Как следует отлежаться мне не дали. Честно сказать, мне даже повезло, что я не успел заснуть. Лёжа на скамейке и мысленно перебирая всё, что случилось со мной за этот день, я услышал голос хозяйки:

— Коль! Помоги мне с баней, принеси дров, пожалуйста, — с этими словами, дверь в предбанник открылась и она вошла внутрь.

Благо я вовремя спохватился и, коснувшись её сознания, скрыл своё присутствие от её глаз. Скользнув отсутствующим взглядом по лавке, на которой я лежал, она вошла внутрь. Вскоре появился и её муж, с большим ведром, заполненным дровами. Повторив туже процедуру и с ним, я остался лежать на лавке, так как желания, куда бы то ни было уходить, у меня не было. Тело жутко ломило, после сегодняшнего приключения.

За дверью послышалась возня, негромкие разговоры, а вскоре я почувствовал и, едва уловимый, запах дыма. Николай ещё несколько раз ходил за дровами, абсолютно не обращая внимания на моё присутствие.

Вновь погрузившись в свои раздумья, я постарался немного абстрагироваться от их житейских забот, нежно лелея мысль тоже погреть своё усталое тело, когда они закончат. Попариться в баньке было бы очень даже неплохо. Воображение нарисовало пышные формы раскрасневшейся от пара Натальи Петровны, и я улыбнулся. От нечего делать, я достал свой рюкзак и вытащил из него фотоаппарат с остатками объектива.

— Мда-а, — тихо протянул я и отложил его в сторону.

Телевик восстановлению не подлежал. Достав из небольшого мешочка штатный объектив, я водрузил его на место и, включив фотоаппарат, с радостью обнаружил, что он все ещё жив.

В этот момент в предбанник вышла Нина. Именно так звали хозяйку моего временного убежища. Глядя прямо на меня, она стянула широкие шорты и кинула их в таз, стоящий в самом углу, после чего проделала туже процедуру и с футболкой, слегка обтягивающий её округлившийся животик. Оставшись в одних беленьких трусиках она, недолго думая, сняла и их, кинув ко всей остальной одежде. С замиранием сердца я любовался, её налитыми грудями, которые мирно колыхались в такт её движений. Густые волосы на лобке почти скрывали её мясистые половые губы, и только две нежные складочки малых губок свисали наружу.

Даже не смотря на моё разбитое состояние, в паху приятно затянуло, и мой член стал подавать признаки жизни. Я буквально поедал глазами её шикарное тело. Тем временем Нина кинула в таз ещё какие-то вещи и, подняв его, скрылась в бане. Вскоре оттуда послышался плеск воды, и почти сразу тихое ругательство.

— Твою ж мать, — она снова вышла в предбанник, и приоткрыла дверь на улицу. — Коль! Захвати халат, а то я свой уже замочила.

От дома раздался довольный смешок, и вскоре её муж появился в дверях.

— А что мне будет? — он потряс её халатом, расплывшись в довольной улыбке.

Нина потянулась за халатом, но муж, перехватив её руку, ловко развернул её, прижав к себе. Его рука нежно скользнула по животику и, слегка разгладив буйную растительность на лобке, сжала мясистые половые губы. Девушка томно закатила глаза и шумно выдохнула:

— Шалун, — она немного раздвинула ножки, давая его пальцам больше свободы, и слегка сжала свои груди.

Все это происходило всего в пару метрах от меня, и оставаться безучастным становилось все сложнее. Сквозь шорты я сжал уже стоящий торчком член и нетерпеливо поёжился. Так как факт моего присутствия, абсолютно никак не фиксировался в их сознании, то пара самозабвенно продолжала.

Тем временем, Нина запустила руку за спину и, сунув её в штаны к мужу, стала ласкать его достоинство, тихо постанывая от его ловких пальчиков. Так продолжалось пару минут. Наконец она с силой оттолкнула его и, подойдя поближе к скамейке, на которой я лежал, упёрлась в неё руками, призывно покачав бёдрами. Николая дважды просить не пришлось. Ловко освободившись от своих штанов, он подошёл сзади и, приставив член к её уже готовой девочке, медленно вошёл в неё.

— О да, — еле слышно простонала Нина и, уронив голову, немного подалась назад.

Нежно поглаживая её живот, который в таком положении стал ещё больше, муж ритмично долбил её лоно, а я неотрывно смотрел, как каждый раз, когда член устремлялся внутрь, девушка вздрагивала всем телом и тихо стонала. Мой член был готов лопнуть от напряжения. Стянув с себя шорты, я выпустил его наружу и слегка сжал. Мелкие мурашки пробежали по моему телу.

— Да, ещё, — еле слышно стонала хозяйка, ритмично покачиваясь всем телом.

Николай шумно сопел, смачно загоняя свой член в её текущую дырочку. Не желая оставаться в стороне на этом празднике жизни, я аккуратно приблизился к Нине и коснулся её сознания.

