Новую супружескую пару посылает им птица-судьба. Нина не следит за своей речью, проговаривается Алисе о своей связи с Юрием. «Разборка» между матерью и Алисой раскрывает лесбийские нюансы в жизни трёх женщин.

Юра расслабился, только следил за состоянием Алисы, которая начала засыпать от усталости и жары. Вдруг конь сильно зафыркал, начал трясти ушами, гневно постукивал копытом. Айгуль поняла, что где-то прячется посторонний. Прикрыла полотенцем срам и пошла вслед за тревожным конём. В кустарнике прятались девушка и парень.

— Вы кто такие? — Тут и Юра подошёл, натянув джинсы на голое тело.

— Мы отдыхающие. Пошли запустить дрона, а он спикировал куда-то сюда. Так вас увидели. А вы местные? — Первобытный инстинкт защищать самку призвал закрыть телом её сердце — мужчина встал чуть спереди и с левого бока девушки.

Юра оглядел её. Карие глаза на веснушчатом лице бесстрашно разглядывали его самого. Пигментация была более выражена на носу, своей формой, вызвавшей ассоциацию с эллинками. Чуть выпертая нижняя губа на приоткрытом рте, напомаженная бледно-розовой, не яркой помадой. Запылённая футболка обтягивала груди в бюстгальтере и скрывалась под ситцевой юбкой длиной до середины бёдер. Ноги в пляжных шлёпанцах, так же были в пыли, которая всё же не скрывала педикюр ногтей.

Парень так же смело оглядел его. Более пристально замотанную в неширокое полотенце женщину, до этого явно пытавшуюся вступить в половую связь с подошедшим парнем. В десятке метров лежала обнажённая девушка, вызвавшая первое смущение откровенным блеском меж бёдер.

— Почти... местные. Осваиваем эти зоны отдыха. Пошли уже к нам. Вы все в поту. — Юра наконец смог отвести глаза от незнакомки, не известно, чем притянувшей его внимание. — Ах. Да, извините. Меня Юрием звать, это моя женщина Айгуль. Там спит моя жена Алиса.

— А это моя жена Настя, меня зовут Евгений.

— Искупнуться желаете?

— Хотелось бы, но мы без купальников.

— Мы голые купаемся. Были когда-нибудь на нудистском пляже... ? Ладно, мы отвернёмся. Раздевайтесь, купайтесь. Вот тут у нас есть простыня чистая, потом укутаетесь. Идите, мы не смотрим.

Женя с Настей мигом нырнули в озеро, отплыли от берега. О чём-то разговаривали.

Алиса спала, над ней соорудили навес из веток и полотенца. Айгуль и Юра разделись и вошли в воду омыть тела.

— Можно к вам подплыть... ? Вон в том месте бьёт холодный ключ... там быстрее остынете. Милая, ты с нами... ? Посмотри тогда за Алисой, чтобы не испугалась проснувшись.

— Извини, мы тут шушукаемся насчёт тебя и твоей женщины. Как это понять? Она из борделя...

— Нет! Вы что! Она моя женщина в высоком смысле этого слова. Мы любовники. Алиса моя жена... Не парьтесь! У нас в семье так принято. А почему вы дрон потеряли? Простейший? — Сменил тему Юра.

— Нет, нормальный коптер. Птица сбила. Видимо решила, что это хищник. По джи-пи-эс, где-то здесь лежит. Лишь бы не в озере...

— Ответный сигнал есть... ? Тогда не в воде. Остынем, поищем вместе. Вы где остановились?

— Зелёная улица, пять. Знаешь такую?

— Это на дальнем конце посёлка... ? Там ничего не знаю. Только плохие отзывы об этой территории. Средства не позволяют снять подороже... ? А-а! Свободных мест нет... ? За проживание как платите... ? Хорошо, что раз в сутки. Могу вас пристроить в хорошее место. Дом большой, много спален. Сейчас там живём мы с друзьями и хозяйкой. Она тоже наш друг. Один нюанс только — у нас свобода выбора одежды и партнёров. Там наши с Алисой родаки. У них свой междусобойчик. Кушать варим сообща, скидываясь пропорционально. Готовы оголиться и питаться сообща... ? Ну, думайте. Вон плывёт Алиса... , любимая, познакомься. Настя и Женя. — Молодые люди увидели, как потянувшись ото сна, встала девушка. Она не выразила обеспокоенности за своё обнажённое тело.

— Очень приятно. Я Алиса. Вы из какого города? — Алиса заметила смущение девушки, которая в воде прикрывала груди от Юры. Прозрачность воды не скрывала сморщенность органа молодого человека, который в свою очередь разглядывал тело Алисы.

— Из Кыштыма. — Сглотнув слюну сказала Настя.

— Да, ну! Вот только проводили Клаву Лосеву и Алёшку... Рогожина. Знаете, их... ? Ну, тесен мир.

— А я не знаю ни про Кыш...

— Кыштым

— Про Кыштым. Ни про Клаву и Лёшу.

— Я сегодня ночью тебе расскажу. Ну, что замёрзли? Поплыли к берегу.

Айгуль разлила из термоса чай в кружки. На всех посуды не хватило, она пила из крышки термоса. Настя завернулась в простыню. Женя свободно дошёл до одежды надел трусы-боксёры. Потом парни начали искать коптер. Он весел на ветках над головами, они пару раз проходили под ним. Обезьяной никто из парней не был. Лезть было высоко — метров пять.

Вернулись к дамам. Объяснили, что к чему. У Алисы был разряд по спортивной гимнастике.

— Любимая, ты же не собираешься лезть голой? Надень джинсы и рубашку, чтобы не поцарапать тело об ветки.

Ничуть не смущаясь посторонних, Алиса надела бельё, джинсы...

— И носки бы тоже нужны.

— У нас в рюкзаке есть мои. Ты не брезгуй, я не заразная.

Алиса встала ногами на плечи присевшего возле ствола дерева Юры. Держалась за ствол, пока парень распрямлялся. Потом подтянулась на ветках, оперлась стопой о другую ветку и вот она уже у коптера.

— Кидай в траву! Ничего с ним не случится. — Крикнул Женька.

Так же быстро девушка слезла с дерева. У дрона один пропеллер повредился, на нём виднелись капли крови — видимо птица тоже пострадала. Юра предложил поехать с ними, посмотреть условия и если понравится, то послезавтра можно будет переехать в дом.

— А почему не сегодня?

— Да там корпоратив завтра заказан, мы сами на сутки съедим. — Алиса не хотела раскрывать подробностей.

***

— Вера Сергеевна, я опять... того... Вот знакомьтесь — Настя с Женей. Жень, это Вера Сергеевна, хозяйка этого дома, если она разрешит, то до послезавтра. Я с Алисой должен вас покинуть...

В душевой комнате, произошло «крутое пике». Настоящее. Потому что Алиса не ожидала порыва страсти от мужа. Он только на подходе к душевой предупредил её.

— Алиса, я хочу тебя. С озера терпел.

Девушка за пять шагов до двери и трёх шагов до умывальника, разделась, возбуждаясь от мысли о захвате врасплох Юрой. Он только проверил пальцем увлажнённость и вошёл стремительно с тыльной стороны, она еле успела опереться о стену, когда получила удар бёдрами по своим ягодицам. Шлепки шли сплошным гулом, как беготня босых детей по влажному линолеуму. Вскрики тоже слились в единый вой. Сам Юра тоже стонал в такт своим фрикциям. Последний резкий толчок был особенно болезненным, но, черт побери, самым приятным.

Они осели на кафель пола, тяжело дыша, навалились друг на друга плечами.

— На Настю возбудился?

