Эротический рассказ: Винилоаая женщинаТе поздние ночные телефонные звонки были от моего одинокого бывшего парня. Это было особенно странным, когда это случилось со мной, поскольку мой бывший парень прилагал много усилий, чтобы не разговаривать со мной снова. Затем, однажды ночью, меня будит его телефонный звонок.

"Привет," сказала я устало.

"Дебора? Это Стив."

"Что ты хочешь, Стив?" спросила я отрешенно.

"Ладно..., я размышлял, и.. , Я упустил некоторые аспекты в наших отношениях," сказал Стив.

"Да ну?," сказала я ожидая, что мы опять поругаемся и я снова смогу заснуть.

"Я имею в виду то, что когда-то я упустил хорошее время, когда мы были вместе."

Пытаясь отбросить пустой разговор, я сказала, "Ты упустил секс."

"Хорошо, да. Да, я упустил секс," Стив сказал упавшим тоном.

"Я думаю, секс был причиной твоего ухода."

"Хорошо, я понял. Большинство тех вещей, которые ты делала, действительно удивили меня. Я не делал ничего подобного прежде. Ты заставила меня почувствовать себя действительно... странно. Но, я думал об этом и понял, что я упустил вещи, которые не оценил тогда."

 

"Хм," ответила я, выдерживая паузу. "А как насчет твоей новой особы? Она не сделала тебя счастливым?"

"Ох, Селеста. Она прекрасна. Она сделала меня счастливей, чем я был с другими. Просто... Я..."

"Я знаю, что ты скажешь, Стив," намек воспоминания проник в мой голос. Я знаю, что ты потерял. Я упустила это тоже, и если ты хочешь, мы можем восстановить это. Но я предупреждаю тебя. Когда мы делали это раньше, это было частью больших отношений. Веришь ты или нет, мне было легко с тобой. Если мы будем делать сцену, ты найдешь в ней много отличий от тех, что мы делали раньше. Я больше не буду интересоваться, как ты себя чувствуешь, потому что я не буду пытаться сделать тебя счастливым. Я просто буду делать, что хочу с тобой. Добавь еще то, что я все еще рассержена твоим уходом. Это означает, что ты просто должен знать, каким извращенным фантазиям садистки, которую ты бросил, можешь подвергнуться. Ты можешь биться об заклад, что обида на тебя вырвется наружу. Говоря проще, если мы собираемся быть вместе, я должна предупредить о больших физических и психологических мучениях, чем те, которые ты когда-либо испытывал прежде."

Я была очень заинтригована. В течении месяцев я ослабляла мою депрессию представляя сцены со Сивом. В этих сценах я представляла большее, чем делала с кем-нибудь. Владела им, била его, насиловала его, заставляла плакать, ломала его физической и психологической пыткой. У меня было очень сильное воображение и были месяцы, чтобы отточить его на этой задаче. Несомненно, он знал и, несомненно, не был достаточно глупым, чтобы не допустить, что я сделаю это. 


"Я знаю, что ты не будешь очень любезной. И я знаю, что я сумасшедший, чтобы даже говорить с тобой об этом. Но, если мы согласимся на некоторые ограничения, тогда... тогда это я хотел бы испытать вновь".

“Без ограничений. Или ты моя игрушка или нет. Или я могу делать все с тобой для своего удовольствия или нет. Никаких ограничений на этот раз," сказала я и мое воображение заполнилось разнообразными фантазиями, которые я приготовила для него, пытаясь выбрать более жестокую, болезненную и приятную.

Я услышала, как он сглотнул на другом конце провода и произнес, "Ладно. Я соглашусь, если это останется между нами."

 

“Я боюсь, что не смогу согласится даже на это. Но не беспокойся. Если ты обеспокоен, что об этом узнают твои юные приятели или, не дай бог твоя новая женщина, не делай этого. Это будет секрет между тобой, мной и кем бы то ни было, кого я решу включить в это. Но это не будет кто-то из тех, кого ты знаешь. Это единственное, что я могу обещать."

"Я боюсь, мне нужно немного больше, чем это. Никаких постоянных следов."

