась в мой холмик, затем осторожно скользнула вдоль по неправдоподобно мокрой щелке и оказалась во влагалище.

 

Рот Лэйса широко открылся, и он издал нечто похожее на хриплый рев, когда я подалась вперед, погрузив его по-мужски большой член в мою изнывающую киску.

 

«Оооооох, мама... О, господи!», кричал он. «Ты такая горячая... и мокраяяя... и узкая...!»

 

Постанывая от удовольствия, я стала двигать бедрами вперед-назад, попка Лэйса уперлась в стену, а его великолепный твердый член скользил туда-сюда в моем перевозбужденном влагалище. Член Лэйса чувствовался так хорошо внутри меня, даже лучше, чем любой мужской член прежде... он был лучше всех, мой собственный красивый и сексуальный сын!

 

Мы трахались, Лэйс толкал меня своими бедрами, когда неожиданно холодная вода из душа обдала наши разгоряченные тела. Я попросила его, чтобы он своими руками раздвинул мои ягодицы и пальцем проник в мой анус.

 

Мы страстно целовались, наши языки переплетались и погружались друг в друга в том же темпе, в каком двигались наши бедра. Через минуту или две Лэйс начал стонать и все сильнее толкать меня бедрами. Я знала, что сейчас он кончит... уже в четвертый раз за день. Все, чего я хотела сейчас, почувствовать, как его горячая струя брызнет в мою киску. 

 

Это был его первый раз, когда он кончал в свою маму. Я была на седьмом небе от счастья! Сколько матерей могут похвастаться тем, что лишили своих сыновей невинности?

 

Я схватила его за бедра, стиснула ягодицы и пальцем проникла в его анус... он начал неистово долбить меня бедрами, а в это время мои руки и пальцы приближали его к сокрушительному оргазму.

 

«Ооооо! Черт побери!», кричал он, широко раскрыв глаза, когда небывалое удовольствие потрясало его тело. «Господи! Я делаю это! Я кончаю в твою киску, мама! Аааааааах!»

 

Я застонала, когда почувствовала, как порция его семени, как финал нашего инцеста, вливается в мое разгоряченное влагалище.

 

«Трахай меня, малыш! Кончи в маму! Кончи! Кончи! Кончи!»

 

Лэйс привалился к стене, его ноги дрожали в посторгазменном напряжении. Член был еще внутри меня, но он уже почти потерял свою твердость. Я напрягла свои мускулы во влагалище, крепко пожав его член, и член выскользнул оттуда, где получил должно быть самый мощный оргазм в жизни.

 

«О, мама!», выдохнул он, когда наконец успокоил свое дыхание. «Это просто фантастика! Я не знал, что это может быть так здорово кончать, когда палац в попке! А ты... ты... гм... ты тоже кончила?»

 

«Нет, малыш», призналась я. «Но у нас впереди целые каникулы, чтобы исправить это.»

 

«Это значит, что ты хочешь, чтобы мы сделали это снова?», Лэйс уже дрожал от возбуждения.

 

 

Глава 5.

 

На следующий день мы чувствовали сумашедшее возбуждение друг от друга. Чувство вины совершенно пропало. Мы начали беседовать после изысканного завтрака в постели. Лэйс больше говорил о том, как он возбуждался от меня. Как много раз он брал мои ношеные трусики и другое белье, чтобы усилить ощущение близости со мной, его собственной матерью. Почему я никогда не подозревала об этом? Я рассказывала ему о своих фантазиях в отношении мальчиков в школе. Опьяненные нашим сексуальным влечением, мы делились друг с другом самыми интимными деталями нашей жизни.

 

Лэйс рассказывал, как он подглядывал за мной, чтобы увидеть меня обнаженной. И как он подсмотрел, как я одевалась, в тот памятный вечер несколько месяцев назад. Он видел, что я не одела трусики, это так возбудило его, сказал он.

В тот день он так страстно хотел меня, что мастурбировал три раза в тот вечер, ощущая запах и вкус моей киски на своей руке.

 

Еще один день мы провели на пляже, где опять втирали лосьон для загара, с эротическими прикосновениями и поглаживаниями. Это была очень волнующая игра. Возвращаясь домой, мы оба чувствовали себя возбужденными и изголодавшимися друг по другу. Вернувшись, мы помылись в душе, чтобы смыть песок и посмотреть на свои разгоряченные обнаженные тела. 

