Эротический рассказ: Женщина из моих сновМоя супруга и я женаты 10 лет. Мы любим друг друга очень сильно. К сожалению, жену совсем перестали интересовать мои сексуальные потребности, или может быть она забывает о них. Однако мои сексуальные возможности так же сильны, как если б мне было 18 лет. Я придерживался моногамных отношений вопреки всему все эти десять лет. Моё мнение менялось несколько лет, но мне никогда не хватало смелости, чтбы рискнуть отношениями, ведь построить их стоило много сил и времени.

Китти была была молодой, симпатичной и безрассудной девчонкой, когда я повстречался с ней на работе. Наши отношения начались с обычных, ничего не значащих разговоров. Одним свиданием дело не кончилось, и мы стали страстными любовниками. Мы могли незаметно ускользнуть во время обеда. Или изредка в выходные заняться неистовым сексом. Китти разрешила мою тупиковую ситуацию дома и всегда была очень понимающей, терпеливой и нетребовательной. Она была довольна нашим сексом и не просила о большем. 

Однажды холодным февральским днем, я, не подумав, привез Китти в свой дом, чтобы покувыркаться в кровати. Заниматься любовью с Китти было всегда процессом долгим и неторопливым. Огромное количество поцелуев и нежных прикосновений постепенно переходило в горячий, бешенный, шумный и жесткий трах. Китти и я были уже на пути к нашему второму оргазму, когда мне показалось, что я услышал как открылась входная дверь. Моя жена не должна была вернуться раньше вечера. Мы остановились на мгновение, но, не желая упустить наступление оргазма, продолжили снова. Мы прислушались, но не услышав никаких звуков, продолжили наши любовные утехи. Когда мы кончали, Китти кричала: "О, да, трахай меня, трахай меня сильнее, о, да!". И в промежутке между её "О, да, трахай меня сильнее", я услышал, как с громким стуком хлопнула входная дверь. В панике Китти вскочила и полуодетая бросилась к окну. Я поднялся, пытаясь засунуть свой пульсирующий член в штаны, и вышел посмотреть кто же там пришел. К моему удивлению дом был пуст. 

 

Этим вечером жена пришла вовремя, как я и ожидал. Она была мила и доброжелательна как обычно. Мы вели обычный скучный разговор и ужинали. После ужина жена уединилась на диване с книжкой, а я - в спальне, потому что нуждался в хорошем ночном отдыхе. Следующим утром, когда я поднялся, на диване, где я в последний раз видел мою жену, я нашел записку. В ней было примерно следующее: "Ты был плохим и должен быть наказан. Ты любишь меня, я знаю. Но ты должен заплатить за свою измену. Ночью меня дома не будет. Если ты хочешь меня вернуть, ты сделаешь следующие вещи без вопросов. 

 

1) Отпросись завтра с работы. 

2) Пойди в магазин и купи собачий ошейник, достаточно большой, чтобы можно было застегнуть вокруг твоей шеи, и кожаный поводок, чтобы прицепить к твоему ошейнику. 

3) Купи дрессировочный хлыст или ремень, ты же хочешь быть наказанным. 

4) После того как купишь эти вещи, возвращайся домой и приберись в нем сверху донизу. Не забудь выстирать те грязные простыни. После уборки, приготовь мне ужин, и накрой на стол ровно в шесть вечера. Пойди в ванную и сделай себе клизму, ты должен быть чистым от макушки до пальцев ног. Сам завяжи себе глаза, надень ошейник и жди меня перед входной дверью раздетый и на коленях. Ни в коем случае не говори со мной, когда я приду. На завтра я отпросилась с работы, сделай все в так, как я написала.

 

Дом был чист, обед готов. Вино охлаждено. Я ждал. Голый, на коленях, с завязанными глазами, в точности так, как было приказано. Прошло около часа, и наконец дверь открылась. Она вошла и сказала: "Не смотри на меня и не смей разговаривать без моего разрешения. Сними повязку с глаз. Теперь иди и налей бокал вина для меня, покажешь мне, все ли сделано по дому. Затем принесешь 

кофе и возвратишься на своё место". Жена ушла в спальню и закрыла дверь. Я сделал все, что приказано и вернулся к двери. Несколько минут спустя я услышал, что дверь спальни открылась, и жена вошла в комнату. Она зажгла сигарету и обошла весь дом, проверяя, хорошо ли я сделал уборку. Через несколько минут

я почувствовал её присутствие рядом. "Ты сделал неплохую уборку, но не везде. Поставь мой ужин на стол и возращайся на место". Я сделал, как она сказала, и с некоторым опасением и страхом ждал следуюшего поручения.