— Я после твоего оргазма не кончил — их услышал конь. Ты лучше Насти, поверь мне. А Женька тебе как?

— Не сравнится с тобой, любимый.

— Кушать хочешь?

— Ага. Подними меня, ноги вялые, не слушаются.

Юра опытный в подмывании женского тела, помыл Алису, ополоснулся сам. Голышом пошлёпали в свою спальную. Там обтёрлись, оделись к столу.

***

Настя и Женя ещё не ушли. Их пригласили на обед. Вера ознакомила молодых со всеми присутствующими, согласилась сдать им комнату за символическую цену, так как они уже подумывали провести оставшееся время отпуска в Сочи. Так им не нравились «апартаменты», которые они нашли. Но теперь они не будут рваться в разрекламированный город.

Оказалось, что молодые люди оба юристы. Сюда приехали отдыхать в честь первой годовщины совестной жизни. Им по двадцать три года. «Соплячку» Клаву Лосеву знают по причине недавнего кипиша с её исчезновением.

— Настя, только не говори, что у тебя скоро день рождения. — Начала издалека Ульяна.

— Да. Четвёртого июля. А что?

— Женя, тогда может, ты знаешь, что подаришь супруге?

— Раздумываю. А что?

— Да, так. Везунчик! Согласны? — Она обежала взглядом присутствующих, знакомых с «подарком» Оле.

— Да кто везунчик? — Хором спросили молодые супруги.

— Женя везунчик. Повезёт ему скоро. — Ответил за Ульяну Вадим. Настя ему понравилась, напомнила ему о его первой юношеской любви. Он даже договорился с Ульяной, что та обстрижёт ему дреды, сделает причёску покороче.

— Завяжем жирок и поедем на наш собственный пляж. У Алисы есть купальник для Насти, а у Юры надеюсь, найдутся плавки, по комплекции вы вроде одинаковые. — Вступила в беседу Нина, жалея зажатую от стеснения Настю. — Это если вы не захотите купаться как мы — обнажёнными.

— Благодарю. Я буду в Алисином купальнике. А ты?

— Ты считаешь, что надо стесняться своего молодого тела? Мне плавки не нужны. — Чувствовалось Женино главенство в семье.

***

На пляж поехали все кроме Веры. Купальник Алисы прекрасно смотрелся на стройном теле Насти. Первыми оголились Ульяна и Алиса, облачённые в минимум одежды — шортики и топик. Старшие женщины разделись степенно, не торопясь, аккуратно сложили одежду. Настя и не заметила, как Женька оголил свой не хилый по её заключению пенис. По крайней мере, он больше чем у Виктора и Егора. Почти такой же, как у Юрика, только чуть тоньше. Ладно, она согласна, что пенис её мужа не самый величавый... Девушка нырнула в воду, испугавшись более крамольных мыслей.

Накупавшись, по традиции, начали игру в волейбол. Настя носилась наравне со всеми, не отвлекаясь на мотыляющиеся органы. Просто они сами попадались на пути рук, подбирающих подачи. Однажды от её подачи мяч попал по гениталиям Виктора, который не успел прикрыть удар руками. Он упал на песок, скрутился калачиком, зажав ушиб. Нина присела рядом с ним, раскрыв для обзора свои большие лепестки распустившейся розы. Пенис Евгения стал больше чем у Юры, вплотную подошёл к габаритам висячего члена Вадима. Он отвернулся к воде, успокаивая эрекцию.

— Можешь не прятаться. Вон в хижине есть топчан с матрасом. На столе лежит стопка одноразовых простыней, застилаешь ложе. И выпускаешь пар. Если дверь в строение закрыта, значит занята. Жди очереди.

— Так все же поймут, для чего мы туда идём.

— Так здесь все свои, чего от своих то прятаться. Ты ведь слышал, как родители чпокаются? И они слышат ваши игры, понимают, что к чему. Позовёшь Настю... ? Давай я тебе пример подам, ты только обязательно Насте скажи, чем мы там будем заниматься. Алиса... ! Пике! Ну, всё. Пока.

Женя увидел, как у Юрика начал подниматься член ещё в начале разговора. К моменту команды «пике» орган уже полностью налился кровью. Юра гордо нёс своё оружие вслед вбегающей в хижину Алисой. Пять минут спустя Юра нёс девушку к воде. Щелка была прикрыта тампоном из салфетки.

***

От воя Алисы, как по команде, начали увеличивающиеся размеры пенисов мужчин, что очень поразило Настю. Она не отвела взгляда от опадавшего пениса Юры, когда он нёс жену в озеро, пока он, пенис, не скрылся под водой. Девушка опять побежала купаться. Жар уже стал не выносим, подкашивал ноги, высасывая из них кровь, нагоняя её в гениталии. Совсем она смутилась от эрекции Женьки. Муж шёл к ней с явным намерением использовать её дырочку. Возможно даже в воде, сейчас. Пенис увеличивался с каждым шагом мужа, изображение его уже не вмещалось на сетчатку глаз.

— Ты чего замерла тут?

— Тише... Юра и Алиса рядом. — Шептала Настя. — Возбудилась. Стоять не могу. — Ещё более тихим голосом сказала девушка.

— Настя! — Окликнула девушку Алиса. — Теперь хижина надолго будет занята. Плывите вон на тот камень, только сначала охладите его водой. С берега не видно, что там происходит. Только если вы не стоя...

— С чего ты взяла, что нам... мы там, что-то будем делать?

— Так я и предлагаю там ничего, в кавычках, делать! Плывите. Я вижу, что к нам собирается плыть Айгуль, тогда и камень будет занят. А в воде неприятно это делать...

Женька уже тянул Настю в сторону камня. Опоздавшая Айгуль, подошла к любимым, подтвердила своё намерение слиться с Юриком и Алисой в любовных играх.

Настя легла на камень, повернула голову в сторону пляжа и Юрика, никого не увидела, оперевшись на пятки и плечи создала мостик приподняв попку, сняла плавочки, потянула на себя мужа, и замурлыкала от приятного ощущения наполненности вагины. Поначалу Женька двигался с её излюбленной частотой, но потом почувствовал твёрдость камня, причиняющего боль коленям. Он старался повернуть сустав так и эдак, но боль отвлекала от соития. И Настя тоже почувствовала твёрдость крестцом и лопатками.

— Давай я лягу, ты сверху. — Нашёл решение супруг.

— ... Да, так удобнее! Ой! Только меня видят Алиса с Юриком. Он прямо на меня смотрит. Что делать?

— Не обращай внимания на них. Они ведь знают, чем мы тут занимаемся. Смотри мне в глаза и думай, что мы одни на острове и вокруг на сотни миль никого.

— Тебе в глаза!? Ой, я бесстыжая! Видела бы мама, как я на глазах у все...

— Мы будем трахаться или обсуждать мнение твоей мамы? Шевелись, давай, а то у меня копчик начинает болеть. Или нет! Вставай в третью позицию...

— Нет! Ты что?! Это мы оба будем видны. Всё, любимый, я смотрю тебе в глаза и... ни... кого не замечаю... Как он... у тебя... сегодня... хорошо... стоит!

Девушка легко двигала тазом вперёд-назад, читала мантру, пришедшую ей на ум. А в глазах её все отчётливей вырисовывался Юра. Он нёс её на руках к озеру, а пенис тем временем рыскал в её малюсенькой писечке. Не пенис мужа сейчас жевала её огнедышащая вагина, а елду Юрика. Это Юрик сейчас извергается в горло дракона. Это не мужа сейчас целует Настя, а этого наглеца, который так пошло разглядывал её намокшие лифчик и плавочки, ища границу сосков и грудей, высматривая начало расщелинки.