 

Я решила одеть только белую рубашку, которая почти не скрывала упругих ягодиц и подстриженных завитков волос на моей киске. Три верхних кнопки на рубашке были расстегнуты, и мои груди вызывающе высовывались каждый раз, когда я наклонялась над сыном. Одеть что-нибудь почти скрывающее, нет лучше средства, чтобы раздразнить желание. Это я знала еще по моему опыту в гимнастическом классе. 

 

Лэйс был одет в шорты, белые шорты, восхитительно обтягивавшие его член и яйца. Мне нравится, как выглядит шов во впадинке между ягодицами, обрисовывающий половинки его попки. Я видела, что Лэйс более чем готов для продолжения нашей инцестной любви. Его член напряженно вырисовывался под тесными шортами.

 

Прибрав на кухне, мы ушли в спальню. Там я, повернувшись спиной к Лэйсу, наклонилась вперед как можно дальше, чтобы дать ему возможность рассмотреть меня. Лэйс, сидящий на кровати, наблюдал за мой попкой, открытой на всеобщее обозрение. Ему были видны красиво подстриженные половые губы, темное кольцо ануса. Я смотрела на него через плечо.

 

«Тебе нравится моя попка, малыш?»

 

«Она прекрасна, мама», отвечал он.

 

Я подняла рубашку, обнажив перед ним и свою киску, повертелась перед ним, чтобы он увидел и киску и прекрасную попку. Потом нагнулась, упершись руками в пол. Мои ягодицы раздвинулись. Лэйс уставился на мою мокрую киску, на половые губы, на темное сморщенное колечко ануса. Я же смотрела блестящими, возбужденными глазами между ног моего сына. Я начала постанывать.

 

Я положила Лэйса на спину, обошла его и легла сверху в позицию 69. Мои киска и анус были прямо перед его глазами, и его член начал снова твердеть. 

 

«Могу я полизать тебя, мама?», прошептал он, нетерпеливо глядя на мою щелку.

 

«Ммммм, конечно, милый, но сначала понюхай меня, как ты это делал с моими трусиками», ответила я.

 

«Ммммм, пододвинься немного, чтобы я мог понюхать твою такую сексуальную заднюю дырочку.»

 

С тихим вздохом возбуждения, я подалась назад и прижала мою щелку к его лицу. Я дрожала и выгибала спину, прикасаясь киской к нему.

 

«Ооооо! Да! Соси и попробуй на вкус мамину киску, малыш! Соси меня и трахай киску и попку своим маленьким горячим язычком», стонала я.

 

Лэйс делал все, как я ему говорила, он сосал меня, причмокивая, как сумашедший, а я подставляла свою сочащуюся киску поближе к его открытому рту. Я кончила не один раз, пока он ласкал меня. Он захватил губами мой клитор и с силой сосал меня, его пальцы входили в мой анус, подобно тому, как я делала, когда он кончал. Это были просто взрывные оргазмы, я терлась киской о рот Лэйса, о его губы в безумии горячей, кровосмесительной похоти.

 

Кончив несколько раз, я быстро повернулась, так, чтобы почувствовать, как ствол члена уперся в складочки моего ануса.  

 

«О, господи, Лэйс...», с улыбкой прошептала я, когда его твердая головка уткнулась в анус. «Ты снова тверд, как камень!»

 

«Лизание твоей киски сделало меня горячее огня!», ответил Лэйс.

 

«Я вижу это, малыш», сказала я. «Может теперь ты хочешь трахнуть свою маму в попку?»

 

Лэйс задрожал, когда до него дошло, что значат эти слова. Он поднялся, его член стоял передо мной, как негнущийся столб. Я быстро сменила позу. Я встала на четвереньки, как сучка в период течки, выставив попку навстречу его набухшему члену. 

 

Лэйс наблюдал, как я поглаживаю свою киску. Его взгляд загорелся, когда я всунула пальчик в свой собственный анус. Очень медленно, я вводила средний палец в попку. Член Лэйса судорожно подрагивал, блестящая влажная капелька выступила на головке его пениса. 