 

Я сидел перед входной дверью. Я не мог удержаться, но думал о том, что оказался в эротической ситуации. Я пытался не допустить, чтобы мой член затвердел, но это было безнадежно. Я слышал, как моя жена ужинает и готовился к тому, что произойдет дальше. Спустя некоторое время она заметила мою эрекцию и сурово сказала: "Ты раскаешься, когда твердо будет в твоей заднице. Где поводок и хлыст?" "В спальне", ответил я. "Принеси мне их. Ты - ублюдок и держи свои глаза

опущенными, когда будешь делать это", сказала она. Когда я принес ей поводок, я не удержался и посмотрел на неё. Зрелище было более эротичное, чем я себе представлял.

 

Она была одета в черное. Её длинные темные волосы были собраны в хвост. Подводка на глазах была толстой и увеличивала её темные сердитые глаза. Она надела черную, как у мотоциклистов, куртку, застегнутую на талии, но распахнутую на груди, открывающую тесный черный атласный бюстгалтер и нежнейшую кожу на груди и животе. Её черные трусики были одеты поверх черных подвязок, поддерживающих черные прозрачные чулки. Стройных ножки были обуты в черные шпильки. Она

выглядела по-настоящему чувственной и сильной. Я почувствовал волнение и возбуждение.

 

Я приблизился к ней с поводком в руках, она поймала мой пристальный взгляд. Я попытался отвести глаза до того как она заметит, но было уже поздно. Она тут же очень рассердилась. "Как ты осмелился смотреть на меня без разрешения! На колени! Сейчас!", сказала она. Она взяла поводок из моей руки и начала стегать меня им. Я пытался уворачиваться от ударов, но похоже это делало её еще более сердитой. Порка закончилась через минуту или около того, но была достаточно долгой, чтбы дать понять без дополнительных вопросов, что она может еще сделать. Успокоившись, она прицепила поводок к моему ошейнику и посадила меня в угол. Она приказала занять мою позицию у двери. Затем вытащила из кармана куртки несколько пар грязных трусиков и засунула их в мой рот как кляп. Потом надела повязку мне на глаза и приказала не издавать ни звука, иначе будут последствия. Потом она вернулась к столу и закончила ужин.

 

Поужинав, она приказала вымыть тарелки и вернуться на место, когда закончу. Повязка с глаз была убрана, и она следила, чтобы мои глаза оставались опущенными. Она удалилась в спальню. Я сделал все, как она сказала. 

 

Через полчаса она вошла в комнату, схватила меня за поводок и потащила через комнату к краю дивана, затем повалила меня спиной на диван, так что моя попка оказалась в воздухе. Она связала мои руки сзади концом поводка. Связав мои руки крепким узлом, она начала грубо тискать мои ягодицы. Прикасаясь к моему анусу, она говорила, как много из того, что я сделал, причинило ей боль, и что она намерена физически наказать меня, это будет отдушиной для её гнева, который она чувствует по отношению ко мне. Говоря о душевной боли, которую я причинил ей, она сильно шлепала меня рукой по заднице. Это унижение длилось несколько минут. Потом она позволила мне сесть и сказала, что я должен проделать трудную работу,

чтобы вернуть её доверие. Затем она провела меня к передней части дивана, села передо мной и раздвинула свои длинные сладкие ножки. Она поставила меня на колени перед собой, вытащила трусики из моего рта, схватила рукой за волосы и ткнула лицом в свою промежность. "Лижи мой клитор нежно, медленно и размеренно, ублюдок. Облегчи мою боль", сказала она. 

 

Я вытянул язык и проник им сквозь мягкий пушок, который прикрывал её клитор. Нежный аромат секса вызвал возбуждение у меня в паху. Когда я вылизывал её киску, она расслабилась и подалась навстречу своему первому оргазму. Мне нравится, ласкать мою жену так, что она просто улетает, это было моим излюбленным занятием в последнее время. Она пыталась сделать это неприятным для меня, обзывала меня, била по заднице и по спине, пинала в пах носком туфли. Но это только добавило возбуждения. Я начал наслаждаться ролью сексуального раба. Когда она была готова кончить, она резко отстранилась и сказала: "Соси мой клитор так, как сосешь большой член, трахающаяся потаскуха. Соси его глубоко и сильно". Когда я сосал её клитор губами и ртом, она глубоко вздохнула и, взрогнув всем телом, кончила. После оргазма она поднялась, толкнула меня на пол, поставила ногу в пах и сказал: "Готовься расплатиться своей задницей! Сегодня ночью твоё наказание будет моим удовольствием". Потом она хлестала меня, а я лежал связанный и беспомощный на полу.

