Рассказ написан по вселенной комиксов Fаnsаdоx, автора Еrеnisch.

Спермоедка старательно вылизывала мой член, восхищенно глядя на него. Ее лицо было покрыто парой капель спермы, но это ее не смущало и она продолжала играть с моим органом кончиком своего языка, время от времени облизывая губы. Она либо действительно получала от этого удовольствие, либо хорошо играла.

Ее сестра в это время еще спала, я застал Спермоедку под дверью, когда вышел в туалет под утро.

— Что? — Спросил я сонным голосом.

— Сэр... Хозяин, я так благодарна вам за то, что вы нас купили! Вы не представляете как тяжело не иметь хозяина и выполнять прихоти всех подряд. — Она чуть наклонила голову и облизав губы, улыбнулась. — Могу я поблагодарить Господина своим ротиком?

Так и не дойдя до туалета, я решил помочиться ей в рот, вернувшись в спальню. Опытная в прошлом туалетная рабыня устроила мне настоящее шоу — как сверкали ее глаза, как искусно она посасывала член и как глоток за глотком Спермоедка массировала руками остальные части моего паха. Это подействовало и чуть позже, я кончил, немного на ее лицо и еще немного — в горло. Вернувшись к кровать, я понаблюдал за ее стараниями и заснул, а она все также продолжала свои ласки.

Меня разбудил звонок в дверь. Взглянув на часы, у видел, что проснулся позже обычного, но затем вспомнил, что впервые за последнее время не ставил будильник. Кое-как поднявшись с кровати, я увидел Спермоедку которая лежала свернувшись калачиком у моей постели. Значит несколько часов назад, после того, как она выпрашивала у меня хорошее отношение, она осталась спать тут.

Хмыкнув, я разбудил ее шлепком по задницу и отправил в ее комнату. Потом накинул халат и спустился на первый этаж. Звонок повторился, действуя на нервы. Открыв дверь я увидел курьерского служащего, который стоял за воротами, а чуть дальше — фургон. Разнообразные изображения рабынь на обшивке подсказывали, что именно их доставкой эта служба и занимается.

Не успел я подойти к воротам и открыть калитку, как услышал: — Доброго дня. Майк Хайли, верно?

— Он самый. — Безэмоционально ответил я.

— У нас для вас посылка. Подарок, как я понимаю.

— О чем идет речь?

— Рабыня сэр.

— Окей. От кого?

— ПониТрейнингГруп сэр. Вы готовы принять посылку?

— Ага. — Ответил я все таким-же безэмоциональным тоном.

— Отлично, тогда подпишите здесь пожалуйста.

Подарок от босса — фирма в которой я работал тренером пони. Наверняка он либо был пьян, раз позволил себе такой подарок, либо за Уздечку получил сильно больше, чем переслал мне, либо у него со вчерашнего дня разрывается телефон от новых заказов.

Я поставил росчерк на его бумаге, зевнул, немного потянувшись. А затем увидел что из фургона на свет появилась рабыня. Рабыня-питомец, если быть точнее. Она была на четвереньках, с двумя милыми хвостиками рыжего цвета. Лицо было молодым, на вид чуть больше двадцати. Руки девушки по локти были спрятаны в кожаных перчатках, которые были стилизованы под лапы, естественно что ее руки были сжаты в кулак или по типу того и когда она ползла, то выглядело это забавно. Ноги же — в каком-то подобии чехла, идентичные перчаткам, так, что ее ноги были согнуты в коленях, а ступы прижаты к тазу, что впрочем не мешало насладиться видом ее голой промежности. А в попе покачивался анальный плаг, стилизованный под хвост.

Работник доставки пожелал мне хорошего дня и через минуту его уже не было, как и фургона. Я посмотрел на рабыню, которую так неожиданно получил. Она смотрела на меня, задрав голову. Невинно, с интересом. Несколько секунд продолжалось это обоюдное изучение и она наклонившись, несколько раз лизнула кроссовок, что я наспех одел минутами ранее.

Тренированная, выдрессированная рабыня, до такой степени, что считает себя домашним животным.

— Голос. — Сказал я.