Снова мой разум пробежал через все вещи, какие я хотела сделать с ним. Если я соглашусь с отсутствием следов, это эффективно уничтожит половину из них – ужасную половину. Мой разум быстро искал среди других, достаточно ли они содержат боли и унижения, чтобы удовлетворить меня. Но я сразу остановила просмотр старых фантазий, когда поняла, что в любом случае смогу заставить Стива заплатить за мою боль. Я должна согласится с чем-нибудь, чтобы уговорить его войти в мою темницу снова и согласиться подчиняться мне. Я начала обдумывать это как вызов найти наиболее болезненную и унижающую вещь, которую я могла бы сделать, чтобы оставить многочисленные постоянные шрамы незаметные при визуальном осмотре. Я поняла, что в действительности я хочу оставить шрам на его душе, а не на теле. Я могла бы навсегда уничтожить его для других женщин. Травмировать его воспоминаниями, которые он не смог бы забыть. Это была месть, которую требовало мое сердце.

"Идет, Стив – никаких постоянных следов. Но ты подумай, прежде чем согласишься, потому что однажды войдя в мою темницу, ты не сможешь вернуться."

"Я понял," спокойно сказал Стив. "С этим я лягу спать. Если я все еще захочу сделать это завтра, ожидай меня около восьми."

"Ладно. Приятных сновидений," сказала я меланхолично, как только могла и повесила трубку.

Идея вернуться ко сну была последней в моей голове. Я лежала в постели и трепетала от ярости, гнева, боли, ожидания и вины. Вины, потому что я не хотела быть такой. Вины, потому что я хотела, чтоб он был счастлив. Вины, потому что у меня не было права обдумывать уничтожение Стива. Действительно, у нас были прекрасные отношения и мы оставили друг другу лучшее. Просто прошло мало времени, чтобы я успокоилась. Мои эмоциональные шрамы были еще свежи и не давали мне думать ясно.

Затем я поняла, что в действительности просто хочу вернуть Стива в мою жизнь. Я потеряла его. Что бы могло сделать меня более счастливой? Мои планы уничтожить его были неоправданными – неоправданными и неправильными. "Нет," подумала я, "Я не должна пытаться оставить шрам Стиву путем, каким он сделал это мне. Если он возвращается, я просто дам ему познать то, что даст нам более глубокие оценки того, что каждый из нас предлагает."

Это было приятным чувством, но я надеялась, черт возьми, что смогу сохранить это и не дать моей эмоциональной боли ослепить меня и сделать что-то, о чем бы мы оба пожалели. Как ни странно, эти размышления дисциплинировали и позволяли держать меня в форме. Если бы я дала боли взять верх над собой, я не смогла бы себе этого простить.

Следующим вечером 

Стив не заставил себя долго ждать. Он пришел даже раньше. Я потратила весь день на обдумывание того, что я буду делать и подготовила план в надежде, что увижу его. Мое сердце забилось, когда я услышала звонок в дверь. Я открыла дверь в любимой экипировке Стива: виниловая миниюбка, такой же топ, высокие кожаные сапоги до бедер и длинные кожаные перчатки. Стиву и мне нравилось, как выглядит винил на моем теле.

“Я приглашаю тебя, но осознай, что, переступая мой порог, ты соглашаешься подвергнуться любому наказанию и пытке, которые я выберу, кроме тех, о которых мы договорились раньше" сказала я голосом полным угрозы.

Стив кивнул, открыл дверь и вошел внутрь. Я схватила его руку и повела его в спальню, в которой я потратила весь день на подготовку к этой встрече. В центре комнаты я установила кресло, которое мы использовали для сцен раньше. Без слов я посадила его на кресло и приковала наручниками руки у него за спиной и его щиколотки между ножками кресла. Сделав это, я склонилась над путами и позволила неизвестности того, что я буду делать потом, появиться в его голове.

Было чувство, что мы опять вместе, как будто эти несколько месяцев были плохим сном, как будто ничего не менялось между нами. Я не знала, что на самом деле чувствует Стив ко мне, думал ли он обо мне, когда потерял необычный секс, который мы устраивали. Но я поняла одну вещь наверняка, когда посмотрела вниз на мою жертву, мои чувства к нему были сильны как прежде.