 

"Поднимайся на ноги", сказала она, отхлестав мое голое тело. Я неловко, с усилием встал. Она схватила меня за ошейник и повела через весь дом в нашу спальню. В спальне она сразу же запихала в мой рот грязные трусики. Потом развязала мне руки и дала большой крюк, чтобы я установил его на потолке. Она заметила, что имеет на ночь большие планы. Она объяснила мне, что крюк нужно установить прямо над нашей кроватью. Пока я работал, ей доставляло большое удовольствие мучить меня хлыстом, обжигая ударами то там, то тут без предупрежедения. Доведенный до отчаяния, я торопился закончить работу.

 

Как только крюк был установлен, она положила меня лицом вниз на кровать, прямо под крюком, и велела подтянуть колени к груди и развести их как можно шире. Затем она привязала мои лодыжки к углам кровати, а руки - за спиной. Затем привязала веревкой мои руки к крюку на потолке. Веревка удерживала мои руки неудобно приподнятыми за спиной. Я оказался в очень уязвимом положении. Она была вполне удовлетворена тем, что я не имел свободы движений. Потом спросила, сделал ли я себе клизму, как она приказала? Я кивнул головой - да, и она принялась смазывать мой анус. Затем, без предупреждения, втолкнула пальцы в мою попку. Она исследовала её, вводя и выводя пальцы, расслабляющими анус движениями около минуты. Анальная стимуляция была чем-то новеньким и довольно возбуждающим для меня. Мой член начал твердеть. Она заметила эрекцию и вытащила пальцы из ануса, сказав: "Твоя попка действительно чистая. Ты наконец-то сделал что-то равильное, чтобы измениться. Ты получишь десять хороших и сильных ударов в награду".

 

Она использовала для этого ракетку и устроила мне самое сильное избиение в жизни. Каждый шлепок был настолько сильным, что я был весь в ссадинах после первых трех. После пятого, я хотел только, одного: никогда даже не задумываться о других женщинах. Закончив, она вытащила трусики из моего рта и попросила поблагодарить её. Я через силу поблагодарил её, и она немедленно засунула

трусики в мой рот. Минуту спустя или чуть позже, она протерла мою горящую красную попку чем-то, по запаху напоминающим алкоголь. Мои измученные ягодицы почувствовали свежесть и прохладу. Но затем она схватила мой член и залила алкоголем его и промежность. Алкоголь стекал между половинок моей попки, по яйцам и вниз, по стволу моего члена. От этого моя промежность будто горела. Затем она оставила меня подвешенным и в полной тишине приказала подумать о боли и недоверии, которые я принес в нашу жизнь. 

 

Несколько минут спустя я узнал о её присутствии, получив очередной удар по заднице. Затем она сняла повязку с моих глаз и разрешила посмотреть на неё. Затем она встала рядом со мной в своем восхитительном черном одеянии. Только к её костюму добавился страпон-член. Она спросила меня, нравится ли мне то, что я вижу? Я мотнул головой - нет. Но она забралась на кровать, опустилась на колени передо мной, так что член навис прямо перед моим лицом. "Сейчас", сказала она, "соси мой член так, будто ты ненасытная шлюха". Она схватила меня за волосы, вытащила трусики из моего рта и сменила их своей новой игрушкой. Потом она

трахала меня в рот своим новым мужским естеством.

 

Она сказала мне, что собирается трахнуть мою тесную девственную попку. Мне казалось, что я был напуган, но мой член... начал опять твердеть! Она толкала в мой рот свой член на всю длину, держа голову за волосы. Вталкивала член глубоко в глотку, подобно тому, как это делал с ней я прежде. Она все говорила и говорила: "Соси мой член, ублюдок. Так приятно иметь затолкнутый глубоко в глотку член, не так ли?" Прошло около пяти минут этого издевательства и она вытащила свой искусственный член из моего рта и начала страстно целовать меня в губы. Она закончила поцелуй ударом по губам. Удар был так силен, что губы начали кровоточить. Потом она прошептала мне на ухо, что пока она наблюдала за тем, как я сосал её член, она очень возбудилась и собирается трахать меня в задницу, пока она не кончит.