— Вууф! — Послышалось в ответ. Она села на задницу и подняла передние руки, согнув их.

— И что мне с тобой делать? — Спросил я сам себя в слух.

Я вспомнил о вчерашней покупке двух сестер. Черт возьми, я то и двух не собирался покупать, но... теперь это? Отказываться от подарка было бы крайне не вежливо. Хорошо было то, что кроме маленького стадиона за домом, двор тоже был большой. Так что если она мне надоест — посажу на цепь да и все — решил я.

— Иди за мной. — Скомандовал я питомцу.

— Вууф!

Зайдя в дом, я направился на кухню. Отыскав где-то в нижних ящиках миску, я насыпал туда остатки корма, которым питалась Уздечка. И так как второй миски не было — налил туда воды, до краев.

— Ешь. — Сказал я.

Она накинулась на еду, словно ее не кормили неделю. Я наблюдал за тем как она с упоением жует отвратительную на вкус жижу, иногда громко делая глоток воды.

— Как поешь — сиди тут. Ясно?

— Вувф. — ответила она, не отрываясь от трапезы.

Я поднялся на верх и зашел в комнату к сестрам. Обе девушки к моему уже не спали. Они стояли на коленях, закинув руки за голову и наклонив ее. Поза ожидания из старых учебников по воспитанию рабыни.

— Похвально. — Сказал я. — Как вам спалось в новом доме?

— Спасибо, Сэр. — Хором ответили обе. — Прекрасно.

— Я могу только представлять, через какое количество членов вы прошли и сколько литров спермы проглотили, не говоря о том, что было с вами в общественных туалетах.

Обе внимательно слушали то, что я говорю, пока не понимая, что будет дальше.

— Вы обе — два куска мяса, с которыми я буду делать все, что пожелаю. Это ясно?

— Да, Сэр. — Ответили они напуганным голосом.

— За каждую ошибку я буду строго наказывать. Если ошибок будет слишком много, ваша прежняя жизнь покается вам раем по сравнению с тем, что я с вами сделаю.

Обе молчали, сопя через нос.

— Неожиданно для меня в этом доме появилась еще одна рабыня. Это питомец. Относитесь к ней соответственно.

— Все ясно, Сэр. — Ответили они хором.

— И последнее — ваши имена остаются за вами, Жополизка и Спермоедка, они вам подходят.

— Спасибо Сэр! — вновь хором ответили сестры.

Все же они не выдержали и коротко глянули друг на друга. Я ухмыльнулся. Похоже, они были просто «счастливы», что попали ко мне в руки. Или же, я ошибался и им действительно повезло.

Через пол часа я вышел из душа и чувствовал себя намного лучше. Голова перестала пухнуть от событий случившихся за последних полтора суток. И внезапно, я был приятно удивлен — по дому разнесся запах кофе.

Спустившись на кухню, я увидел накрытый завтрак. Скудный, но из того, что было. Питомец сидела там же, где я ее и оставил.

— Вууф! — Тявкнула она, увидев, что я зашел.

Девушка подняла передние рука как лапы и проводила меня взглядом.

Сестры же сидели по обе стороны от стула, на котором мне предполагалось присесть, что бы позавтракать. Обе не смотрели на меня, когда я зашел, а запрокинув головы открыли рты и высунули языки, призывая меня использовать их рот за завтраком. Похоже, утренняя тирада здорово их напугала.

Я решил не нарушать эту отрепетированную сцену и принялся за еду, в то время как Жополизка и Спермоедка, получив разрешение, обхватили своими ртами мой член. Обе старались что было сил, не жалея свои глотки. Завтрак я закончил тем, что прижал одну из них к своему лобку, так, что член зашел на всю длину и кончил, позволяя затем второй почистить его.

— Ну что же, я думаю нам стоит прогуляться.

Что бы не выбиваться из общей толпы, я немного приукрасил сестер. Обе теперь были в ошейниках, в длинных и тонких сапожках на высоком каблуке, а руки были стянуты за спиной кожаными браслетами. <а hrеf="http://еtаlеs.ru/">эротические рассказы Питомцу я просто нацепил ошейник с поводком.