Оно было словно оголённый нерв, ярко вспыхивая и разгораясь, всё сильнее и сильнее. Оставаясь всё так же невидим для её глаз, я добавил шальную фантазию в её тугой комок желаний, попробовать секс втроём... Спустя пару мгновений она вплелась в её сознание, заставив представить себе, как было бы приятно почувствовать ещё один член, в то время как муж так сладко терзает её девочку. От этой мысли её вожделение вспыхнуло ещё ярче, заставив сильнее податься назад и полностью насадиться на член Николая, так, что его головка буквально расплющилась, уткнувшись в шейку матки.

— Ммм, — громко простонала она, дёрнувшись всем телом и, закрыв глаза, облизнула пересохшие губы.

Я сполз ещё ниже, так, что оказался прямо под ней, и в тот момент, когда она безвольно опустила голову, поднёс свой член к её губам.

Как только моя головка коснулась её нежных губок, она послушно открыла рот и жадно втянула её внутрь.

Её сознание вспыхнуло, и я почувствовал, как она вся напряглась в судорогах неожиданно накрывшего её оргазма. Это было великолепно. Не знаю, что нарисовало ей воображение, но, не отдавая себе отчёт в том, что происходит, она принялась самозабвенно насаживаться ротиком на мой член, то почти полностью заглатывая его, то наоборот, нежно лаская язычком только его кончик.

Моё присутствие всё также оставалось для них загадкой. Нина страстно ласкала мой воображаемо-реальный член, а Николай, почувствовав, что его жена разошлась не на шутку, прилагал последние силы, чтобы продержаться хоть ещё немного, дабы доставить ей максимум удовольствия. Мне было прекрасно видно, как он, блаженно закатив глаза, буквально вцепился руками в податливые ягодицы супруги, с силой загонял свой готовый вот-вот лопнуть член. После неожиданного, короткого, но достаточно мощного оргазма, её девочка буквально разразилась водопадом, горячих соков, поэтому к ритмичному шлёпанью разгорячённых тел, добавилось не менее ритмичные хлюпающие звуки, с которыми её вагина заглатывала достоинство мужа. Скорей всего, такое обилие смазки и позволило Николаю продержаться ещё пару минут, а мне в полной мере насладиться ласками Нины. Не боясь раскрыться, я шумно засопел, и кончил, выплёскивая всё своё семя в её славный ротик.

Ощутив знакомый вкус спермы, сознание Нины «взбрыкнуло» не в силах сопоставить вымысел с реальностью, но это привело лишь к тому, что все её тело напряглось словно струна, и полноценный всепоглощающий оргазм, словно снежная равнина, подмял по себя остатки её разума, заставляя забиться в исступлении. Опасаясь за сохранность своего органа, я быстро отполз назад, позволив Нине буквально распластаться на лавке. Почувствовав оргазм жены, Николай шумно вздохнул и, с силой раздвигая скованные спазмом мышцы вагины, вогнал свой член по самое основание. Его лицо исказила гримаса блаженства, когда он разрядился в её истерзанное лоно и замер. Наступила тишина, нарушаемая едва уловимыми глубокими вздохами.

Кое-как поднявшись на ватных ногах, Нина облизнула губы, покрытые моим семенем и, улыбнувшись какой-то своей шальной мысли, повернулась к Николаю.

— Ты, как всегда, великолепен! — она обвила его шею руками и, притянув к себе, поцеловала. — Ох! Давненько я так не кончала. Чуть не родила!

Она улыбнулась. Николай, польщённый столь лестной оценкой, тоже расплылся в улыбке. Пробормотав что-то невнятное, он чмокнул жену, и они пошли в баню.

Оставшись наедине, я снял с крючка первое попавшееся полотенце и, убрав остатки своего семени с лавки, натянул шорты и, взяв сигарету, вышел на улицу. Чтобы не маячить лишний раз перед глазами, я зашёл за баню где, усевшись на старых брёвнах, сваленных тут в большую кучу, закурил.

Возбуждение плавно сошло на нет и во всем теле снова возникла противная ломота.

— Да-а, угораздило же меня, — тихо прошептал я и затянулся горьким дымком. — Ну да ладно.

Из моего укрытия было прекрасно слышно всё, что происходило в постройке, так что я мог, хотя бы приблизительно понять, где находятся хозяева. Поэтому, немного расслабившись, я погрузился в раздумья. А подумать было над чем. Последнее время действия талисмана были не предсказуемы, и это ставило в тупик. То он из малейшей искры раздувал огонь как в жерле вулкана, то работал отлажено, словно механизм швейцарских часов. А финт с переменой тел, вообще сначала напугал меня до безумия. Однако, немного остыв и поразмыслив, я пришёл к выводу, что не прочь попробовать ещё разок, только с учётом негативного опыта первого раза.

— А как все хорошо начиналось... — затянувшись ещё разок, я вспомнил Светлану.