 

Она встала позади меня, щедро размазала смазку по моему анусу, поместила кончик резинового члена на вход, и начала надавливать на него. Когда она толкала дилдо в анус, моей первой реакцией было сопротивляться вторжению. Мой анус был очень тугим и напряженным, когда она попыталась войти в меня. Но её сила была более чем достаточна, и я не мог ей противостоять. Дилдо таранило мою попку, и боль была такой, что я не мог себе прежде представить. Чувство было такое, будто меня разрывают напополам. Я нечаянно застонал. Она продолжала скользить свои дилдо в мою попку, пока он полностью не скрылся внутри меня. Её бедра были плотно зафиксированы над моими ягодицами, она нагнулась и снова заткнула мне рот грязными трусиками. Затем она застегнула ремни вокруг моей талии и пользовалась ими, управляя мной, подобно ковбою, едущему на быке. Медленно она вытащила искуственный член из моего ануса почти на всю его длину и втолкнула его назад так сильно, как была способна. Она трахала мою попку медленно, но сильно, все время ругая меня за неверность. Но чем дольше она это делала, тем лучше я себя

чувствовал. Боль ушла. Я чувствовал твердый член, скользящий вверх-вниз в моей попке, наполняя мои внутренности, стимулируя мой член изнутри. Она трахала меня, страпон меж её ног ремешками от дилдо массировал её клитор. Чем сильнее она трахала меня, тем больше возбуждалась. Когда она приблизилась к оргазму, она пронзила мои внутренности в последний раз, стиснув мои ягодицы, громко и непристойно выругалась и взбрыкнула бедрами подобно дикой кобылице. Кончив, она вытащила свой член из моей попки, шлепнула её еще раз, развязала веревку, подвешивавшую меня к потолку и вышла из комнаты.

 

Она вернулась несколько минут спустя с толстой зажженной свечой и поставила её на прикроватный столик. Затем она развязала мои лодыжки, приказала повернуться и сесть на край постели, так, чтобы ступни были на полу. Тело затекло, и я неловко, но все же старался выполнить её инструкции. Как только я сел в нужную позу, она снова надела повязку мне на глаза. Потом она сняла ремень, стягивавший мою талию и крепко державший мои руки за спиной. Она заставила меня сесть прямо, выпятив грудь. Затем присела рядом, зажгла пару сигарет и одну предложила мне. Мы курили, и никто не проронил ни слова. Покурив, она вышла из комнаты и пятнадцать минут не издавала ни звука.

 

Я узнал о её присутствии по прикосновению к моим губам бокала вина, она предложила мне выпить. К тому времени я очень страдал от жажды и пил так много, сколько она мне позволила. Вино, льющееся мне в глотку, разгорячило меня изнутри словно нагревательный прибор. После того как я вволю напился, она приказала раздвинуть колени как можно шире, чтобы она могла поиграть с моим членом и яйцами. Играя с членом, она в то же время капала горячим воском на мои соски, грудь, живот, член и яйца. Не ожидая боли, я застонал. Она тут же хлестнула меня по лицу и сказала, чтобы я не издавал ни единого звука. Затем снова засунула трусики в мой рот, сказав, что они должны помочь мне быть тихим.

 

"Я хочу твой твердый член", сказала она, лаская мой член и яйца, и одновременно капая горячий воск мне на соски, грудь и живот. Как только мой член достаточно затвердел, она устроилась у меня между ног и взяла в рот мой пульсирующий член на всю глубину, затем медленно вытащила его. "Не смей кончать", сказала она и снова обхватила его губами. Она продолжала лизать и сосать мой член до тех пор, когда я уже был готов взорваться, но тут она снова плеснула на меня горячий воск. И так продолжалось снова и снова. Должно быть она делала это около десяти минут. Порой, когда она останавливалась, я был готов кричать, так сильно мне хотелось кончить. Наконец она прекратила это, поднялась и без слов ударила меня по лицу.

 

"Посмотри на себя", сказала она. "Ты весь грязный. Сейчас мы будем тебя чистить". Потом она принялась осторожно убирать остывший воск. Она выглядела так, будто ей доставляет большое удовольствие снимать застывшие полоски воска с моих волосков на груди, и делала она это так аккуратно, как могла. Когда весь воск был убран, она предложила мне еще один бокал прохладного вина, потом разрешила принять душ и смыть остатки грязи. Я покорно побрел к душевой кабине,

и она еще раз хлестнула меня по заднице. 

 

Я включил воду, приятную и горячую, надеясь, что это поможет мне успокоиться. Я чувствовал дрожь в коленях и слабость во всем теле. Теплая вода приятно освежала лицо, но усиливала жжение в болезненных точках, где капал горячий воск и где были свежие следы ударов. Я мылся и удивлялся, раздумывая, как я мог изменить женщине, полной страсти, загадок и силы. Я вымылся с головы до пальцев ног, пытаясь смыть одновременно и ту грязь, что я чувствовал от того, что сделал. Это была вина не за то, что происходило сегодня вечером, а за то, что я делал прежде. Наконец, я выключил воду и вышел, завернувшись в полотенце.