Она легла мужу на плечо, виня себя за сладострастие, ментально оказанное этому... этому... этому жеребцу.

Послышались шлепки рук по воде, Настя еле успела надеть плавки, как показалась голова Алисы, а затем Айгуль.

— Можно с вами полежать? Не помешаем?

— Нет. Не помешаете. А где Юра? — Спросил парень.

— За водой поплыл. В воде плаваем, а пить охота. Чем кроме работы занимаетесь, молодые люди? Хобби есть? — Нашла тему для беседы Айгуль.

— Я шахматами увлекаюсь, Настя бальными танцами.

— Тогда ты будешь всё свободное время решать этюды с Егором. У него куча брошюр с ними. А танцами я любила в юности заниматься. Только народными. Даже на областном конкурсе завоевала приз зрительских симпатий... Почти тридцать лет прошло.

— Так вы в пять лет танцевали?

— В четырнадцать лет. Мне сейчас сорок три.

— ... Не поверю. Кроме, извините, шрамов на спине, у вас ни одной морщины и голос певучий как у молодой девушки.

— Обращайтесь ко мне на «ты». Это меня молодит. Хи-хи-хи. Любимый! Ты устал... ? Алис, душенька, ты не уснула... ? На, попей, золотко моё! Юр, представляешь? Женя любит играть в шахматы, вот будет партнёр Егору.

— Прекрасно, а то Вадим уже убегает от него. А Настя чем увлекается?

— Я танцы люблю. В основном бальные, с медленной прелюдией и головокружительным финалом. Но и латинские неплохо изучила.

— Любимая, нам с тобой надо начать учиться танцам. Вдруг свадьба, а мы как коровы на льду.

— Какая свадьба? У кого?

— Наша с Алисой. Мы ведь официально не расписаны... Когда тут бегать по загсам, только неделю знакомы.

— Ни фига не поняла. За неделю вы успели познакомиться и начать жить как муж и жена?

— Это ещё что! Она уже беременна. Я первая вообще-то захотела ребёночка. Потом Ульяна, потом Вера. А ещё есть Света. Но она далеко. В Казахстане.

— Айгуль вы... ты такая взрослая, а шутишь как...

— Ничего она не шутит и тем более не врёт. Всё так и есть. Так что, если есть проблемы с зачатием — в конец очереди. — Алиса уже злилась на непонятливых Женю и Настю. Она хотела так же как Айгуль на выгоне, ласкать её.

— Допустим всё как вы говорите. — Евгений уже мог чётко формулировать речь. — Но как можно утверждать, что кто-то забеременел всего лишь через несколько дней после акта. Физиологические процессы в организме так быстро не...

— А мы уверены, что беременны. — Перебила его Айгуль. — По крайней мере я. Мне не нужны никакие тесты... — Женщина сейчас не могла вынести даже капли сомнения в своём желании оказаться оплодотворённой.

— Вообще-то действительно — у нас такая проблема. — Экспрессивность сказанного женщиной настроили Настю на мирный лад. — Наши медики ничего не могут определить, почему беременность внезапно прерывается.

— Без болей и токсикоза? — Айгуль почувствовала боль ребят.

— С болями и токсикозом. Вот решили пока повременить с зачатием. В опасный период пользуемся резинками. — Стыдливо проговорила девушка.

Айгуль сразу рассказала свою историю, сдерживая слёзы, которые начали литься за компанию со слезами Насти и Алисы.

— И какой вывод из твоей истории мы должны сделать? Попробовать зачатие от другого? Один доктор говорил что-то подобное, но мы его сочли за шарлатана. Решили, что он на себя намекает. Взгляд его такой похотливый отпугнул нас.

— В моей истории от одного брата я родила спокойно, от другого чуть не умерла. Кровь — значит не причём. Может на генетическом уровне какие-то несовпадения.

— А что значит «В конец очереди»? — В уме у Насти загорелся лучик надежды. Он сулил двойное наслаждение.

— То и значит. — Алиса решила порекламировать Юру, создать завесу дорогой загадочности. — Вот завтра как раз приезжает одна богатенькая мадам, которая желает зачать от Юрика. Поэтому нужно освободить дом, чтобы никто не узнал эту даму.

— Первый раз вижу такую слаженность. Три человека так складно врут...

— Плывите сейчас к Нине и напрямую спросите: «Кого завтра Юра будет оплодотворять?» Она ответит, что эта женщина известная и не хочет разглашения. Врём мы! Плывите, а мы займёмся подготовкой...

Женя и Настя поплыли к пляжу.

— Фуф! Не знаю, как ты сестра, но я изнемогаю. Вы чуяли запах их секса? У Насти текла сперма через трусики. Такая ароматная... Что он сегодня ел утром?

— Я тоже унюхала. Кофейный аромат с клубничным оттенком. Наверняка кофе с пирогом. Любимый, ты любишь кофе с клубничным пирогом... ? Если всё равно, то завтракаешь, как мы хотим. Правильно, сестрёнка?

— Ты права, радость моя. Иди ко мне, я хочу... Да этого... Да как Тулпар... Нет, тебя... А я посмотрю, как конь покрывает кобылицу... Она уже потекла — учуял, Тулпар... ? Я вставлю, ты не двигайся... У меня после родов тоже будут пухлые губки... Как у тебя и у мамы. Приятно, родная... ? А щетина не колет гениталии... ? Мне колола! Офигительно приятно. Раздвинь руки, как я тебе раздвигала... Титечки мои любимые... М-м. Ого! Видок! Мамуль, тебе не больно, когда губки вовнутрь входят... ? Юрик, на секунду замри, я губки в сторонку отодвину... , продолжай. Мам, ты мне так ласкала... , тебе приятно... ? Ты, когда возбуждена у тебя сикель такой заметный... , пососать его охота... Сейчас попробую изловчиться... Нет! Кокушки мешают носу... Юра потерпи граммульку, я только лизну... Мамочка! Такая вкуснотища... ! Ай... ! Ай... ! Ты меня... лижешь? Моя ты... , хорош... ая! Продол... жай... те...

Алиса уронила голову на камень, лежала, подмахивая языку Айгуль, волна нежности к обоим любовникам накрыла её чувства. Колени у парня устали, и он отпустил жеребца на свободу. Сперма ударила по шейке. Айгуль оцепенела от экстаза, всосала гениталии Алисы, хоть больно, но так страстно, что девушка мгновенно забыла о боли.

С берега за ними наблюдала Настя. Алису она не видела, по Айгуль в колено-локтевой позиции видела. Временами на детей обращали внимание мамы. Нина хотела оказаться на месте Айгуль, чтобы дочь так же ласкала её, а Юра долбил бы, не останавливаясь! Лена завидовала подружкам сына. Нет, она не хотела совокупиться с Юрой. Она хотела такого же молодца к себе на сутки-другие, в постельку.

***

Настя понимала, что за действиями Юры сейчас наблюдают многие, что он этого не стесняется. Наоборот торжествует от сознания свободы. Девушка позавидовала Алисе и Айгуль, которые, так же свободно, раскрепостившись, отдаются Юре. Вернее, даже не отдаются, а получают удовольствие. Первое что она сделала — расстегнула крючки на лифчике, сняла его. Почесала сдавленные места. Никто ей не аплодировал, но и не укорял. За лифчиком полетели плавки. Воздух сразу овеял её пот под ними. Веяние было ветром свободы. Девушка посмотрела в сторону хижины. Дверь была закрыта — отсутствовали Вадим и Ульяна.

Нина посмотрела на мужа, тот спал, лёжа на животе. Между ног виднелись подобранные кокушки. «Значит, стоит у него» — быстро сделала вывод женщина. Бросок взгляда на дверь, по пути взор выхватил интерес Насти к двери.