Ну, тут все было понятно и без косяков. Я тогда сам подтолкнул её к активным действиям. Она стала моей первой женщиной и первой жертвой талисмана. Расплывшись в улыбке, я вспомнил, как ласкал её сочные срамные губки, стоя на стремянке. Потом была Катя, водяная фея, чью девственную попку я отдал на растерзание незнакомцу. Тут тоже все было без эксцессов, как и с Оксаной и её игрушкой. Перед глазами встала отчётливая картинка её текущей киски с вибратором внутри. От этого воспоминания по телу вновь пробежали мурашки.

Наверное, первый раз, когда я не руководил ситуацией, это при встрече с Незнакомкой. Неудачно отдав её на растерзание троих парней, я в итоге получил незабываемую ночь. Но тут, контроль был потерян чисто по моей невнимательности и неопытности. Я затянулся ещё разок. Воспоминания захлестнули меня.

— Так, так, так, — я устроился поудобнее и прислушался.

Из бани доносился тихий голос хозяйки и её мужа. Слегка пахло дымом. Убедившись, что моему уединению ничего не грозит, я вновь погрузился в страну грёз.

Следующая была Татьяна, приехавшая с мужем на рыбалку, а потом... Потом, я приехал в деревню. Ксюша, Настя и её мама позволили мне в полной мере ощутить силу камня, и освоить основы манипулирования сознанием. Общество этих страстных особ, окончательно вскружило мне голову, я был готов на любые эксперименты и возможно это меня и подкосило.

«Да, но тут все было строго по нотам! Все мои задумки воплощались в жизнь в точности такими, какими они возникали в моем сознании», — спорил я сам с собой.

А потом... Потом была Зинаида. Девушка, которая отдалась мне в оплату несуществующего долга. Она была живой, настоящей, как и Незнакомка. Тут, наверное, я окончательно осознал мощь талисмана, способного не только заставить человека делать то, что хочу я, но и изменить его сознание так, чтобы он сам делал то, что не хочет. Дальше была Катерина, девушка свободных нравов и моя спасительница, принявшая на себя весь шквал первого сбоя системы. Вот тут все и началось. Дальше было моё первое погружение в чужое тело, срыв с деревенскими девчонками, срыв с Зинаидой. И все относительно успокоилось, только когда я подался в бега. Да, все успокоилось и вошло в своё привычное русло, только когда я очутился здесь.

— Так! — я вдруг осознал, что упустил что-то важное.

Что-то лежащее прямо на поверхности, но невидимое мной из-за всей этой суетни.

«Может сила камня иссякла!» — эта мысль острым осколком вонзилось в моё сердце, заставив всего покрыться холодным потом.

— Так, успокойся, — я сделал глубокий вдох и, достав из рюкзака камень, посмотрел на него.

Уже начало смеркаться, а тут за баней было ещё темнее, поэтому я без труда увидел его слабую ауру. То небольшое свечение, которое и помогло мне его отыскать в ту памятную ночь.

Закрыв глаза я попытался сосредоточится. Сначала ничего не происходило. Я видел сознание хозяев, которые весело плескались за стенкой. Потом я почувствовал сознания, соседей. Сначала ближайших, потом дальше, дальше... от такого охвата, аж перехватило дыхание, и я открыл глаза.

— Вот это да... — протянул я. — Нет, тут дело не в силе.

Я вновь посмотрел на камень.

— А что... если он сам имеет сознание... — бредовая мысль заставила меня ещё внимательнее присмотреться к нему.

Камень как камень. Закрыв глаза, я попытался почувствовать его. Чем черт не шутит.

«Почему раньше эта мысль не приходила мне в голову», — подумал я, и весь погрузился в себя.

Моё сознание, словно взрывная волна, распространялось все дальше и дальше заставляя, словно звёздочки на тёмном небе, вспыхивать сознания живых существ. Большинство я видел просто яркими точками, но среди них было несколько, которые прорисовывались более детально. Это меня заинтересовало. Присмотревшись к ним, и соотнеся с расположением деревни, я на задворках сознания, понял, что знаю их. Да-да. Эти сознания были мне знакомы. Вот эти две точки, скорее всего Ксюша и Настя. Это Наталья Петровна. А вот Зинаида. А вот...

«Нет, не туда я смотрю», — я попытался сосредоточить все своё внимание на камне.

Отдалённые точки, гасли одна за другой, пока моё сознание не погрузилось во мрак и тогда я увидел его. Точнее не так. Я увидел его ауру. И если в реальном мире, это был просто блеклый свет, то сейчас это походило на сгусток воды, висящий в воздухе или мыльный пузырь неправильной формы. Вся его поверхность плавно колыхалась, переливаясь всеми цветами радуги. Иногда по ней проходила мелкая рябь, и в эти моменты прямо в середине расходящихся волн, возникал небольшой всплеск, который словно тонкий луч устремлялся прочь от поверхности, и терялся в пространстве.