 

Я втолкнула свой палец в попку, он полностью погрузился в мой анал. Потом я вытащила палец... и так я трахала сама себя. «Твой член будет чувствоваться там гораздо лучше», сказала я. «Хочешь трахнуть мамину тесную попку, малыш?»

 

Лэйс двинулся навстречу, член был направлен прямо на анус, глаза буравили мой палец, входивший и выходивший из попки. Когда он приблизился ко мне, он провел мокрой головкой своего пениса по моему бедру, затем вверх и вниз по влажной киске. Я тихо застонала, вытаскивая палец из ануса. 

 

«Протарань им мою попку, Лэйс», крикнула я. «Толкай свой твердый член в мамин анус! Пожалуйста, трахни меня туда!»

 

Лэйс направил член в меня. Я развела свои ягодицы руками, наслаждаясь, как головка давит на возбужденное колечко. Я сильно наклонила голову вперед, почти уперевшись ею в пол, и прикоснулась к его яичкам. У Лэйса перехватило дыхание. Я выгнулась так, что могла видеть его яички и свою киску. 

 

«Толкай!», прошептала я. 

 

Но толкнул не он, а я. Я подалась назад, чувствуя как давит член на стенки моего ануса. Я тихо вскрикнула, почувствовав, как его набухший ствол проникает в меня. Я ощутила, как растягивается моя попка, как по ней проходит обжигающая волна. Лэйс смотрел, как его пенис погружается внутрь меня, крепко сжав мои ягодицы.

 

«О, да!», закричала я, когда Лэйс начал двигаться во мне. «О, да, да, да!», я крепко сжимала его член. Он не мог поверить, что моя попка была так тесна. Он входил в меня и наблюдал, как моя дырочка растягивается и вбирает в себя его напряженный ствол. Моя рука сжимала его яйца, а член входил в жаркую глубину моей попки. 

 

Я задыхалась, чувствуя, как пенис моего сына скользит во мне. Мой палец никогда не давал мне таких ощущений. Я стонала, чувствуя, как Лэйс растягивает и наполняет меня. Это были великолепные, фантастические ощущения. Я вскрикивала, когда член сына погружался в меня все глубже и глубже. Когда он входил в меня на всю глубину, я чувствовала, как его яички давят на мою пульсирующую киску. 

 

«Трахай меня, Лэйс», всхлипывала я. «Трахай мою попку! О, малыш, буравь своим членом мой зад... тарань меня... трахай мою попку... я хочу чувствовать как твой твердый член трахает меня в зад сильно, быстро и глубоко!»

 

Я подмахивала попкой в такт его движениям. Растягивающееся коричневое кольцо ануса плотно обхватывало его пенис. Я жалобно постанывала, когда он входил в мое тело так глубоко, что это сложно было представить. Пылающий анус, растянутый членом, посылал моему телу импульсы дикого, жгучего желания, пронизывавшего всю меня. 

 

«О, трахай, Лэйс», вскрикивала я. «Трахай эту задницу, малыш! О, господи, трахай мамину попку! Пронзи мою горячую попку своим твердым членом! О, ты так хорошо это делаешь, Лэйс!»

 

Лэйс двигал бедрами взад и вперед, быстрее и быстрее. Трение о мою узкую попку, сделало его юное тело трясущимся от страсти. Я сжимала его затвердевшие яички, в то время, как он входил и выходил из меня. 

 

Его яйца при сильных толчках прикасались к мокрой киске, они стали влажными, и это было фантастическое ощущение, как будто мои соки обжигали его. Он сжимал мои дрожащие бедра, входя в меня как поршень, вводя его в жаждущую глубину моей попки. Если бы сын не держал мои бедра так крепко, я бы была просто прибита к полу. Я смотрела горящими глазами на его промежность и сжимала рукой его яйца. 

 

Я хотела, чтобы он кончил в меня, влил мне в попку своё юное семя, затопил меня своими густыми сладкими соками. Я задыхалась от силы его двигающегося члена, чувствуя как он долбит мой беззащитный анус. Мои груди болтались в такт его движениям. 

 

«Говори со мной!», крикнула я. «Говори мне грязные слова! О, малыш, скажи мне что-нибудь грязное!»