— А я разделась! Смотри, любимый! — Настя прижалась голой грудью к плечу мужа. Сосок порезал какие-то нервы на нём.

Моторика погнала кровь прочь от раны в пенис. Орган вбирал в себя всё новые порции крови. Толчки задрали головку к положению строго двенадцать часов. Настя, боясь ворон-соперниц, которые жадно всматриваются в её родной пенис, прикрыла достоинство мужа своим телом.

Особенно Лена, стоящая ближе к ним. Настя даже слышала, как открылись её похотливые гениталии, принюхиваясь к родному для Насти запаху пениса.

В памяти всплыло её желание наслаждаться Жениным пОтом, накопленным за ночь. Этот пот так пьянит её в такую рань. Она такая изнеженная, со слабо сжимающимися пальцами, легонько поднимает пенис к устам, проводит язычком по уздечке. Муж раздвигает ноги и из складок доносится чисто мужской запах. Он не такой резкий, как вечерний. Вечерний противный, отталкивающий. А утреннюю солёность она однажды слизала. Просто просунула язык к месту соединения ноги и гениталий. Вкус был не ахти какой, но запах разжигал страсть. Только пульсация спермы в нёбо глушила стоны девушки.

Вот сейчас, она знала, что от мужа не исходит резких запахов, но тонкий аромат возбуждённого пениса, она старалась укрыть от посторонних. Хихиканье Ульяны привлекло внимание девушки. Она потянула мужа за собой, опережая Нину. Её груди подлетали от подпрыгивающей походки. Женя еле поспевал за супругой — очень неудобно идти, придерживая эрегированный член. Мгновенно расправленная простыня покрыла матрас. Ещё быстрее девушка легла на ложе, маня мужа. Небольшая коррекция прицела и самая большая дубина во вселенной, наконец, заполнила бездонную пустоту влагалища. Таз выгнут перпендикулярно позвоночнику. Ноги охватили поясницу Жени, слегка расслаблялись при выходе и напрягались при входе члена.

Она громко стонала — «Пусть все слышат, как я наслаждаюсь. Пусть завидуют моей отваге. Ведь всего несколько часов назад я даже поколотила бы наглеца, сказавшего, что я буду так страстно извещать о своей похоти. Ах. А-ах. Что же такое со мной происходит? Это определённо виноват он. Юрка! Какая-то энергетика исходит от его легкомысленных соитий. Захотел эту? — оттрахал, другую? — под себя. Чего же в нём такого, что женщины желают родить от него всего за пару дней знакомства?»

— Родная моя, ты сегодня такая страстная... да... вот так придвинь попку... ах, как нежно ты стонешь... я люблю тебя... , моя ненаглядная... , моя красавица... Я сейчас кончу! Можно?

— Да-да-да-да-да-а-а-а!

— О-о-о-ох!

Они лежали, вспоминали все предыдущие соития, не могли вспомнить ничего подобного этому. Женя поглаживал супругу по телу, временами чмокал во влажные горячие уста.

— Это энергетика посёлка такая. — Настя разговаривала с мужем, но говорила себе. Себя она уговаривала принять эту энергию, испробовать непонятную силу. — Ты знаешь, как я хочу иметь малыша в доме. Давай попробуем с Юрой... ? Не надо ревновать. Ты ведь не ревнуешь меня к врачу-гинекологу?! А он видный мужчина. Так и к Юре отнесись как к лекарю. Мы с тобой не уверенны в нём, как не уверенны в действии препаратов, но пьём их.

— Ты убедительна. А если не поможет?

— Тогда... тогда пойдём к бабкам, пусть нашепчут. Затем только ребёнок из детдома. Я знаю твою позицию о неизвестном происхождении дитя. Вот через пять дней, будет самый оптимальный срок для зачатия. Один... Нет! Три коитуса с Юрой. Для верности. Согласен?

— Как я понял это у них платная процедура. Хватит ли у нас средств? Нина подтвердила слова Алисы о визите какой-то дамы. Я разузнаю.

— Понеси меня на руках к воде. Я сегодня такая развратная... Любимый...

***

— Чего это вы трепитесь про завтрашний визит? — Нина с Леной можно сказать за шиворот схватили детей.

— В рекламных целях. — Вывернулась Алиса из цепких рук Нины. — Им, кстати, тоже требуется такая помощь. У них такая же проблема как у Айгуль. Вот как-то неудобно требовать с них деньги. Может, пусть как юристы помогут.

— Ты умница, радость моя. Ма, да отпусти ты меня! Может, на завтрашнюю ночь пригласишь их к нам? Пусть побродят по городу.

— Я не против. Виктора надо спросить. Но про визит Дарьи надо помалкивать. Лучше поддерживать таинственность. И остальных надо предупредить.

— Алис, Айгуль тоже надо к вам, чтобы не смущать всех.

— Мог бы не говорить — сама догадливая.

— Ладно, детки, мы пошли кушать готовить. Ужин через полчаса, не задерживайтесь.

— Про какого везунчика вы говорили с Ульяной? — Спросила Алиса, когда мамы вышли из их спальни.

Юра вкратце рассказал историю с Ольгой. Умолчал, правда, что сломал ей шоколадный глаз. Мол, после этого он стал так популярен среди женщин.

— Пригласим Женьку с Настей на ночь?

— Всё-таки положила глаз на Женьку? А если он не поддастся на твои уловки? Давай так — я соблазняю Настю, ты его. Только легонько, без ненужной ссоры.

— Пари? Нет! Не хочу травмировать их. Будут ещё в нашей жизни пары, которые можно испытать на стойкость передков. Вот хотя бы Лизку Маслову и твоего дворового товарища, как его?

— Илья Даньшин. Ха. Так это тот ещё бабник. Ебёт всё что шевелится. А вот испытать Лизку можно.

— Да и она тоже слаба на передок. Крутое пике! — Алиса выкрикнула это внезапно, Юра даже не ожидал. Но справился с возникшим желанием девушки. Опрокинул её на стол спиной, пока снимал шорты, затем трусы, смотрел на щель девушки и возбуждался.

— Ты, когда успела трусы снять, озорница!?

— Ну, вот весь кайф перебил. Опять решил меня речами замучить? Штрафные санкции на тебя, Шитель. Давай уже.

Юра и сам понял свою ошибку — договор был — без лишних слов, внезапно сгрёб, отъёб быстро. Сейчас видя возбуждение девушки, припал к гениталиям губами и языком. Помогая пальцами, вывел её на финишную прямую. Она просила задавить червячка в вагине. Стол, не предназначенный для резких толчков, скользил по полу, скрепя по линолеуму. Голова девушки опять заметалась из стороны в сторону, что-то бормоча по-английски.

Юра резко вышел из неё, послышался звук открываемой бутылки. Поднял бездыханное тело, поднёс к кровати, распял конечности. Дождался возвращения в реальность и опять погнал жеребца. Но это была уже не та страстная женщина, лежавшая на столе. Окончание секса, как и начало, оказались скомканными.

— Изна-сило-вание... , вот что сейчас было... Я как побитая... Первый раз, прощаю...

— Да, уж... Я не в лучшем состоянии. Отнести в душевую... ? Ладно, не трогаю.

***

После ужина, Женя и Настя, съездили на жигуленке за своими вещами, затем позвали Юру поговорить. <а hrеf="http://еtаlеs.ru/">эротические рассказы Парень потянул за собой Алису, с которой старался помириться.

— Мы с Настей поговорили... о... об...

— Мы хотим узнать, сколько стоИт процесс оплодотворения?! — Настя выучила эту фразу на зубок.

