Эротический рассказ: Японская закусочнаяМы встретились недавно в японской закусочной. Моя знакомая леди игриво меня представила. Она сидела напротив и улыбалась. Рыжая копна длинных волос, изумрудно-синие смеющиеся глаза. Я стал куда-то проваливаться. Очнулся дома, стоя голым в ванне. Она стояла рядом, поигрывая моей черной кожаной плеткой. Мне хотелось, чтобы она познала свою силу и пусть я буду для нее первым мужчиной, который позволит ей почувствовать вкус доминирования, даже если этим мужчиной буду я….

Я смотрел на нее сквозь струи воды, льющейся сверху на мою голову и думал о ней, и наслаждался ее молодостью и красотой.

Я чувствовал себя юношей, которому сейчас предстоит быть во власти своенравной капризной девушки, упивающейся своей властью, готовым выполнить любое ее желание. При этом я не чувствовал себя рабом или кем-то еще, скорее я был учителем, позволяющем начать ей свой путь к свободе.

Как я мечтал о женщине, которая выйдет за пределы рабских программ, навешанных на нее обществом мужчин, думающих о женщине исключительно своим членом. Как меня вдохновляли древние женские кланы жриц, упивающиеся своей природной силой и чувствами, недоступными для нас, мужчин.

Это тайна заставляет меня вновь и вновь прикасаться к женщине, как к чуду. Глядя на женщину в момент ее оргазма я невольно завидую ее способности погружаться в неизвестный океан удовольствий и пытаюсь хоть на секунду оказаться на ее месте…

 Мои размышления прервал ее голос, приказавший мне гладить себя и возбуждать. Мои руки скользили по упругому телу, и я наслаждался скользким и ароматным запахом мыла, тела и воды.

Она ударила плеткой по моим ягодицам. Было больно и обжигающе приятно. Потом еще и еще…я потерял счет, ударам сосредоточившись на резком чувстве огня, разливавшемся во мне.

Взяв меня за торчащий пенис, она выдернула меня из ванны и мокрого повела в спальню. Мой пенис больше не принадлежал мне: она запретила мне притрагиваться к нему отныне и навсегда. Теперь только она могла трогать его и использовать. Я свято соблюдал этот запрет, удивившись той свободе, которую принес этот запрет. Я больше не хотел думать о члене, забыть о нем. Это разрушало ту привязанность, которая навязчиво преследует любого мужчину с момента его рождения. В спальне она бросила меня на кровать, и я долго целовал ее ноги, облаченные в туфли и чулки положенные мне на лицо. Все это было достаточно просто, но в этой ритуальной простоте, ставшей классикой, я обнаружил, что заполняюсь чувством поклонения Богине-Матери всего живого. Она позволила припасть мне к своим ногам, и я чувствовал их непостижимость.

На ее трусиках болтался искусственный член. Я поцеловал его. Она притянула мою голову и насаживала ее на него. Мои губы превратились в горящее кольцо. Они дрожали от сладостного возбуждения заполнявшего мой рот всякий раз, когда член входил в него. Когда мои губы обессилено расслабились, она перевернула меня и одела в чулки и коротенькое платье. Мой рот был накрашен помадой, и я стоял на кровати, ожидая, когда она войдет в меня.

Она медленно вошла. Насаживаясь на ее член, я пытался забыть о себе. Я погрузился в состояние, когда мой образ себя окончательно перестал существовать. Я стал женщиной отдающейся женщине. У меня больше не было члена, не было мужской страсти, а была бесконечная нежность и преданность. Я любил ее за то, что она позволила мне на короткое время стать женщиной, прикоснуться к тайне, которая для меня недостижима. Она гладила меня, сжимала мои груди, целовала затылок и спину. Перевернув меня на спину, не вынимая члена, она сосала мои соски до тех пор, пока моя сознание не померкло от той волны оргазма, разлившейся в груди.

Она кричала во весь голос. Я не знаю почему. Но я чувствовал, как ее крик волнами отзывался в моем теле. Я кончал, не притрагиваясь к члену. Он извергал сперму, стекавшую по моим бедрам. Она собирала ее в ладонь, и я слизывал ее своими губами. Потом мы лежали в изнеможении, лаская друг друга языками. Я уснул, прижавшись своим ртом к ее влагалищу, вылизанному мной так, что мой язык потерял всю способность двигаться.

Во сне я продолжал заниматься с ней сексом. Все просто перешло в другую реальность. Она сидела на моем лице, и я неистово целовал и сосал ее цветок. Ко мне через рот вливалась мощная женская энергия. Она расплавляла меня и преображала. Неожиданно мне в рот полилась жидкость, которая, однако, не была мной определена, как что-то известное. Возможно, это была урина, но я воспринял ее как жидкую энергию, устремившуюся мне в низ живота. Одновременно с этим я стал кончать. Это был один из самых сильных оргазмов, испытанных мной, когда-либо во сне. Сильней, может быть, были только оргазмы, когда во сне я трахал свою мать.

Утром она сказала мне, что совершенно счастлива, что я реализовал ее сокровенное желание. Она сияла. Мне было приятно оттого, что эта женщина была счастлива, и что я сам смог хоть на какой-то краткий миг стать женщиной. Мой мир был полон любви и счастья.

   

   
   

   

   

   
© Lcherry.ru. Все права защищены!