 

«Трахающаяся задница!», выдохнул Лэйс. «Горячая, узкая, трахающаяся дырка! Мама, я хочу трахнуть тебя в твой горячий зад... я хочу трахнуть тебя сильно в твою задницу... вот дерьмо... я собираюсь засунуть в тебя свой член и оттрахать тебя как похотливую сучку!»

 

«Да!», вскрикнула я. «Сделай это! Трахни меня, сделай меня сучкой!»

 

«Похотливая сучка! Горячая, мокрая, похотливая дырка! Я хочу разорвать твою задницу!»

 

«Сделай это! Сделай это, мальчик мой!», выкрикнула я. «Сделай это для меня, мой малыш. Сделай это!»

 

Лэйс тяжело дышал, неистово трахая мой зад. Каждая фрикция делала его все более бешенным. Его яйца бились о мою киску, я исступленно стонала.

 

Моя задница нанизывалась на его член, а я прикоснулась пальцем к анусу сына. Я погладила его сморщенное колечко. «Не двигайся, Лэйс! Только оставайся глубоко в моей попке.»

 

Лэйс остановился. Он оставил свой член у меня в анусе, его ноги дрожали. Почувствовав мой палец, поглаживавший его анус, он стиснул зубы. Я начала давить. Он застонал, когда палец проскользнул в его анал. 

 

«Милый, ты действительно сделал это! Твой твердый член в моей попке, нежные яички на моей киске, а мой палец в твоем анусе! Не двигайся! Держу пари, что я смогу сделать так, что ты кончишь!»

 

Лэйс замер. Почти встав на голову, я начала вводить и вытаскивать свой палец, трахая моего сына в анал. Он постанывал от необычных ощущений, охвативших его девственную дырочку. Мой палец вощел очень глубоко в его анус, и когда он попытался освободиться от пальца, натужившись, он не смог.

 

«Позволь мне!», прошептала я хриплым голосом. «Не напрягай попку. Мама сделает, чтобы ты кончил.»

 

Я толкала свой палец внутрь и высовывала его наружу. Лэйс с трепетом наблюдал за моими движениями, во время которых его член был в моей попке.

 

«Мама, я уже на грани... я сейчас кончу!», его голос был хриплым. «Мама, я сейчас кончу в твою попку... ты хочешь, чтобы я кончил туда, мама?»

 

«Да!», воскликнула я. «Я хочу почувствовать, как ты выстрелишь спермой в мой зад!»

 

«Я почти кончаю!», простонал он. Я двигала пальцем в его анусе все быстрее и быстрее, буравя его узкую норку. 

 

«Кончай!», подстегнула его я. «Наполни мою задницу своими сладкими соками, малыш. Кончи в мамину попку!»

 

Лэйс застонал, его член запульсировал, и он забился в экстазе. Я вскрикнула, почувствовав, как полились соки сына, обжигая стенки моей попки. 

 

«Кончай в мой зад! Наполни мою горячую дырочку!» Сокращения его члена передали мне необузданный, волнообразный спазм, прошедший через киску. Этот спазм передался и его яйцам, прижатым к моим половым губам. Я втолкнула палец глубоко в анус Лэйса, почувствовав, как его кольцо плотно обхватило палец, когда он кончал. Он кончал так сильно, что я бы упала, если бы он не держал меня за бедра, натягивая мой зад на свой изливающийся член.

 

Мои ноги дрожали, когда киску потрясала серия оргазмов, таких оргазмов, которые я видела только в своих мечтах. 

 

Наконец струя, изливавшаяся из члена Лэйса, иссякла. Он тяжело дышал, его ноги дрожали. Он еще ухитрялся стоять на ногах, но его член уже стал мягким и выскочил из моей попки. Я вытащила палец из его ануса. 

 

Я легла на пол, свернулась калачиком, уткнувшись коленями в грудь, мое лицо раскраснелось от удовлетворения. Лэйс тоже опустился на пол, его дыхание было тяжелым, плечи поникли от изнеможения. 

 

«Ты был замечателен, милый», прошептала я. «Ты лучший мужчина, который был в моей жизни».

 

   

   
   

   

   

   
© Lcherry.ru. Все права защищены!