 

Когда я вышел из душа, жена подошла и забрала моё полотенце. Она сказала, что я не заслуживаю такой роскоши накрываться полотенцем, и должен сохнуть просто так, на воздухе. Было холодно, и я весь покрылся гусиной кожей. Затем она распорядилась, чтобы я прибрал всю грязь из ванной, вычистил ванну так, чтобы она сияла. Пока я, стоя на четвереньках, отскабливал ванну, она сняла одежду, и сидела обнаженная на стуле и снимала макияж. Время от времени она вытягивала свою длинную ножку и с энтузиазмом пинала меня по заднице, наслаждаясь тем, как я от удара теряю равновесие.

 

Когда я вычистил ванну, она приказала принести мне все свечи в доме. Она велела расставить их вокруг ванной, зажечь их и наполнить ванну горячей водой. Когда все свечи были зажжены, а ванна полна, она села в воду и сказала мне принести ей бокал вина и зажженную сигарету. Я принес вино и сигарету, и она велела мне занять мое место перед входной дверью и прийти сразу же, как только она позовет меня. Я сидел на коленях еще мокрый, промерзший до костей, горели только мои свежие ссадины и измученный возбужденный член. Через пятнадцать минут она позвала меня к себе, чтобы я вымыл её.

 

Я начал с её длинных прекрасных волос. Наполнил маленький ковшик теплой водой из ванны и полил её голову, осторожно, чтобы вода не залила её лицо и совершенные, похожие на миндаль, глаза. Затем намылил шампунем её волосы и массировал её голову добрых пятнадцать минут. Успокаивая и расслабляя каждый изгиб, каждый мускул, каждую жилку и каждую косточку на её голове и шее. Потом я смыл шампунь, запрокинув её голову назад, испытывая необычайное удовольствие от её прекрасного лица. Я намылил руки мылом для лица и вымыл её лицо. Я нежно намыливал её лоб, скулы, щеки и скользил вниз по её длинной чувственной шее. Я чувствовал её красоту каждым нервом моих рук и пальцев. Затем снова наполнил ковшик теплой водой и смыл мыло. Я залез в ванну позади неё и намылил её спину, плечи, грудь, её тонкие руки, нежно потер её тело махровой губкой, наполнил ковшик и снова облил её теплой водой. Мы были в ванной должно быть около часа, и никто из нас не проронил ни слова. Когда я вымыл её ноги и ступни, она просто сказала: "Принеси мой халат и положи его в сушку, чтобы он был теплый. И иди на своё место перед входной дверью". Я покинул теплую ванну голый, чувствуя, что сейчас замерзну. Я занял свое место перед дверью, продрогший и неудовлетворенный. Когда я ушел, она вымыла ванну, сполоснулась под горячим душем. Затем позвала меня, чтобы я вытер её и завернул в теплое махровое полотенце. Потом мне было приказано пойти и расправить нашу постель. Она наблюдала, как я это делаю. Когда покрывало было убрано, она сняла халат, легла на постель лицом вниз, сказала мне взять лосьон для кожи и сделать ей массаж.

 

Я погасил свет, включил мягкую музыку и с сделал все, как она просила. Я выдавил лосьон себе на руки и потер их друг о друга, пока ладони не стали достаточно теплыми, чтобы я мог прикоснуться к её коже. Я начал с шеи, потом спустился на плечи, массировал её руки, кисти и пальчики. Потом снова начал поглаживать между лопаток, вниз по спине, попку, ноги и пальчики ног. Когда я закончил её последний пальчик, она перевернулась, и я начал снова с её длинной прекрасной

шеи и повторил все до пальчиков ног. В конечном счете я думаю, что наслаждался её прекрасным телом около полутора часов. И снова не было сказано ни слова. Когда я закончил, она разрешила мне принять горячий душ, вытереться и лечь в постель.

 

Когда я пришел в постель, она уже почти задремала. Она попросила обнять её. Я прижался к ней, чувствуя биение её сердечка. Она прошептала тихим сонным голосом: "Если ты когда-нибудь обманешь меня снова, я покину тебя и не вернусь никогда". Я знал, я никогда этого не сделаю, потому что женщина из моих снов была здесь рядом, в моих объятиях.

   

   
   

   

   

   
© Lcherry.ru. Все права защищены!