 

Я медленно подняла свои руки, облаченные в перчатки к его лицу и начала убирать волосы с его лица. Это было необыкновенное чувство, видеть его здесь снова. Владеть им. Когда мои пальцы, одетые в винил перемещались по его волосам, я вспомнила, на сколько я потеряла разницу текстуры и звука волос по винилу, которая отличалась от движения волос по резине или натуральной коже. Но не любое движение было восхитительно, а только волос и лица Стива, вот почему мне всегда нравилось, как выглядит винил.

Стив поднял на меня глаза, он так мягко смотрел на меня, когда искал моего снисхождения. Я почувствовала, как эта мягкость проникает в меня, как будто он читает мое сердце; он хотел сообщить, что я все еще заинтересована в нем.

Я бросила свою руку вниз к подбородку, обхватила руками его челюсти. Выражение Стива превратилось в теплую улыбку, на момент и я улыбнулась тоже. Затем состояние моего ума неожиданно переключилось и я осознала, что Стив не хотел возвращаться ко мне, он просто хотел испытать извращенное возбуждение. Черт, после наших встреч он оставил меня ради своей новой женщины и никогда не вспоминал. Сердце забилось, я испытала боль от того, что поспешила, и эта боль привела меня в холодную ярость. В момент я решилась наказать Стива за то, что он разделил любовь с другой женщиной. Если все, что Стив разрешил мне делать, было болью, тогда я решилась сделать мой сеанс боли более интенсивным и запоминающимся, чем любовь той суки, с которой он встречался. Я должна доказать Стиву, что "Нет ничего ужасней презрения женщины." С этой мыслью, я быстро убрала свою левую руку с его лица и бросила ее обратно с поразительной силой. Внутренне я улыбнулась, так как неожиданная вспышка боли стерла улыбку с мальчишеского лица Стива. Я положила руку обратно и наблюдала, как его лицо изменялось от шока к страху. Затем, я ударила его снова, жестче чем в первый раз. Болевой крик слетел с его губ и шлепок пронзил дом. Но эти проявления боли только подтолкнули меня сделать это еще раз, и еще раз и еще. Я не помню, как долго я продолжала заносить руку за спину и выбивать дерьмо из Стива. Может это было десять минут, может пол часа. Все, что я знала, было то, что я чувствовала облегчение моей депрессии каждый раз, когда слышала глухой звук жесткой кожи перчаток по мягкой коже. Я особенно я насладилась при виде появляющегося синяка на его правой щеке, который стремительно чернел и, наблюдая, как он вздрагивает каждый раз, когда я заносила руку.

Так как оскорбление продолжалось, он начал хныкать. Я откинула голову назад и закрыла глаза, но продолжала наносить пощечины левой рукой, удерживая голову правой. Пока мои глаза были закрыты, я быстро погрузилась в мир, состоящий из ощущения шлепков и криков боли. Это было замечательно. (Для тех читателей, которые ощущали тоску от разорванных отношений, я крайне рекомендую это эффективное средство!).

“Достаточно горячо, мой любимец?" спросила я.

"Да, Дебора."

"Хорошо," я слезла с него. Я начала ходить вокруг бедного Стива, обдумывая свое следующее действие. Связанный, он не мог следовать за мной глазами. Я знала, что я сделаю со Стивом дальше, но мне было приятно кружить вокруг него с тем, чтобы внушить больше страха моей жертве. Я развернула кресло так, чтобы Стив не видел мой ящик с игрушками. Он мог только удивиться, когда я подошла к нему, открыла его и достала инструмент пытки, который должен был быть темой того вечера - мой любимый двойной, черный член из латекса и ремни для его поддержки.

Этот дилдо был сделан специально для такой работы, потому что в отличие от большинства других двойных дилдо, этот был выполнен с почти правильными углами. Один его конец помещался под естественным углом внутри меня, другой торчал спереди подобно анатомически правильному искусственному пенису. Лучший для траханья из того, что я встречала. И в заключение - длина вала впереди составляла полных восемь дюймов, между тем я не могла нанести серьезных повреждений. У него были все необходимые качества, которые я люблю в хороших СМ игрушках: он приносил мне оргазм за оргазмом и давал мне выбор – вызывать тот же эффект в партнере или вместо этого наносить боль, дискомфорт и унижение. И я могла это все контролировать.