Я смотрел словно заворожённый. Таких лучей было множество. Они постоянно возникали и пропадали, не оставляя никаких следов. Я попробовал осмотреть его с других сторон, и в тот момент, когда слегка наклонил голову, увидел ещё один луч. Он шёл ко мне. Я не верил своим глазам. От увиденной картины закружилась голова, и я открыл глаза. Сердце бешено колотилось. Переведя дыхание, я вновь посмотрел на камень. Вот он. Все такой же, как и прежде. Я опять закрыл глаза. Теперь я уже знал, что и где надо искать, поэтому без труда вновь увидел его. В отличие от остальных, он не истончался и не пропадал, а плавно пульсируя, неразрывным мостом связывал моё сознание с талисманом.

«Так вот почему он действует, даже не находясь в контакте со мной, — осенила меня мысль. — У нас ним установлена крепкая ментальная связь».

Не сводя глаз с камня, я попробовал коснуться сознания хозяйки. Луч, связывающий меня и талисман вспыхнул, словно по нему пробежал пучок света, за ним вспыхнул сам камень и выбросил новый луч в сторону, высветив сознание девушки.

«Вот он что...»

Я повторил, теперь уже с её мужем. Опять всплеск и луч устремляется в сторону, высвечивая его сознание. И вдруг, у меня в голове словно щёлкнули выключателем, и вся эта головоломка, не давающая мне покоя, сложилась в одну целую картину. Талисман, не имеет собственного интеллекта, он просто выступает в роли связующего звена между мной и всем остальным миром. Словно шлюз, который может подключиться к любому сознанию, давая мне управление им. Тогда...

Тогда получается, что во всем, что со мной происходило, виноват я. И все мои проблемы исходили исключительно от меня, а точнее от моего сознания. Получив такую власть, мне хотелось все больше и больше, и в какой-то момент, возможности превысили потребности, что и вылилось в ту Варфоломеевскую ночь. Спасибо Кате, которая стойко приняла в себя всю скопившуюся во мне энергию. А после. После я сам загнал себя в угол своими страхами, боясь, что камень подчинит меня, хотя на самом деле, это я сам, а точнее моё подсознание строило мне козни. Я постоянно хотел ещё и ещё, и нервная система дала сбой. А нужно-то было просто отдохнуть. Успокоиться. Привести в порядок свои мысли, чтобы всё вновь вернулось в прежнее русло.

Это откровение заставило ещё сильнее биться моё сердце. Вот же. Вот. Как я и предполагал, все лежало на поверхности.

«Надо было лишь изрядно приложиться головой о землю-матушку, — я радостно усмехнулся. — Но...»

Но, как оказалось, сила талисмана гораздо больше, чем я даже мог себе представить, если мы так легко с Леной поменялись телами. И сколько загадок и возможностей в нем ещё кроится мне неизвестно. Плюс ко всему, я же не могу контролировать моё сознание во сне, а значит. Значит, возможен рецидив. Бог его знает, что мне ещё может присниться и во что это выльется. Тогда получается, что дорога в город, для меня закрыта. Пока закрыта.

Облегчение, которое я испытал мгновение назад, улетучилось, оставив меня вновь наедине с самим собой.

— Черт! — я выругался, со злостью затушив бычок.

Мои размышления прервала громко скрипнувшая дверь. Судя по всему, хозяева закончили, и теперь покинули баню и отправились домой. Аккуратно выбравшись из своего укрытия, я по-тихому вернулся в своё убежище. Когда я открыл дверь предбанника, меня обдало горячим влажным воздухом.

— Вот это как раз то, что мне сейчас нужно, — я быстро скинул с себя всю одежду и, подкинув оставшиеся дрова в печку, улёгся на длинную лавку.

По мере того, как тепло проникало в моё тело, боль уходила, только от выступившего пота засаднили свежие ссадины. Но я не обращал на это внимание. Наконец, впервые за последние несколько дней, меня покинуло чувство тревоги. И хотя, я все также оставался изгоем, открывшееся знание вновь вернуло относительное спокойствие в мою душу. Главное, что моя жизнь принадлежит только мне, а с собой я уже попробую договориться.

Как следует пропарившись, я привёл в себя порядок, и слегка перекусив завалился спать.

...

Баня пошла мне на пользу. Утром я проснулся как ни в чем не бывало. Ломоты не было, ссадины успели слегка затянуться, поэтому, быстро собрав свои вещи, я вышел на улицу и, уже привычной мне тропинкой, скрылся в лесу.

Найдя удобное место, я уселся перекусить и прикинуть планы на сегодняшний день. Какими бы радостными вчерашние открытия для меня не были, в сухом остатке оставалось одно — в город мне путь закрыт. Так что взамен временного, надо искать убежище понадёжнее. Поэтому я взвалил свой рюкзак на плечо, и вновь отправился на поиски.

Я шёл по дороге, проходящей по самой окраине деревни, заглядывая через заборы в поисках подходящего места. Когда я дошёл почти до конца улицы, что-то заставило меня остановиться. Я осмотрелся. Ничего особо примечательного, в окружающих меня постройках, не было. Прикрыв глаза, чтобы не мешало яркое солнце, я почти сразу заметил игривый огонёк знакомого сознания.