— С вашей стороны только юрпомощь. Мы действуем пока не официально. Подпольно. — Для успокоения своих нервов, Алиса говорила отчётливо и короткими фразами. Она рассказала о планах, о визите Дарьи. — Как видите, мы от вас ничего не скрываем. Поможете?

— Со всеми своими возможностями. — Женька был рад, что финансы их не пострадают.

— Тогда сегодня ночуем на берегу озера! — Алиса не давала вставить Юре ни слова. — Сегодня и начнём.

— Сегодня ещё рано. Через пять дней будут наиболее благоприятные для овуляции дни.

— Так мы просто подготовимся. Даже не обязательно сегодня дойти до акта. Просто полежишь рядом с нами. Искупаешься в прохладной воде, Женька тебя потом согреет. Знаешь, какой кайф?

— Да, Настён, так разумнее. И пусть даже будет акт. Главное морально подготовиться. Согласна?

— Пойдём в спальную... , поговорим. — Опытный глаз заметил, что Настя передвигалась зажатой, маленькими неуверенными шажками, походкой.

***

В спальне она сразу присела на край кровати, упала на спину, приподняла попку, приспустила трусики.

— Женя! Ты понял?

— Да. Любимая. — Он продолжил снимать с неё трусики, втягивал запах исходящий из промежности. Феромоны обжигали слизистую оболочку носа, дразнили нотками тайны. — Ты возбудилась от наших речей, моя родная... Давай начнём подготовку прямо сейчас?! Представь, что я — Юрик. Называй меня его именем. Вот возьми мой член руками и представь Юрика... А вот его ладонь ложится на твои кудряшки. Давай-ка и лифчик снимем, мм-м... , какой аромат унюхал Юра от твоего белья. Это запах твоего девичьего тела... Чувствуешь, как член увеличился от возбуждающего аромата... А Юре нравится... , как ты водишь ладошкой по его огроменному члену... Ещё Юре нравится ласкать твои сосочки, он их мнёт, так как ты желаешь... О-о-о-о, какие страсти исходят от тебя, ты отдаёшь их Юре. Ты уже сама хочешь. Нет, ты умоляешь его вставить в твою пустоту этот, извини, хуище... Подожди... Он должен ещё убедиться, что ты достаточно готова. Он лезет пальцами в твою, извини, пиздёнку. О-о-о-о, как тут мокро... Юра пробует твои соки на вкус... Боги Олимпа пьют бодягу по сравнению с твоими выделениями. Юрка уже не может терпеть... входит в тебя. Ох, как громко чвакает его дубина в твоих обильных соках... Раз за разом... он входит... в тебя... Припадает губами... , мм-м... к твоим соскам... И кончает... большими порциями... драгоценной... , желанной... спермой.

Потные тела лежали на кровати. Из глубины влагалища выплёскивалась лава совкового масла. Падая на простыню, она образовывала лужицу с фаллическим символом.

***

Алиса позвала маму поговорить.

— Мама! Я хочу поговорить с тобой не как с мамой, а как с замужней женщиной. У меня довольно таки деликатный разговор. Можно уже нам общаться на такие темы?

— Да. Давай, подружка, делись счастьем и горем.

— Тебя когда-нибудь папа насиловал?

— В смысле?

— Ну, допустим, ты ожидала одно, а произошло по его желанию.

— Было. Даже довольно часто. Но прощала... Что-то не так сегодня?

— Да, мамочка. Как говорится, взялся готовить плов, а получилась каша. Ни себе, не мне удовольствия. Конечно, он пытался исправить положение, сделал мне приятно поцелуями в срамные губки. Он так нежно ласкал меня там, что я сразу решила простить ему «кашу». Ещё никогда он так не ласкал меня языком...

— Да. Это он мастерски дела... ет. — Нина поняла, что проговорилась.

Алиса резко повернулась к маме, посмотрела в её глаза:

— У тебя был секс с моим мужем? Когда?

***

— Вот такая у тебя похотливая мамочка. — Завершила свой краткий рассказ Нина о своей связи с Юрой.

— Мам, сиди здесь. Я сейчас. — Алиса вышла из спальни, пошла в зал, где нашла Юру. Поманила его пальчиком. Когда он подошёл ближе, она произнесла пароль «Крутое пике» и пошла в спальную, на ходу снимая одежду.

В спальне Алиса скомандовала маме:

— Быстро снимай трусы и ничего не говори.

Нина увидела входящего Юру, поняла, какое будет продолжение. Приспустила трусы, задрав подол сарафана.

— Я грязная.

— Мама! Молчи. — Девушка толкнула маму на постель. Припала к её развратным лепесткам. Начала сосать их.

Юра опустил шорты с трусами. Мазнул головкой вдоль щёлки, увлажняя её. Алиса стояла, сильно разведя ноги, парню легко было загнать член в лоно. Максимальная частота фрикций с небольшой амплитудой, мешали Алисе сосать губёшки Нины. Она просто напрягла мышцы языка и как членом тыкалась в гениталии мамы. Нина сразу представила, что это пенис Юры проник сквозь дочку и теперь таранит её.

Резкий толчок. Юра изогнулся, входя до упора в тело Алисы. Она почувствовала пульсацию члена, всосала губы Нины. Так больно и страстно, что Нина вскрикнула от обоих чувств сразу. Оргазм сотряс и её.

***

Нина не могла даже поправить одежду. Так и лежала между детьми. Они поглаживали её живот.

— У меня задержка. Шесть дней. От тебя, Юрик.

— Может это не беременность. — Сказала дочка. — Наверняка от перемены климата, большого количества секса.

— Может быть...

В комнату, как обычно без стука, вошла Лена.

— Е... биться сердце перестало! — Она сразу поняла, что здесь произошло. Понятие чиркнуло спичкой по коробку возбуждения. Две голые пизды и опавший член сына на несколько мгновений засветили глаза. — Быстро приведите себя в порядок, сюда идёт Егор.

Нина потянула трусы вверх, сарафан вниз. Юра шорты. Алиса чуть завозилась с футболкой и шортами. Лена подпёрла двери. И правильно сделала, отыграла секунду, необходимую для поправки пледа на кровати.

— Чего ты под дверью остановилась?

— Да, что-то тупанула. Старая наверно становлюсь. Извини, Егор. Так что предлагаю, Нин, Алиса. Может, завтра в кабак завалимся?

— Ну, мы подумаем... Давай ещё завтра с утра помозгуем. — Нина поняла увёртку подружки. — Ты что-то хотел, милый?

— Да я вот к молодым зашёл. Женька оказался толковым юристом. Нашёл лазейку, как вернуть авторские права на твои фотографии. Идём помаракуем.

Как только мужчины вышли из спальни, Лена стекла на пол по стенке.

— Чуть не спалились. Давно вы так?

— Лен... , не надо... Случайно получилось сегодня. Доча! Что это с тобой?

— Спонтанно... Извини, если не понравилось. Они у тебя они такие заманчивые. Я как увидела твою щель с такими развратными губками, что начала течь. Они оказались такие нежные. Лен! Тебе они тоже кажутся соблазнительными?

— Доня, я очарована твоими наблюдениями за моими гениталиями. Лен, тебе они тоже кажутся развратными?

— Нет. Мне такие большие не нравятся. При соитиях мешают. Тебе разве не мешают?

— Это моя дополнительная поверхность для ощущения члена. Егору вообще-то тоже не нравится мой вид между ног. Уговаривал сделать пластику.

— Мамочка не соглашайся! Лена, скажи ей, что так лучше!!!