С дилдо я упражнялась долгое время, но со Стивом я никогда не делала этого. Он всегда был пугливым человеком, который пугался даже мягкой СМ игры, которая была намного менее экстремальной, чем то, что я собиралась сделать. Я разрывалась между предвкушением нарушения его нежной задницы и желанием заставить его кричать от боли, в надежде, что он простит меня за то, что я собиралась сделать. Но все сожаление исчезло, когда я вдвинула конец дилдо в чувствительные губки моей киски.

 

Оглядываясь в прошлое, я не могу удержаться от улыбки, думая о том, что проносилось в голове бедного Стива. Он не мог оглянуться назад и посмотреть, что я делаю, он должен был ориентироваться только по звуку. Удовольствие, которое начал приносить мне дилдо, длилось несколько минут, которые ушли на завершение крепления, ставившее его на место. Я уверена, что Стив должен был услышать несколько моих тяжелых стонов, когда я погрузила дилдо в себя на всю длину. Моя киска чувствовала себя так замечательно. Напряженность в бедном Стиве возросла, когда он услышал скрип кожи, в то время, как я прикрепила упряжь на место.

Затем, я схватила повязку на глаза из ящика с игрушками и подошла к Стиву сзади приятными шагами.

Когда я завязала ему глаза, Стив попросил дрожащим голосом, "Дебора, пожалуйста, не делай мне больно." Это была одна из его штучек, чтобы вызвать у меня чувство вины за то, что я делала и смягчить мой холодный вид. Но это было раньше, когда мы встречались и любили друг друга. Это было до того, как он оставил меня ради другой женщины. Это было до того, как он вошел в мою темницу. Это было тогда, не сейчас. Тогда я должна была почувствовать себя ужасно и проявить милосердие, теперь я даже не наградила его жалкую просьбу о милосердии ответом.

Вместо этого я обошла кругом вокруг моей слепой жертвы и снова положила руки на его лицо. Меня изрядно забавляло, что восьмидюймовый латексный член, торчащий между моих бедер висел перед его лицом и он не знал об этом. Я передвинула левую руку на синяк, который я поставила раньше и наблюдала, как Стив шипел от боли и пытался отвернуть голову. Я переместила руку на челюсть и нажала вниз.

Я могла почувствовать давление на его бедное лицо по вызываемой сильной боли и он с покорностью открыл рот, когда я разжала челюсти. Казалось, он готов сделать все для прекращения боли. Конечно, он не знал, что я собиралась затолкнуть огромный латексный член в его горло. Вот за это я люблю боль: она заставляет мою жертву быть более сговорчивой, иначе я могу сделать ее еще сильнее.

Бедный Стив, возможно, не догадывался о том, что я собираюсь делать, пока не стало слишком поздно. Я держала его нижнюю челюсть левой рукой, а правой схватила нос, зажала его и запрокинула его голову, насколько могла. Моя голодная киска желала получить много удовольствия от дилдо, размещенного в ней, и намокала с каждой секундой приближения к моей цели. Меня радовала твердость моего дилдо – это позволяло его контролировать. Его можно было перемещать движением бедер, в то время как я могла использовать обе руки для другого – держать рот моей жертвы открытым. Быстрым движением бедер я всадила головку моего черного латексного члена в открытый рот бедного Стива. Его реакция была незамедлительной.

Стив захлопнул рот и впился зубами в мой дилдо при попытке не дать мне протолкнуть остальную часть. Должна сказать, что в такие моменты фальшивая природа моего члена действительно оказывается полезной. Если бы я была парнем, это было бы серьезное повреждение! Сердито я сжала левую руку в кулак, занесла за спину и швырнула в опухшую область на его правой челюсти. Боль на мгновенье оглушила Стива и заставила его ослабить хватку моего дилдо и он проскользнул дальше в его горло. Снова укус, и я снова ударила в челюсть. Но на этот раз я делала это неоднократно. Я наносила удары кулаком в ту же точку снова и снова наблюдала, как он визжит, съеживается, и, наконец, кричит при каждом ударе.