«Ну да», — я мысленно хлопнул себя по лбу.

Ещё вчера, когда я заметил, что сознания, с которыми я вступал в близкий контакт, я вижу более детально, я заметил одно такое достаточно близко к себе. Именно его я и ощутил сейчас. Это была Лена, я расплылся в улыбке. Однако воспоминания о вчерашнем дне возымели двоякий эффект. С одной стороны, я почувствовал лёгкое возбуждение, а с другой, вновь заломило тело.

— Чертовка, — тихо сказал я, и отошёл с дороги в тень раскидистого куста, чтобы меня не заметили раньше времени.

Вновь потянувшись к её сознанию, я отметил, что помимо неё я ощущал и ещё одно живое существо. Все, больше в доме никого не было. Тем временем скрипнула дверь, и девушка вышла на крыльцо. На ней был цветастый сарафан с юбкой до самого пола, и плотной резинкой сверху, стягивающей её упругую грудь. Она немного подняла подол, обнажив стройные ножки и спустившись на пару ступенек, села прямо на крыльце. Оторвав нежно розовый цветок вьюнка, которым было оплетено все крыльцо, Лена бесцельно крутила его в руках.

План родился сам собой.

Ну что же. Попробуем ещё разок. Прикинув, что, скорее всего, её ухажёр сейчас в отключке и после вчерашней попойки очнётся ещё не скоро, я осмотрелся. На соседском участке, я заметил ряд хозяйственных построек. Причём, один из сарайчиков, как раз прилегал своей длинной стороной к забору. Я сосредоточился. Хозяева были дома, но они мне были не помеха. Аккуратно открыв калитку, я тихо прошёл мимо дома, и заглянул внутрь. Это был небольшой сенник, который сейчас был практически пустым. Аккуратно закрыв за сбой дверь, я коснулся сознания хозяев, дав установку, что тут им делать нечего. И осмотрелся. Приятно пахло сеном. Найдя тут же крепкую верёвку, я, на всякий случай закрыл дверь изнутри, крепко привязав ручку, к торчавшей из стены металлической скобе. После чего достал талисман, и надёжно спрятал его. Выпускать его из рук очень не хотелось, но повторения вчерашней истории, выглядело ещё более плачевно. Закончив приготовления, я лёг на стог сена и, закрыв глаза, потянулся к сознанию девушки. Она все так же тихо грустила, сидя на крыльце. Погрузив её в глубокий сон, я попробовал повторить вчерашний маневр. Найдя основной клубок её восприятия, я вновь постарался локализовать в нем всю её сущность, после чего влился в него, заполняя собой её существо.

Тишина. Вдох. Выдох. Вдох. Запах свежего сена пропал, и я почувствовал лёгкий ветерок на своей щеке, а потом яркий солнечный свет ударил по глазам. Я был в ней.

Пошевелив руками и ногами, я удостоверился, что они меня слушаются, после чего, вновь, на мгновение закрыв глаза, попробовал коснуться её сознания. Она все так же мирно спала, только теперь уже в моем теле. С одной стороны это жутко пугало, но с другой... От азарта, захватившего меня, по телу пробежали мелкие мурашки. Талисман меня слушался, он был рядом, и даже если девушка очнётся и поднимет шум, то никуда деться не сможет. Я потянулся, после чего поднялся и, запутавшись в длинном подоле платья, чуть не навернулся со ступенек, вовремя схватившись за перила.

— Главное самому не убиться, — тихо сказал я и тут же замер, испугавшись чужого для меня голоса.

Сделав глубокий вдох, я задрал подол, и зашёл в дом. Тихо ступая, я медленно прошёлся по всем комнатам, постепенно привыкая к новому телу. В одной из них, на не расстеленной кровати, прямо в одежде спал Николай. Я улыбнулся и пошёл дальше. Удостоверившись, что в доме больше никого нет, я зашёл в зал и остановился напротив большого шкафа, на двери которого весело зеркало.

Осмотрев себя со всех сторон, я ещё раз убедился в том, что девушка была просто супер. А от осознания того, что она теперь я, меня всего просто колотило. Возбуждение, зародившееся где-то глубоко внутри, расплылось теплом по всему телу, нежно окутывая моё сознание, от чего голова слегка закружилась. Я провёл руками по своему новому телу, наслаждаясь плавными изгибами под тонкой материей платья, после чего, подцепил плотную резинку стягивающую грудь, и потянул её вниз. Упругие шарики дружно выскочили наружу, уставившись на моё отражение в зеркале, тёмными ореолами сосков. Аккуратно сжав их руками, я почувствовал, как под моими ладонями наливаются и крепнут соски. Нежно сжав их пальцами, я глубоко вздохнул.

— Ммм... — они были словно наэлектризованы, и стоило мне прикоснуться к ним, меня будто ударило током.