— Да кто его слушать будет? Но вот твоя идея с Юрой меня поначалу испугала, а потом понравилась. Ты мне там синяков не оставила? — Нина опустила трусы, поджала подбородком подол платья. — Я плохо вижу — посмотрите.

Лена подпёрла ручку двери спинкой стула. Очень ей не хотелось вмешательства. Даже женщины, в этот очень, ну, очень, интимный момент.

В памяти всплыл день рождения близкой подруги, одноклассницы Татьяны Самойловой, сейчас любовницы в их редких, но метких розовых забавах. Три подружки собрались на даче у именинницы. Татьяна принесла бутылку вина «Рислинг» На... надцатилетних девочек слабый алкоголь подействовал как бочка спирта на команду футболистов. Они танцевали на столе, подражая героине забытого фильма. Вспотели, пошли ополаскиваться под летний душ. Горячая вода из бочки ещё сильнее опьянила девочек. Они голышом пробежали в дом. Попадали на диван. Танька уселась в кресло и положила разведённые ножки на подлокотники.

Алая нежность соблазнила Леночку. Она приблизилась к заснувшей Татьяне, втянула восходящий от промежности поток воздуха. К запаху мыла подмешивался какой-то манящий, тревожащий сознание аромат. Луч солнца, неожиданно вырвавшийся из-за облака, осветил именно тут часть тела Тани, которая сейчас интересовала Лену. Она наклонилась над лобком, случайно перекрыла луч, отстранилась, не мешая свету, ласкать что-то пульсирующее в алом переплетении слизистой оболочки вульвы. Влажные ткани блистали цветами красного спектра, от светло-розового до бордового. Эта влага призывала девочку Лену попробовать себя. Влага — это понятие мокрого, его можно осязать только влажным.

Жало коснулось влаги. Язык вернулся в рот, размазал влагу по нёбу. Это был мизер, но и его хватило острому восприятию девочки — солёно-терпкость и ещё что-то неизведанное. Этого мизера хватило для воспламенения цепной реакции — низ живота дал о себе знать приятным теплом.

Леночка слизнула ещё микрограмм слизи, этого количества хватило для воспламения всей тазовой области девочки. Струйка какой-то жидкости намочила правое бедро, одновременно обездвижив Лену. Это оцепенение было таким сладостным, что, вернувшись в реальность, Лена начала лизать влагу, не останавливаясь.

Танька проснулась, но ничего не могла сказать, поражаясь такой неге. У неё затекли ноги, но она не могла даже шевельнуться, восхищаясь действию Ленки. Она только сползла чуть ниже по спинке кресла. Обнажённость стала ещё привлекательней. Таня желала более грубых облизываний, напрягла ягодицы, поднимая таз навстречу жалу. Ягодицы быстро уставали, расслаблялись, но страсть опять сжимала их, до следующего истощения. Таня поняла, что лучше расслаблять-напрягать их.

Скоро жало Лены проникло в святая святых — в лоно неискушённой девочки. Там влаги было больше, она стекала по стенкам вульвы, собиралась в поток в нижней точке. Лена развела пальцами губки, позволяя жалу проникнуть глубже — до плевы. Пальчики другой руки уже блуждали по своим губкам. Обозначили наиболее чувствительную точку — клитор. У Тани эта точка выражалась более явно — полусферой от горошка.

Короткое касание своего и Таниного клитора взорвало обеих девочек неизведанным чувством. Обе дёрнулись, разрывая контакт. Онемели на длительное время. Смотрели в глаза друг другу, размышляя закатить сцену или поблагодарить. Зло проиграло.

Сейчас Лена решительно подошла к женщинам. На мгновение замерла у поверхности вульвы. Затем своим истосковавшимся по женской влаге жалом, проникла в вагину подружки. Жало приобрело форму лопатки, загребло влагу, отправило в рот. Лопата ещё несколько раз ныряла во влагалище, сгребала слизь.

Нина опешила от лесбиянства подружки. Противиться не было желания. Она посмотрела в глаза дочери и поняла, что та ждёт своей очереди у влагопоя. Алиса уже сняла футболку, рука расстёгивала пуговку на шортах. Другая начала ласкать грудь мамы через ткань платья. Нина шевелила только глазами, оцепенев от нежного восторга. Ей самой вдруг захотелось пить.

— Разденься. Дай мне...

Алиса мгновенно поняла, что мама просит. Резко скинула одежду и нависла промежностью над лицом Нины. Смесь спермы и влаги вытекала из неё самопроизвольно, но мама высасывала её как мякоть из помидора. Только адаптация к куннилигусу Юрика сдержала Алису от немедленного оргазма.

У Елены устал язык, она легла рядом с подружкой и отпустила на свободу свои руки. Вскоре она забилась в экстазе, сжав ладонь бёдрами. По другую сторону от Лены, не доверяя своим ногам, опала дочка.

— Души прекрасные порывы. — Процитировала Нина Пушкина. — Как прекрасна внезапность. Ленусь! Ты где так хорошо выучилась?

— Потом как-нибудь расскажу. Язык болит...

— Ха-ха. Лен, ты на бумаге напиши, мы почитаем. — Отозвалась пришедшая в себя Алиса. — Можно подробно с указанием дат, действующих лиц. А ты где выучилась, мам?

— У Юрика... — Солгала Нина, скрывая от дочери развратную юность. — Ой, чувствую я, что пузо у меня растёт из-за него. Что придумать, что сказать Егору... , не представляю.

— Скажи от Виктора или самого Синцова. — Подсказала Лена. — Можешь даже после родов сделать дэ-эн-ка-тест.

— А кем будет доводиться твой ребёнок моему? — Ошеломлённая Алиса не представляла последствий.

— По отношению к тебе дядей или тётей, а по отношению к Юре сестрой или братом. Лен, одна ты ещё не беременна, давай присоединяйся к нам.

— В смысле? От Юрки залететь? Ёбнулась, да?

— Сама ёбнулась. Есть другие кандидаты.

— Давай, совсем перепутаем карты — буду только с Егором трахаться. Прикольно будет! Ха-ха-ха. Одевайтесь, сУчки мои. Утро вечера мудренее. Вдруг завтра окажется, что Егор и Виктор беременны!

Просьбы со всех сторон больше не смешить, в виду колик в животе.

***

Ночевать на озеро поехали вчетвером. Рассказали Насте и Жене о красоте лунной дорожки, приглашали приехать ещё, именно для этой красоты.

— Алиса, давай сначала ты с Женей. Я со стороны посмотрю, как он меня любит.

— Ты хочешь сказать, меня любит... ?

— Не тебя, а именно меня. Я ведь не видела его действий со стороны. Буду думать, что ты это я. — Девушки стояли у края прибоя, не решаясь войти в воду.

— Значит, мне придётся лежать раскрытой...

— Да. Вообще-то будет холодно. Тогда давай завтра на прогулке

— Да, там можно. Ныряем... ? Не трусь, Юрка тебя так согреет — раскроешься. Да, ещё! Чтобы ни случилось сегодня — не пугайся, это всё будет игра.

Визг девушек смешался с хохотом парней.

***

— Жень, ты лежи возле меня, пока он...

— Да, да. Я буду тебя поддерживать. Юр, можно...

— Ассистентка! Вы опять переморозили тело. Вы по-прежнему считаете, что мне удобно работать с обледеневшими органами? — Если бы Евгения и Настю не предупредили, то они сочли бы новых друзей сумасшедшими.

— Ох! Прошу простить меня, я просто не успеваю подготавливать. Такая большая очередь к вашему оплодотворейшеству! Мне понадобится всего одна минута, чтобы поднять температуру до нужных градусов.