"Стив, я собираюсь изнасиловать твой рот сегодня ночью и ты никак не сможешь этому помешать. Ты можешь только выбирать, насколько тебе будет больно до и после того, как ты почувствуешь всю длину моего члена. Помоги себе сам." и с этими словами я снова начала проталкивать мой латексный член в его рот.

Когда мы встречались, я пыталась познакомить Стива с замечательным миром игр с дилдо, но он был слишком закомплексованный, чтобы когда-нибудь захотеть попробовать это. Я полагала, он представлял, что если он разрешит мне трахнуть его искусственным членом, ему это может действительно понравится. Он не хотел столкнуться с вопросом о своей ориентации, бисексуален он или нет. Вместо этого он предпочел безопасные отношения с женщиной, которая никогда не должна мечтать о том, чтобы поиметь его. Но сейчас у него не было выбора. Он должен был принять мой член на всю длину, хотел он того или нет. Моя киска получила немедленное вознаграждение, так как сопротивление со стороны его рта приводило к увеличению давления дилдо, покоящегося внутри меня.

 

Несмотря на то, что член, который я вставляла в горло Стива, был не настоящий, он был соединен с членом, давившим и щекотавшим мою киску, это давало такие ощущения, как если бы искусственный член был реальным. И, подобно настоящему члену, он вызывал приятные ощущения, когда его головка встречала больше сопротивления. Это было замечательно грязно, когда я толкала мой член в конец его горла и чувствовала, что он давится им. Я почувствовала киской, как я начала двигать бедрами, увеличивая давление на дилдо, и начала толкать головку искусственного члена, преодолевая рефлекс сопротивления, дальше в горло.

Теперь, конечно, Стив начал сопротивляться. Он пытался опять сжать зубы, но я уже так глубоко протолкнула мой член, что сопротивление было бесполезно. Конечно, Стив не мог кричать, но когда он пытался сделать это, он посылал вибрации, который передавались по дилдо прямо в мою киску. Это было чудесно. Чтобы получить больше удовольствия, выдвинула немного дилдо назад, затем вдвинула его обратно, преодолевая рефлекс сопротивления. Я сделала из Стива невольную машину для траханья. Каждый раз, как он пытался крикнуть, он посылал мне волны удовольствия.

Каждый раз, когда он делал попытку дернуть головой, он заставлял дилдо шевелиться во мне. Каждый раз, когда он задыхался и давился, дилдо проникал все глубже и глубже в меня. Так я продолжала насиловать его рот, непреднамеренные реакции боли подводили меня все ближе и ближе к развязке. Я продолжала качать свой дилдо, продвигая латексный член каждый раз немного дальше. Это был восхитительно сладкий момент триумфа, когда я, наконец, заставила его принять все восемь дюймов моего дилдо.

Созерцания моего огромного черного члена блестящего от слюны, появляющегося из его рта только для того, чтобы снова стремительно втиснуться в его горло, было достаточно, чтобы подвести меня к развязке. Чувствуя его затрудненное дыхание напротив моего клитора, я схватила его голову с обратной стороны и притянула к себе, заставляя его принять мой член на всю длину, этого было достаточно, чтобы я взлетела в небеса. Когда я стала кончать, я задвигала бедрами в приступах и начала дико, решительно и болезненно пихать дилдо вниз по горлу Стива. В результате кашель и удушье заставили дилдо вибрировать еще больше и я получила один из самых сильных оргазмов, которые я получала когда-либо. Я кончила громко, сильно и, с точки зрения Стива, очень болезненно.

Что должен был думать Стив после всего этого? По крайней мере, он должен был утешать себя, что худшее уже позади. Он был разочарован, когда я сказала, "Этот оргазм был замечательным. Я не могу дождаться, когда я кончу снова, насилуя твою задницу, даже если это будет хуже, чем насиловать рот"

Я люблю выражение лиц, когда люди теряют надежду. Это особенно вызывает у меня грубость, когда я могу вызвать взгляд ужаса. Разрешите просто сказать, что ужас был хорошим описанием лица Стива, когда я позвала Ренди, моего нового друга, Который вышел из шкафа, где он прятался и наблюдал за нами все это время.