Разряд прошёл через все тело, и локализовался приятным теплом где-то в промежности. Это окончательно, отодвинуло на задний план все страхи и опасения, и я одним движением стянул платье вниз, оставшись в одних светлых трусиках.

— Хороша... — я вновь посмотрел на себя в зеркало и улыбнулся.

Я провёл рукой по плоскому животику, пока не коснулся холмика лобка, и на мгновение замер. От возбуждения рука слегка дрожала. Сделав глубокий вдох, я постарался успокоить сердце, бешено стучащее у меня в груди, после чего опустил руку чуть ниже. Сквозь тонкую материю, я почувствовал упругий валик с небольшой ямочкой посередине, делящей его на две пухлые срамные губки. Сглотнув подкативший к горлу ком, я слегка раздвинул ноги и, накрыв ладонью все промежность, нежно сжал её.

— О, да! — из груди вырвался непроизвольный стон, а по телу вновь пробежали мурашки.

С силой сжав бедра, я буквально впечатал собственную руку в нежные валики срамных губок. В глазах потемнело. Чтобы не упасть, я оперся одной рукой о шкаф, а другой принялся самозабвенно мять податливую плоть.

— О Боже! Да!

Моё возбуждение, помноженное на темперамент тела в котором я находился, окончательно лишило меня рассудка. С трудом заставив себя остановиться, я быстро стянул трусики, которые уже успели изрядно промокнуть, от большого количества естественной смазки. Как только они упали на пол, я вновь коснулся бархатистых гладко выбритых губок. Вернее, сейчас они уже не были такими бархатистыми, какими показались мне вчера, но это не сколечко на повлияло на новую волну блаженства, прокатившуюся по всему телу. Мои пальцы аккуратно развели их в стороны и, коснувшись нежных лепестков малых губ, устремились вглубь. Жар нутра окутал мои пальцы, которые благодаря обилию смазки, были уже внутри по вторую фалангу. порно рассказы Я чувствовал, как они растягивают упругие стенки влагалища, и это заводило меня ещё сильней. Сделав несколько поступательных движений, я вынул их и с наслаждением облизал. Терпкий вкус выделений, обжог моё сознание, заставив трепетать каждой клеточкой тела. Я хотел ещё. Ещё!

Опустившись на ватных ногах на пол, я принялся самозабвенно трахать себя пальцами, одной руки, а второй с остервенеем мял груди. Каменные соски, раз за разом разряжались электрическими разрядами, все больше распаляя меня.

— Да! Как же это приятно! — я плющил ладонью «свой» клитор, пока мои пальцы сгорали внутри «моей» киски.

Два. Потом три. Четыре.

— Черт! Неудобно! — мне хотелось ощутить в себе нечто большее.

Сначала меня посетила мысль нагрянуть к Николаю, но прикинув, что он сейчас не боец, я осмотрелся, ища что-то подходящее из подручных средств. Ничего.

— Рр-р! — я зарычал сквозь зубы, от досады.

Ничего подходящего не было, и вот-вот накатывающая волна оргазма, стала ускользать.

— Хотя...

Я быстро поднялся, и как был, абсолютно обнажённым, вышел из комнаты и направился на кухню. Память меня не подвела. На столе стояла большая миска со свежими огурцами. Выбрав один из них тот, который был покрупнее, я тщательно вымыл его, удалив все острые пупырышки. От возбуждения пальцы плохо слушались. Наконец справившись с задачей, я сел на край стула, и широко разведя ноги, коснулся им промежности.

— Бр-р, холодный.

От прикосновения холодной твёрдой поверхности к разгорячённой вагине, по телу пробежали мурашки. Недолго думая, я засунул его в рот, дабы хоть как-то согреть, а сам тем временем, вновь принялся ласкать клитор. По телу вновь разлилось тепло.

— Ммм... — тихо мычал я, сходя с ума от возбуждения, с новой силой накатившей на меня.

Вытащив огурец изо рта, я аккуратно провёл им между лепестками губ, стараясь собрать на него побольше смазки. Гладкая, упругая пупырчатая поверхность, плавно скользившая по нежной коже, вызвала новый прилив возбуждения уже граничащего с одержимостью. Облизнув вмиг пересохшие губы, я упёр его в преддверие влагалища и слегка надавил. Обильно смазанный моей слюной и естественными выделениями, он легко раздвинул бархатные губки, и проник внутрь.

— О да! — простонал я, когда он стал постепенно скрываться внутри.

Огурец медленно растягивал стенки влагалища, заполняя собой все сокровенные уголки трепещущей плоти. Моё сознание померкло и сузилось настолько, что я ощущал только то, что происходило в моей промежности.

На мгновение задержавшись, я вытащил его, после чего, одним движением загнал почти целиком.

— Да! Да! Да! — не в силах сдержать натиск эмоций кричал я, загоняя его раз за разом так, что снаружи оставался лишь маленький кончик.

Он весь был покрыт густой смазкой и постоянно норовил выскользнуть из дрожащих пальцев. Удерживая его из последних сил я, что есть силы, трахал себя, задыхаясь от наслаждения.

