Эротический рассказ: ПсихоанализЯ выбрал доктора Штермана на желтых страницах, потому что ее объявление было единственным, которое упомянуло о проблемах моей сексуальной идентификации. Хотя вероятно оно больше предназначалось для геев, чем для людей с моей специфической проблемой. Но объявление было достаточно близко к моей проблеме, так что я подумал, что, возможно, доктор Штерман будет способен помочь мне. 
Когда я встретился с ней, в ее офисе, я был поражен ее красотой: миндалевидные глаза, совершенный овал лица, безупречная, жемчужно-белая кожа. Черные волосы связаны в тугой пучок. Большая грудь ни сколько не скрывалась ее костюмом, а наоборот была подчеркнута, наравне со стройной талией и округлыми бедрами. Она была не просто красивой, она представляла мой любимый тип женщин. Вероятно, я дал понять ей это. 
Целый час, мы обсуждали мою проблему. Я объяснил ей, что, бродя по сети, случайно наткнулся на сайт посвященный принудительной феминизации. Я кликнул по весьма невинно выглядящей ссылке и оказался в этом необычном порно сайте, где все картинки и истории имели отношение к женщинам, вынуждающим мужчин носить женскую одежду, а затем они трахали их sissified мужчин в задницу со strap-on dildo. Я не делал ничего такого, но этот сайт поднял во мне странные желания. Я сказал доктору Штерману, что я не могу выкинуть это из моей головы и все более склоняюсь к тому, чтобы рассказать о своих желаниях своей подруге, но, скорее всего это кончится тем, что она меня выгонит. Доктор Штерман сделала мне назначение, несколькими днями позже, пообещав, что мы сразу же начнем работать над моей проблемой. 
Она была даже более красивой, в следующий раз, и носила сексуальную, короткую юбку и жилет, которые выглядели, скорее фетишистскими, чем одеждой психоаналитика. Как только я сел, она открыла ящик стола и достала оттуда женские трусики, чулки, туфли на высоком каблуке, черный, кружевной лифчик, серую юбку и такого же цвета блузу. Мои глаза, должно быть, выпирали из орбит, и прежде, чем я мог что-то сказать, доктор Штерман произнесла: "Они вашего размера. Я хочу, чтобы вы примерили это все прямо сейчас, чтобы удостовериться, что все подходит. Конечно, за этим последуют и другие предметы одежды и аксессуары, а кое-что вам придется приобретать самостоятельно, в процессе вашей терапии, но все это будет внесено в счет, в виде расходов". 
Я был настолько ошеломлен, что вместо возражения смог только сказать: "Но, но - почему?" 
Внезапно, она обозлилась, что я был настолько глуп, что не понимал, зачем она это делала. Она хлопнула ладонью по столу, уперев в меня жесткий взгляд, и отчетливо произнесла: "Вы пришли, потому что хотели от меня помощи, чтобы избавиться от этой навязчивой идеи. Я не вижу, как вы можете добиться этого, если не поймете более ясно, что овладевает вами. И вы никогда себе этого не представите, пока не попробуете надеть женскую одежду. По существу, вы оказались перед необходимостью сделать выбор, но вы плохо подготовлены, раз не представляете себе сути предмета". Она посмотрела на меня более мягко, и продолжила: "Я не буду просить, чтобы вы были одеты в это передо мной, сегодня. Но я хочу, чтобы вы попробовали, подходит ли это все вам по размеру. Я оставлю вас одного. Позовите меня, когда закончите, или если вам потребуется помощь". 
Это был сверхъестественный опыт - надеть это все. Лифчик создавал странные ощущения: он сковывал и мешался. Но я должен признать, что трусики, чулки, юбка и блуза все невероятно удобны. Они были настолько шелковисты и приятны, что насыщали меня невероятной сексуальностью. 
Доктор Штерман попросила, чтобы я рассказал ей о своих ощущениях, после того как я переоделся в свою одежду. Она сказала, что моя положительная реакция является признаком того, что я нуждаюсь в интенсивной терапии. Следующий сеанс она назначила через три дня. Она хотела, чтобы я носил женскую одежду дома как можно больше. 
Тремя днями позже, как только я пришел, она предложила мне переодеться в женские регалии. На сей раз, она настаивала на своем присутствии в процессе переодевания. Когда я переоделся, она отметила, что я смотрелся весьма привлекательно (как женщина). 
Она принесла косметический набор и начала инструктировать меня о том, как применять и косметику. Она поощряла меня делать макияж, дома, и каждый наш сеанс начинался с вопроса - нравится ли мне носить женскую одежду. Я говорил ей, что мне становится смешно, всякий раз как я вижу свое отражение в зеркале. 
"Возможно - это не вполне подходящая одежда для вас. Почему бы вам ни купить себе, что нибудь самому. Покажете мне свой выбор на нашем следующем сеансе". 
"О, я не думаю, что это необходимо" - сказал я. 
Она, вновь, обрела пронзительный взгляд: "Сделайте это!" Но самое худшее было после - в качестве наказания, она заставила меня покинуть ее офис в женской одежде. 
Так продолжалось в течение следующих трех месяцев: доктор Штерман требовала, чтобы я покупал себе все больше женской одежды и, всякий раз, отправляла меня домой в таком виде. Но в один день, все изменилось. 