«Ассистентка» легла на Настю всем телом, начала елозить по ней, согревая своими действиями, целовала её в губы, теребила груди, разминала замёрзшие плечи и шею. Ногами раздвинула бёдра девушки, тёрлась лобком о шёрстку.

— Ваше оплодотворейшество! Всё готово. Температура тела девушки достигла требуемой величины. Настраивать агрегат?

— Вы прощены, можете настраивать...

Алиса просто подвигала ладошкой шкурку на пенисе Юры.

— И так! Что мы имеем? Искандер, тебе интересен объект, с которым мы сегодня проводим ознакомительное турне? Тебе обрыдло каждый день погружаться в лагуну, полную прекрасных видений? Но это девушка не обыкновенная, у неё прелестная фигурка. Когда она идёт, то слегка подпрыгивает. Её мячики так же скачут в такт шагам. А ты бы видел, как отлетает подол её платья от ритмичных виляний попкой. О! Я вижу, что тебя заинтересовала попка. Да, именно из неё растут длинные ноги. А меж ног, что у нас находится? Правильно! Сама лагуна. И я тебя обрадую — девушка разрешила тебе нырять без спецсредств! Да! Да!

Всё это время Юра лежал между ног Насти и по миллиметру входил в неё. Он отвлёк девушку болтовнёй. Когда она это поняла, то почувствовала упор лобка в лобок.

— Женя! Ты уже во мне, мой любимый муж! Я сегодня целый день... мечтала, тосковала... по тебе, милый Женечка! Как же я... хотела раздвинуть... перед тобой... свои ножки... , свои похотливые... бёдра. Показать тебе свою... щёлочку... , это она требовала... тебя... , ой... , чуть легче. Это она просит... откалибровать... её под... размер... , ай, твоего... агрегата... Уф... , ух... , ух... , да... да... , хороший, мой... , Жене... чка! На... лей... в меня... , на... лей, поболь... ше... У-у-у-у-у-фх...

***

— Заболтал меня, нехороший... , хороший. Мне так приятно, благодарю, ваше оплодотворейшество! Хи-хи-хи. Юмористы вы с Алисой.

— Это он может. Теперь посмотрим, что твой муж может. Ведь ему с полными яичками будет тяжко спать. Жень, перелезай ко мне. Смотри там, в овраг не провались. Хи-хи.

Оцепеневшая Анастасия не верила своим глазам — Женя лёг между ней и Алисой, позволил своим рукам коснуться чужой женщины. Ладно она согласилась на акт с Юркой, но это ведь для дела... , а тут начинается полный разврат. Её муж собирается совершить коитус с девушкой знакомой всего лишь несколько часов. Настя не знала злиться ей или... Но энергетика соития с Юрой напомнила ей, что супруг такой же человек как она, ему также требуется разрядка. Придумав для себя компромисс, девушка легла удобнее для наблюдения как Евгений любит ЕЁ.

Он решил не сравнивать девушек, погладил Алису по спине, провёл рукой по изгибу талии, прижался к её тазу, притянув к себе. Она сама целовала его, что-то бормоча в перерывах. Потянула Евгения на себя, извернувшись, просунула ногу под него. Член вошёл как примагниченный, ровно и без задержек. Попка сразу пошла навстречу. Дикая страсть выдала обоих любовников — если сознание сдерживалось, то тело отказалось. Частота фрикций соответствовала пожеланию Алисы — раз в секунду. Она успевала выпрямить позвоночник и согнуть его практически перпендикулярно, полностью раскрывая себя.

Молодой человек был сегодня в ударе — вбивал клин до болезненного упора яичками о тазовые кости женщины. Появился соревновательный азарт — «А я вот так удовлетворяю свою любимую!» Женя посмотрел на Настю. Супруга с широко раскрытыми глазами наблюдала за его действиями.

— Нам жарко, раскройте...

Юра с девушкой откинули пледы. Облака пара взвились вверх, неся в себе запах пота двух людей. Настя прикрылась уголком, обратила внимание, что пенис Юры опять возбуждён. Поняла и свой дискомфорт от созерцания полового акта мужа с абсолютно чужой девушкой — она сама возбуждена до того предела, когда охота только члена. Юра прочитал в выражении глаз Насти желание.

Он сам вынул мокрую затычку из её влагалища. Вставив в него пенис, подстроился под частоту фрикций Жени. Настя старалась так же высоко поднимать таз, так же крепко вцепилась в плечи мужчины. Так же стонала, только шептала по-русски.

В вагине неприлично чвакала предыдущая порция спермы. Временами это были громкие попёрдывания, но никто не хохотал от пикантности. Женька начал выдыхаться — мало тренировки. Предупредил Алису что кончает, получил добро. Они так и замерли — спаявшись разгорячёнными лобками.

Юра включил первую космическую — из глотки девушки вырвался рёв ракетных дюз. Алиса знала, какие это невероятные ощущения. Глаза Насти вырывались наружу, сверкали красноватым отблеском заходящей луны. Женя, продолжая лежать на Алисе, тоже восторгался силой парня, который резко застыл, прижавшись к тазу его Насти. Оргазм стал облегчением от яростной долбёжки, одновременно пугающей звериной составляющей и притягивающей новизной.

Парень отвалился в противоположную от Алисы и Жени сторону. Громко втягивал воздух, ещё громче выдыхал. Обмахивался краем пледа, сгоняя пот с лица и шеи.

— Надо укрыться. — Алиса была самая мерзлячка. — Умываться будем на восходе.

— Нет. Я липну как рыбьи кости к пальцам. — Юра выбрался из-под покрывал, плотнее укутал Настю.

Женя сделал так же. Сходили, ополоснули тела во льдах северного океана. Вернувшись, легли возле своих жён. Девушки уже шептались об ощущениях. Опытная Алиса из деликатности выражала восторг Женькой. На самом деле в ее жизни были аналогичные ему партнёры. Настя была искренна. Да и что говорить о девушке, познавшей всего пятерых партнёров.

— Косточки нам с Женькой перебираете, любвеобильные девушки?

— Нет. Восторгаемся вами. Дайка я согрею твой инструмент... А где он? Ой, какой малюсенький... Нет! Юрка! Не надо. Вот так. Спи, давай. Спок, ребята!

***

Утро было пасмурным. Что не удивительно — сколько пару выдала четвёрка ночью. Из ритуала совершили только опорожнение мочевого пузыря. Настя хотела отойти в сторонку, но залюбовалась интимностью положения Алисы и Юры. Чего уж стесняться — присела рядом с подружкой, оторвалась — выдала мощную струю, промывая ею лунку в песке в район

подошвы, как это получается у сиповок, в отличие от струи Алисы, бьющей с некоторым наклоном вперёд.

Быстро убрали матрасы и пледы в хижину. Собрали свои вещи. Вскоре они стояли под струями горячего душа, смывали пыль и пот с тел. Юра с Алисой пошли к своей печке — Айгуль. Она сразу же проснулась от шевеления покрывал на кровати. Чмокнула обоих любимых. Прижала их тела к себе и счастливо продолжила спать.

Проснувшись, пошла, готовить для них и себя завтрак. Так же кинула плед на пол, поставила поднос на него. Подошла к Алисе, лежавшей с ближайшего края, целуя в щёку и губы, разбудила.

— Проснись, доченька. Пойдём чаёвничать. Юра, просыпайся, любимый наш. Доброе утро! Накиньте чего-нибудь на тела, сейчас опять начнут нас проведывать... Расскажите, как прошла... процедура... хи-хи.

— Настя хорошая девушка. Женька неплохой мужчина. — Краткое описание стало понятным для мудрой женщины. — Ты как спала, мамочка? Не домогались тебя наши отцы... ? Опять баловалась пальчиками... ? Сейчас поедем на выпас, Юрик тебя накажет. Юр, я считаю, что её надо три раза наказать.