— Ещё! Ещё! — кричал я непонятно кому.

Оргазм лавиной накатывал на меня, и противится неизбежному было просто невозможно. Наоборот. Второй рукой я принялся остервенело тереть клитор, стараясь разогнать эту лавину по максимуму. От нахлынувших эмоций на глазах навернулись слезы радости, сквозь которые я с трудом разглядел силуэт стоящий в дверном проёме. Но мне не было до этого абсолютно никакого дела. Загнав в очередной раз свой импровизированный дилдо, так что перехватило дыхание, я с силой сжал горящую огнём бусинку клитора и, изогнувшись дугой, заорал:

— Да-а-А-а-А!

Мышцы влагалища свело судорогой оргазма, заставив, скользкий от выделений огурец, выстрелить, словно из пушки.

— О Боже! Да!

Дёрнувшись ещё пару раз, я не удержался на краю стула и плюхнулся на пол. Оргазм был такой силы, что я на мгновение потерял связь с реальностью. Свет померк. В груди бешено колотилось сердце, готовое вот-вот выскочить наружу. Неожиданно, в нос ударил запах свежего сена. Я лежал, стараясь перевести дыхание.

— Темпераментная девка!

Дыхание медленно восстанавливалось, а вместе с ним и мой рассудок.

— Бл... ! — я резко вскочил, сообразив, что нахожусь в сеннике, а значит...

Значит, абсолютно обнажённая девушка сейчас валяется посередине кухни и, причём не одна. Сообразив, что силуэт в дверях принадлежал, скорее всего, Николаю, который проснулся от моих громких криков, я быстро потянулся к его сознанию, но переусердствовал...

В глаза вновь ударил яркий свет и прямо перед собой я увидел обнажённую Лену. Она все так же лежала на полу, а Николай, слегка хлопая её по щекам, пытался привести в чувства.

— Ау! Ты живая? — я услышал его голос. — Ну ты даёшь! Такое не каждый день увид...

Осознав свою оплошность, я поспешил покинуть его разум. Действуя на этот раз более аккуратно, я слегка коснулся его сознания и погрузил в глубокий сон. Быстро достав из тайника талисман, я развязал верёвку, удерживающую дверь и, удостоверившись, что на улице никого нет, вышел наружу.

Быстро прокравшись мимо дома, я выбрался за калитку, и вновь осмотревшись по сторонам, зашёл на соседний участок. К моей радости, на моем пути никого не было, так что все мои перемещения остались не замеченными. Быстро поднявшись по ступенькам, я открыл дверь и, зайдя в дом, сразу направился на кухню.

Картина, открывшаяся мне, заставила меня улыбнуться. Лена сидела на полу с закрытыми глазами, опершись спиной на стул, с которого я недавно упал, а Николай мирно спал у неё на коленях. Взяв его под мышки, я оттащил его в сторону, уложив в проходе. Тащить грузное аморфное тело дальше, не было никакого желания. Коснувшись его мирно спящего сознания, я убрал воспоминания о недавнем инциденте, свидетелем которого он стал, после чего вернулся к Лене. Она все так же мирно спала.

Взяв её на руки, я вынес её тело в зал, аккуратно уложив на диване. Её грудь мирно поднималась в так её спокойного дыхания. Мои глаза заскользили по её прекрасному телу, внутри которого я недавно находился. Вся внутренняя поверхность бёдер блестела от обилия её выделений. Я улыбнулся.

«Надо бы привести её в порядок...», — я пошёл на кухню и взял чистое полотенце.

Намочив его водой, я вернулся к Лене. Аккуратно разведя её ноги, я принялся вытирать бедра, пока моя рука не коснулась пухлых валиков её половых губ. От недавнего возбуждения они набухли и слегка разошлись в сторону, обнажая вход во влагалище. Не в силах сдержаться от искушения, я нагнулся и коснулся её губами. Нежно лаская язычком её сладкие складочки, я прошёлся по всей поверхности её киски, задержавшись на мгновение на бусинке клитора. Не просыпаясь, девушка глубоко