Сеанс начался как обычно: с переодевания в мои последние приобретения и нанесения косметики, в то время как доктор Штерман атаковала меня вопросами относительно того, действительно ли я наслаждался опытом преображения в женщину. Все сводилось к тому - удалось ли мне избавиться от моей навязчивой идеи. Это был вопрос, на который я никогда не отвечал правдиво. Дело в том, что, по правде говоря, я делал все это без всякого удовольствия, но я влюбился в доктора Штермана. Отчаянно, безумно влюбился, и мое переодевание было единственным, что нас связывало. Если бы я объявил, что я избавился от своих навязчивых идей о феминизации, то наши сеансы тут же бы закончились. Так что я всегда уклонялся от ее вопросов. 
На сей раз, доктор Штерман не позволила мне избегать ответов на ее вопросы. Она смотрела на меня с разочарованием и сказала: "Вы можете не признаваться мне, что любите носить женскую одежду, но, по крайней мере, вы должны найти мужество, чтобы признать это для самого себя". 
Я спросил ее, как она могла это знать, на что она засмеялась и ответила: "Уже три месяца, как вы ходите сюда. Если бы вам не нравилось переодеваться, вы бы не вернулись уже после второго сеанса". 
Она поднялась со стула, подошла ко мне и потянула меня за блузу. В дюйме от моего лица она зашептала мне: "Вы помните, я сказал вам, что вы будете должны принять решение. Вы убедились, что решили принять эту фантазию, вместо того, чтобы отклонить ее". 
Она схватила мою руку и поместила мою ладонь в свою промежность. Под ее одеждой был strap-on dildo. 
"Да, Джек" - сказала она: "вы оказались перед необходимостью воплотить всю вашу фантазию, целиком. И насколько я помню, в вашей фантазии, сначала сильная женщина вынуждает вас переодеваться в женскую одежду, а затем она трахает вас в задницу со strap-on dildo". 
Она начала целовать и раздевать меня. Я слабо сопротивлялся, парализованный сюрреализмом всего происходящего. Это казалось неким сном - оказаться вместе с ней на кушетке без одежды. Но когда я почувствовал ее руку, смазывающую мой задний проход, все это оказалось ужасающе реальным. Однако, моя любовь к доктору Штерману, в тандеме с некоторой внутренней слабостью, сделала меня неспособным к серьезному сопротивлению. Все, что я мог сделать, это робко спросить: "Вы уверены, что это необходимо?" 
Доктор Штерман ответила: "Конечно, это необходимо. Это очевидно для меня, что вы никогда не собираетесь делать это как мужчина, и что вы находитесь перед необходимостью учиться, чтобы проявить вашу женскую сторону, и в дальнейшем жить как женщина. Я намереваюсь показать вам, как хороша, может быть эта сторона, и этот dildo подарит вам много счастья. Но сначала, вы должны подчиниться, чтобы стать сексуально активной женщиной. Так, что раздвиньте ноги пошире, дорогая. Готовы вы или нет, но мой член скоро будет внутри вас". 
Она пронзала меня, словно, в замедленной съемке, ее прекрасное лицо имело выражение, которое словно задавало вопрос: "Ну что, разве это не прекрасно?" 
Вначале, это было далеко от прекрасного, и я прекратил бы все это, если не тот факт, что происходящее принесло меня в столь близкий контакт с доктором Штерманом, которую я тайно обожал уже несколько месяцев. 
Доктор Штерман, очень медленно вошла в меня, сопровождая этот процесс поцелуями и облизыванием моих сосков. И хотя dildo доставлял мне болезненные ощущения, ее горячие губы бросали меня в дрожь. 
Когда она погрузила в меня dildo на всю длину, она сделала паузу, и, глядя мне в глаза, сказала, что скоро я познаю такой экстаз, которого еще никогда не испытывал. Она потянула dildo назад и затем толчком погрузила его полностью. Она сделала еще одну паузу, а затем начала двигать dildo назад и вперед, без остановки. Сначала медленно, но с постепенно увеличивающейся скоростью. 
Когда шок начал спадать, я обратил внимание на то, какой красивой была доктор Штерман без одежды. Ее восхитительная грудь, всегда так мучавшая меня, когда она была одета, теперь, мягко покачивалась передо мной, касаясь моего тела с каждым толчком ее бедер. В зеркале, позади нее, я видел ее совершенные ягодицы, методично напрягающиеся и расслабляющиеся при каждом движении. Ее красивое лицо, надо мной, выдавало ее концентрацию на собственных сексуальных ощущениях. 
Первые ее толчки были невыносимо болезненны, но впоследствии боль ушла, и ощущения становились все приятнее и приятнее. Прежде, чем доктор Штерман подошла к ее наивысшему ритму, я был уже невероятно возбужден и с каждым ее толчком все ближе подходил к кульминационному моменту. 
"Я знала, что вам понравится быть женщиной" - сказала доктор Штерман: "Вам нравится, как я вас трахаю, и вы любите, когда я целую вашу грудь, не так ли?" Она продолжила облизывать и покусывать мои соски, в то время как энергия и темп ее ударов продолжали увеличиваться. Находясь на грани оргазма, я задрожал от тех восхитительных ощущений, которые мне дарила доктор Штерман. Непосредственно перед моим оргазмом, она обратилась ко мне: "Признайте, что вам нравится быть женщиной. Признайте это сейчас, или вы никогда не будете счастливы, по настоящему". 
"Да" - воскликнул я: "я люблю это! Трахайте меня, мне это нравится!". Собственное возбуждение доктора Штермана также достигло пика, и когда она услышала мое позорное признание, то вошла в заключительный взрыв мощных толчков, погружающих dildo столь глубоко в мое нутро, что это совершенно обессилило меня. Когда же она замедлилась, я разразился столь красочным оргазмом, которых еще не испытывал. 
Лицом к лицу с правдой я должен признать, что я был невероятно счастлив тем, как доктор Штерман феминизировала меня. Мне понравилось ощущать себя как женщина, и более всего, мне понравилось принимать ее dildo.
   

   
   

   

   

   
© Lcherry.ru. Все права защищены!