— Да. Я согласен — это уже никуда не годится. Разбаловалась она — скоро будет игнорировать нас с тобой, ей будут милее вот эти нехорошие, шаловливые мальчики-пальчики. Может их откусить?

— А как же я буду вставлять вот эту штуку вот в эту дурочку? — Айгуль указала на промежность Алисы. — Они, как и прошлый вечер устроили оргию... Я не понимаю, как они ее не разорвали... Ульяна приняла в себя два пениса сразу... О! Аллах... ! Ладно, такие крупные женщины как Вера и Лена, ну Нина чуть меньше. А сестричка то...

— Не визжала Улька? Егор с Виктором шпилили её?

— Да. Ваши отцы. Визжала как ты, Алиса, от пике. А Вера в пылу страсти, проглотила орган Вадима до конца! Я сама наблюдала, как пенис проходил в её глотку. Ой, прмай! Шайтан вселился в неё.

— Иррумация в чистом виде. — Сказала девушка, когда-то вычитав термин из википедии. — Ю-у-ури-и-ик, даже не мечтай...

— Кончил ей туда? — Парень согласно кивнул Алисе.

— Я ушла, не могла больше смотреть на это...

В дверь постучали. Пришли Настя с Женей. Айгуль сходила ещё за посудой и свежим кипятком. Усадила их на пол, предложила, есть, что нравится. Двери уже не закрывали. По очереди вошли мамы и отцы. Ленка как всегда в сильно откровенной ночнушке. Она присела на плед, раскрыв вид на гениталии. Через пару минут встала, сказав: «Что и требовалось доказать!» увидев выросший бугор в шортах Жени, и никакой реакции в шортах сына.

Все уже привыкли к таким выходкам Лены, не прореагировали на замечание, кроме Жени и Насти. Но и они не стали любопытствовать «Что требовалось доказать?»

***

Сегодня на выпас приехали пораньше, чтобы успеть покинуть дом до приезда Даши. Вода в озерце ещё не прогрелась, но у бережка была терпимо тёплая для омовения.

— Женя, сегодня надо приобщить Настю к табуну лошадок, которые покрыты конём... Нет! Не Тулпаром! Ты чего?! Это я образно про Юрика говорю. Делай всё, так как я скажу, беспрекословно, не влезай в процесс. Для тебя я буду кобылой. Мам, начинай...

— Девочка моя, Настя. Ты не должна вставать с четверенек до окончания игры. Вот мы три лошадки, пасёмся... , теперь мочимся. Смотри, как я делаю, или вон на Алису... Ну, подумаешь ноги в моче... Давай расслабься... О! Как далеко бьёт струечка... ! Кони, теперь ваш черед... Вдыхай глубоко, Жень. Лошадки, идём на пледы... Настя, сейчас... Юра попытается запрыгнуть тебе на спину... Не получается у него вставить. Приходит чабан... , вот какую помощь он оказал. Женя теперь я тебе помогу... Не дёргайся, конёк...

Юра уже по отработанному сценарию делал все машинально. Женя вздрагивал от касаний Айгуль. Она еще по ягодицам его погладила, назвав их крупом коня. Затем последовали ласки лошадок и проговаривания мантр. Женщина легла на спину, хотела залезть под Алису, но девушка сказала, что лучше Настю ласкать. Девушка опешила от прикосновений губ Айгуль к соскам, но томно вздохнула, приняв дополнительные стимуляции. По обыкновению, далее следовали ласки малых губ девушки, женщина отодвинула их от пениса, сказала: «Стоп, Юр... Продолжай» Настя положила ладошку на лобок женщины, поглаживая, опустилась к клитору.

Алиса остановила Женьку, легла между ног женщины и начала ласкать губёшки поцелуями. Айгуль сначала вздрогнула, посмотрела, что там происходит. Продолжила ласкать Настю машинально, вслушиваясь в свои ощущения. Юра уже несколько раз делал ей куни, и теперь она представляла любимого на месте Алисы. Девушка делала это грубее, но приятно. Первая волна оргазма, протаранила её тело, вторая. Айгуль уже не ласкала Настю, откинула руки на плед и сжимала его во время приступов экстаза.

Алиса шепнула Женьке, чтобы он вставил член в Айгуль. Тот сначала мотал головой, не соглашаясь, но гневный взгляд Алисы и кулак, поднесённый к его носу, подействовали на него. Он бросил последний умоляющий взгляд на Настю, ожидая её одобрения. Та, закрыв глаза, подала знак согласия. Мужчина, член которого ещё не обсох от Алисиной слизи лёг на женщину и нежно вошёл.

Айгуль сильно дёрнулась, поняв, что с ней производится полноценный акт, но противостоять желанию уже не смогла. Настя переставила руку, позволяя мужу полностью лечь на женщину. Это было так эротично, так возбуждающе, видеть попку мужа между ног другой женщины. Ягодицы мужа то напрягались, то расслаблялись, совершая фрикции. Женщина переплела свои ноги с ногами Женьки, начала целовать его лицо, осыпая поцелуями все доступные ей места.

Настя вернула внимание на действия своего «коня» — тот разошёлся. Фрикции получались частые с максимальной амплитудой входа-выхода. Ей хотелось поцелуя:

— Жень, поцелуй меня. — Ей стоило только повернуть голову вправо и коснуться его губ.

Сразу замкнулась цепочка — Юра туго забил заряд, начал извергаться. Настя от воздействия ударов спермы о шейку матки, улетела в межзвёздное пространство, прихватив за губы супруга. Женя плотнее прилип к лобку Айгуль и впрыснул свою долю спермы, которая в свою очередь скрутила мышцы влагалища женщины в тугой узел, высасывающий последние капли спермы.

Отдельным улётом стала Алиса, баловавшаяся пальчиками по клитору.

***

— Это невероятно... , правда, Жень? Ещё сутки назад мы искали коптер, даже не подозревали о такой эйфорической игре.

— Ребята, вы классные выдумщики. Нам надолго запомнится этот отдых. Айгуль, тебе отдельное спасибо. Я даже не могу выразить свои чувства к тебе.

— И тебе спасибо, милый юноша. А вам, детки, ещё достанется от меня дома.

— Мамочка! Ты должна понять меня, это я всё устроила. Мне так хотелось отблагодарить тебя за твои ласки, за твоё участие в нашей жизни. К тому же мы уже назвались сёстрами, нам нельзя ссориться. И согласись, что ты ещё молода, тебе хочется наверстать упущенное. Ребят, правда ведь, что от сегодняшней ласки она помолодела на десять лет?

— Любимая, она права — ты засияла новой звездой на дневном небосклоне. Только не переходи в тот лагерь...

— Да, мамочка, тебе там не место. С сегодняшнего дня, ты днюешь и ночуешь с нами, не зависимо в какой компании ночуем мы. На сегодня тебе, Шитель, особое внушение: Виктор говорил, что Дашка любит анал. Так вот если нырнёшь в чёрный ход, будешь сутки отмачиваться в хлорке. Потом сутки в озере. В глаза мне смотри! Надеюсь, врубился, что мы против всякой педерасни.

— И члена в глотке. — Так же строго и серьёзно добавила женщина.

— Всё! Всё! Мои любимые, я вас услышал. Поддерживаю ваше кредо. А купаться можно? — Сложил ладошки как кот в сапогах в известном мультике.

— Только далеко от ноги не уходи, котик. — Алиса тоже умела поддержать шутку.

   

   
   

   

   

   
© Lcherry.ru. Все права защищены!