вздохнула. Подтащив её тело к краю, я ещё шире развёл её ноги и вновь приник к её лону. Уткнувшись носом между валиков срамных губ, я проник языком в её дырочку, которая ещё хранила жар недавнего безумства. Это было великолепно. На мгновение, оторвавшись от своего занятия, я посмотрел на неё. Девушка все так же безмятежно спала, и только участившиеся дыхание, как бы намекало на то, что мои действия не остались незамеченными. В паху затянуло, и только сейчас я обратил внимание, что мой член уже давно находится в боевом положении и просится наружу. Я посмотрел на её призывно раздвинутые ножки и мои руки сами опустились вниз и принялись расстёгивать штаны. Справившись с застёжкой, я резко стянул их вниз вместе с трусами. Сжав раздутую от желания головку члена, я нетерпеливо поёжился, после чего пододвинулся ближе и плавно вошёл в неё. Вагина, недавно растянутая огурцом, нежно приняла моего дружка в свои жаркие объятия. Плавно качая бёдрами, я медленно загонял его на всю длину, вновь наслаждаясь её киской. Войдя в раж, я подхватил её под колени и, закинув ноги себе на плечи, стал ритмично вколачивать свой член в её сладкую дырочку, крепко сжимая её бедра. Её дыхание участилось, и с губ стали слетать тихие стоны. Во всем происходящем было что-то неправильное и в то же время дико возбуждающее, причём не только меня, но и мою безвольную партнёршу. Её киска вновь увлажнилась, покрыв мой член белёсой смазкой, и вскоре к её стонам добавились хлюпающие звуки терзаемой плоти. Удерживая её ноги одной рукой, другой я принялся мять её упругие груди. Раз. Ещё раз. Я с силой вгонял свой член, звонко шлёпая своими бёдрами по её ягодицам.

Лена тихо скулила, непроизвольно ворочаясь во сне, но мои руки крепко сжимали её молодое тело.

— О да! — я почувствовал накатывающую волну оргазма, и ещё сильнее нарастил темп.

— Да! Да! Да! — выкрикивал я каждый раз, когда наши лобки соприкасались. — Да-а-А!

Я разредился, выплёскивая все, что скопилось во мне за ночь, в её нежную дырочку.

— О Боже! Да! — с каждым толчком мой член добавлял новую порцию семени.

Наконец я остановился. Аккуратно, не давая своей сперме вытекать, я прижал её ноги к её груди, отчего вагина оказалась в вертикальном положении, и плавно вытащил свой член. Растянутые и расслабленные мышцы влагалища, не спешили сомкнуть свою дырочку, позволяя мне насладится, видом полностью заполненной девочки. Зрелище было отменным. Облизнув пересохшие от возбуждения губы, я выдавил туда последние пару капель своего семени, после чего приставил все ещё стоящий член к распахнутому зеву влагалища, и резко вошёл в неё, выдавливая наружу все, что скопилось внутри.

— Ммм! — я с оттяжкой загонял свой член в её булькающую вагину.

В какой-то момент я почувствовал, что Лена немного напряглась и шумно вздохнув, окончательно обмякла в моих руках. Погрузившись в неё полностью, я на мгновение замер, смакуя последние секунды, после чего, полностью обессиленный и опустошённый, плавно опустился на пол, так же аккуратно опустив её ноги.

Немного придя в себя, я поднялся и, улыбнувшись, потрепал её по коленке:

— Ты супер! Хотя об этом никогда и не узнаешь.

Натянув штаны, я тщательно вытер все следы своего пребывания внутри девушки и, убрав перемазанное спермой и смазкой полотенце в рюкзак, аккуратно одел Лену. Уложив её поудобней, я коснулся её спящего сознания, добавив туда воспоминания, что она устала и прилегла отдохнуть. Потом немного подумав, и решив, что после такой близости, у неё по любому останутся какие-либо ощущения, добавил туда ещё, что она хорошенько похулиганила перед сном. Поцеловав её на прощание, я вышел в коридор, где лежал Николай. Он все так же мирно посапывал, свернувшись калачиком на полу. Скользнув по нему взглядом, я вышел на улицу. Закрыв за собой дверь, я вновь аккуратно коснулся сознания спящей парочки, заставив их пробудиться и, закурив сигарету, вышел за калитку.

«Эксперимент по обмену телами прошёл на пять... с минусом», — я вспомнил, как меня выкинуло из её сознания после бурного оргазма.

Дойдя до конца улицы, я остановился.

— А дальше что? — спросил я сам у себя.

Время уже клонилось к обеду, а вопрос с жильём, все ещё стоял открытым. Честно сказать, мне почему-то не хотелось тут оставаться. Вернее я даже знал почему. Как в своё время я привязался к Ксюше, так и сейчас, какие-то тёплые чувства заворочались внутри по отношению к Лене. А мне это не нравилось. Я посмотрел через дорогу, на автобусную остановку и, пожав плечами, побрёл туда. Честно сказать, мне было все равно куда ехать, поэтому я сел на первый подъехавший автобус, и отправился в путь.

Проезжая мимо ларька где работала Зинаида, я улыбнулся, вспоминая её огненно-рыжие волосы. После чего одёрнув себя, в очередной раз убедился в правильности своего решения. Слишком много связывало меня с этим местом. В этот момент дверь открылась, и на пороге появился довольно бодренький Сергей, который судя по тяжёлому пакету в руках, намеревался продолжить вчерашний банкет вместе с Николаем и Еленой.

— Леной... Черт! — я чуть не подпрыгнул на сиденье, вспомнив, что огурец так и остался валяться на кухне.

«Эхх. Сами разберутся...», — я махнул рукой и вновь развалился на кресле, расплывшись в ехидной улыбке.

Меня тут ничто не держало.

   

   
   

   

   

   
© Lcherry.ru. Все права защищены!