"Что? Что он здесь делает?" спросил Стив отчаянно.

"Есть несколько причин. Ренди вуайерист и любит наблюдать, как я трахаю других парней. Он еще не совсем уверен, сможет ли он подчиняться мне, но ему особенно нравится наблюдать мои сцены. Сейчас Ренди немного приревновал, когда я сказала ему, что собираюсь устроить сцену с моим бывшим парнем, но очень хотел наблюдать ее," объяснила я Стиву, смакуя каждую минуту своего объяснения. Когда Ренди подошел ко мне, чтобы поцеловать, я уверена, Стив заметил, что у Ренди было то, чего не было у Стива: молодой, холеный, высокий и подтянутый. Он был не так умен, как Стив, но Стив этого не знал. Кроме того, глупыми мужчинами легко управлять и я начала наслаждаться этим аспектом.

"Так что ты думаешь, Ренди? Хочешь поменяться местами со Стивом?" спросила я игриво.

"Ни за что," сказал Ренди, покачав головой. "Я не могу поверить, что кто-то охотно позволит тебе оскорблять себя."

"Будем честны, Ренди. Я этого также не понимаю," сказала я тоном преданно любящей подруги. "Все, что я даю в таких сеансах – это боль и оскорбления, но люди подобные Стиву просто не могут забыть это. Мне кажется им недостает немного плохого обращения в жизни, а Стив?"

Стив не мог ничего сказать и просто опустил голову в повязке. Что он действительно мог сказать. Почему-то он решил, что сам отдал себя в руки бывшей подруги для плохого обращения. Решение, о котором, я уверена, сейчас сожалеет.

Я пошла к ящику с игрушками и вернулась с большой плеткой. Это была черная кожа и массивная деревянная рукоятка. Она весила все пять фунтов, если сильно размахнуться, могла легко сбить человека с ног. Я вручила плетку Ренди и объяснила сладким, невинным и наивным голосом, "Теперь, Ренди, для моей следующей шутки, я должна переместить Стива в другое положение. Если он будет сопротивляться, я тебе разрешаю сечь его, сколько ты захочешь. Так как Стив ничего не видит, она будет эффективна."

 

Я дотронулась до живота Стива, когда закончила предложение. Ренди понял идею, замахнулся плеткой, и стегнул ей по животу Стива, как только мог. Я быстро сориентировалась и освободила его лодыжки и сняла наручники, но оставила повязку на глазах. Я заставила Ренди помогать мне, когда я перетащила его на мое любимое орудие пыток – горизонтальный крест. Для тех, кто его не видел, это большая крепкая конструкция высотой почти до пояса, в форме буквы X. Мы уложили Стива лицом вниз и закрепили ремнями его руки и ноги в вершинах креста. Это давало потрясающий доступ к его голове, заднице, яйцам, и надежно держало его руки. Затем я подошла к ящику с игрушками и извлекла нож. Я возвратилась и развязала глаза Стива.

"Теперь послушай, Стив " сказала я, держа нож. "Я собираюсь оттрахать твою задницу. И пока я буду это делать, нож будет рядом. Если ты будешь делать все, что я скажу, ты сохранишь свои яйца и выйдешь отсюда без повреждений, как мы и договаривались. В противном случае тебе предстоят долгие объяснения с твоей подругой. Понял?"

"Да, Дебора," сказал он, удивляясь способу, который я выбрала, чтобы унизить его.

"Хорошо," ответила я, схватив нож, флакон со смазкой, перчатки, и обошла Стива. Я должна сказать, что обожаю горизонтальный крест. Он делает человека беспомощным и дает мне лучший доступ к его самым чувствительным зонам. Я выдавила смазку на перчатки и задний проход Стива. Он застонал, когда я засунула один палец внутрь.

В добавок, чтобы Стив задумался, я сказала Ренди встать прямо напротив Стива. "Хорошо, мальчики, я хочу немного поиграть. Я думала, что мне нужно подчинение от моего парня. На деле, я недавно решила, что это очень важно." Когда я произнесла это, я протолкнула мой смазанный указательный палец через плотное мускульное кольцо задницы Стива, что заставило его тяжело дышать.

"Теперь, Ренди, Стив, для честности я хочу дать возможность подчиняться мне вам обоим. Победитель получит возможность остаться или, в случае Стива, восстановить свое прошлое положение со мной." В этот момент я жестко протолкнула два пальца в нежную задницу Стива.

У Стива вырвался пронзительный крик: "Неужели я не достаточно подчинялся сегодня, Дебора?"

"Хорошо Стив, теперь, как ты понимаешь, нет. Если ты помнишь, ты свирепо сопротивлялся и не позволял мне насиловать твой рот. И сейчас ты будешь делать все что я скажу," произнесла я, начав работать третьим пальцем в заднепроходном отверстии. Отсюда вам подсказка, леди, тяжело парню выдвигать аргументы, когда он связан внизу, а вы находитесь сверху и начинаете делать ему фистинг.

Ренди не возражал. Я объяснила ему раньше, что я собиралась делать, и он знал, что все, что я говорю – ложь для манипулирования. Он знал, что я планирую остаться с ним, что хочу жестоко поиграть эмоциями Стива и заставить его думать, что у него есть шанс вернуть меня. Он просто кивнул мне, и я ему подмигнула в знак того, что это было только игрой.

"Так вы, мальчики, готовы принять вызов?" сказала я, вынимая руку из задницы Стива и начиная вытирать ее о мой дилдо, чтобы смазать его. "Это совсем просто. Стив, ты дашь Ренди сдачи, а если победит Ренди, я буду вынуждена использовать нож. Понимаешь ли ты, что рискуешь своими яйцами, мой дорогой?" спросила я Стива сладким любящим голосом. Я люблю говорить таким сладким мягким голосом, когда раздражена. Это действительно трахает покорную голову.

"Да, Дебора," ответил Стив. Он сказал это автоматически, как будто пытался отбросить все, что происходит. Я не только сделала вызов его гетеросексуальности, сделав глубокое горло моим членом, но я собиралась заставить его сосать член другого мужчины и поглощать его. Самое ужасное, что он мог представить.

"Теперь лучше приступим к ударной работе, дорогой. Поскольку я собираюсь все это время трахать твою задницу, и если я кончу быстрее Ренди, тогда я подумаю, что ты ленился и потерпел неудачу в испытании. Если, с другой стороны, ты заставишь Ренди кончить быстрее меня, тогда мы можем подумать о том, чтобы остаться вместе."

 

Теперь я знаю, что это не оправдано для нормального человека. Кто еще попытается остаться с тем, кто манипулирует, насмехается и унижает его. Я знаю, что нормальный человек отвергнет этот вызов. И я знаю, что в большинстве случаев, Стив – нормальный человек. В добавок ко всему, что я могу сказать, если вы возьмете нормального человека и поместите его в эту экстремальную ситуацию, вы получите экстремальные результаты. Он полюбит плохое обращение. Он начнет скучать по этому. В случае Стива, он согласился делать глупые вещи, чтобы получить плохое обращение. Есть что-то странное в людях, которые возвращают себя в руки того, кого любят, для экстремальной боли и унижения. Подобно мотыльку, летящему на свет, они стремятся к тому, что их должно уничтожить.

Я закончила наносить смазку на вал своего искусственного члена и установила его к входу в нежную задницу Стива. "Ренди, освободи одну руку Стиву, чтобы он мог лучше отсосать."

Когда Ренди выполнил мое поручение, Я начала толкать дилдо вперед. Точно так же, как раньше я насиловала рот Стива, я почувствовала давление от сопротивления передающееся на дилдо, покоящийся во мне. Когда я начала чувствовать, как задница Стива поддается мне, я снова почувствовала сладкое покалывание в моей киске. В добавок к моему возбуждению, я осматривала Стива от задницы до головы. Там я засвидетельствовала момент своего триумфа.

Стив схватил член Ренди, и без колебаний, прижал к губам. Он начал работать языком вокруг головки пениса Ренди и двигать рукой вверх-вниз по все длине вала. Для того, кто никогда этого не делал, Стив делал это естественно. Ренди закрыл глаза и начал получать удовольствие.

"Ренди, ты никогда это не забудешь. Тебе нравится эта сосалка?" "Нет Дебора. Я не смогу кончить." крикнул Ренди. Лгал, разумеется. Лгал не только мне, но и себе. Он отвергал гомосексуальные встречи и также не хотел себя обременять размышлениями, был ли он бисексуалом или нет.

Я возвратилась к созерцанию нежной задницы Стива. Я схватила половинки его задницы руками и навалилась всем весом на дилдо. Я блаженно наблюдала, как все восемь дюймов исчезают в мягкой плоти. Я уверена, что это было неприятно Стиву, но он, очевидно, не мог жаловаться, так как его рот был занят. Когда мой латексный член разместился внутри его задницы, я занесла руку назад и сильно шлепнула. Боль заставила его дергаться, а это привело к шевелению дилдо внутри меня и доставило мне удовольствие. Это было замечательно, когда задница Стива получила другой удар и снова моя киска была вознаграждена. Я остановилась на мгновение, размышляя, хочу ли я кончить таким образом или более традиционным, толкая мой дилдо туда-сюда в его заднице.

Мои размышления были прерваны сильным криком Ренди. Я увидела, что он закинул голову назад, и полное удовольствие отразилось на его лице. Я видела, что Стив использовал теперь свой рот и руку как одну большую сосательную машину. Он должен был перемещать свой рот и руку от головки члена Ренди и продолжать работать все глубже и глубже. В скоре, он захватывал и выводил весь член. Я догадалась, что вынуждая его принимать мой член на всю длину, я заставляла его охотнее выполнять его работу. Я могла бы сказать, что Ренди это понравилось, даже если он и не признавал этого, и я забеспокоилась, что Стив действительно мог опередить меня.

"Черт возьми, Стив! Так ты гомик?" крикнула я, пытаясь разрушить его сосредоточение. Тем временем, я стала бешено накачивать моим страпоном задницу Стива, пытаясь довести себя до оргазма раньше, чем Стив доведет Ренди. Громкий стон Ренди заставил меня вернуться к траханью.

"Пошел ты, Ренди," сказала я с отвращением. "Кажется, ты получаешь удовольствия больше от этого парня, чем когда-либо от женщины. Вы оба гомики."

Ренди широко открыл глаза и посмотрел на меня. Он хотел сказать что-то чтобы оправдать себя (я не представляю, чтобы это могло быть), но мог только застонать снова, когда Стив схватил его член и начал захватывать открытым ртом головку в бешенном темпе – каждое быстрое движение производило громкий, чавкающий звук.

Рассерженно, я поняла, что потеряла приближение оргазма, когда отвлеклась на то, что делает Стив. Я снова втолкнула страпон на полную длину в девственную задницу Стива в попытке достичь оргазма, но, увы, это было бесполезно. У Ренди вырвался вопль и он стал кончать. Быстро я осознала, что время честной игры прошло, и я сама издала громкий вопль. Подделка оргазмов является необходимостью и даже я иногда прибегала к этому, стон получился довольно убедительным. В течение 15 секунд, было слышно только наши стоны и звук членов входящих в отверстия.

Я с удивлением обратила внимание, что Стив проглотил сперму, которую Ренди выплеснул ему в рот. "Господи, неудивительно, что он не хотел задаваться вопросом о своей сексуальности," подумала я. "Он отъявленный гомик."

Стив посмотрел на меня вопрошающим взглядом "что это было?".

"Хм, хорошо, Стив" сказала я, как бы возвращаясь из удивительного оргазма. "Получилась ничья. Хорошо, я так и думала, что будет ничья."

Чем действительно была эта ничья и какова была дальнейшая судьба Стива и Ренди, это другая история.
   

   
   

   

   

   
© Lcherry.ru. Все права защищены!