Когда мы неспешно добрались до парка, благо тот был не слишком далеко, я отцепил поводок и разрешил питомцу побегать свободно, наблюдая за этим. Я присел на одинокую скамейку

в тени, а сестры встали на колени, рядом, как им и полагалось.

— Я хочу придумать ей имя. — сказал я, обращаясь к сестрам. — И вы мне в этом поможете, мы устроим маленьких конкурс.

— Может быть членоглотка? — Предложила младшая из сестер.

Я скривился, это было банально и не имело к питомцу никакого отношения.

— Сэр... — Протянула старшая. — Может быть Внезапка? — Предложила она свой вариант.

Я хмыкнул. Уже что-то.

— Все еще не то.

Вишенка? — Предложила еще один вариант Спермоедка.

— Слабо. — Прокомментировал я.

— Хвостик? — Предложила старшая.

— Хвостик... Да. Да, это было немного банально, но... цепляло. Хвостик. Подходит.

Да, пожалуй. Так и будет.

Я подозвал питомца к себе. Она подбежала довольно быстро и высунула язык, глядя на меня. Ее крупная грудь колыхалась от дыхания.

— У тебя теперь есть имя. Тебя зовут Хвостик. Понятно?

— Вууф! — Ответила она, виляя плагом в заднице. — Вууф!

Похоже, имя ей пришлось по нраву.

Я увидел, что ее промежность намокла. Наверное, она помочилась, пока я не заметил. Впрочем, ничего дурного в этом не было — питомец в парке, что может быть естественней?

Я подозвал ее немного ближе и вытащил плаг. Он был охрененно большой и длинный. Кроме того — металлический и тяжелый.

— Можешь сделать свои дела. — Сказал я.

— Вууф! — Радостно тяфкнула Хвостик и подбежав к ближайшему дереву, принялась за дело.

Наблюдать за этим не было никакого желания и я посмотрел в другую сторону.

— Эй, Майк! — Раздалось с той стороны, куда я посмотрел.

— Это был мой сосед, живший неподалеку.

— Джим! Какие люди! — Я усмехнулся и пожал ему руку, привстав.

— Не будет зажигалки? — Спросил он, присаживаясь рядом.

— Конечно. — Ответил я.

Джим выгуливал своих питомцев. Он был заядлым любителем этого дела и у него их было аж четыре. Красивые девушки, в разных костюмчиках.

— Я вижу твои дела идут хорошо, а? Все же решил прислушаться ко мне и взять себе питомца? — Спросил он, закуривая.

— Просто подарок, клянусь, это просто подарок! — Я раскинул руки в стороны, усмехнувшись.

— Я слышал твоя воспитанница вчера выиграла гонку? Мои поздравления. Это одна из них? — Он указал пальцем на сестер.

— Нет, увы, Уздечка принадлежит фирме. Я с ней закончил. Это просто мои рабыни.

— Эх, жаль, я получал моральное удовольствие глядя как ты в дождь и жару встаешь с раннего утра и занимаешься ее тренировками. Мне то никуда не надо! — Рассмеялся Джим.

Я улыбнулся в ответ. Сукин сын выиграл в лотерею сумасшедшие деньги и теперь, даже выкидывая их налево и направо, оставался все таким же богатым.

В этот момент побежал Хвостик и одна из питомец Джимма заинтересовалась ее задницей.

— Ты не против? — Спросил он.

Я пожал плечами.

Тогда Джим не стал ничего делать, а питомица во всю присластилась к заднице Хвостика. Та не мешала. Краем глаза я заметил, как сестры переглянулись с облегчением.

— Ну что же, был рад поболтать, Майк. — Сказал Джимм затушив сигарету.

— Да, мне тоже. Еще увидимся.

— Конечно. Если хочешь, заходи как-то, возьмем по пиву.

— Можно. У меня отпуск. Могу и пива выпить.

— Тогда жду. Только позвони заранее.

— Легко.

И я вновь остался только со своими рабынями. Зад Хвостика блестел чистотой и я вернул плаг на место.

Я размышлял о том, что все таки не продешевил. Обе сестры были сломаны окончательно и полностью. С трудом, но я мог представить какое унижение, боль и страдание они перенесли и обе прекрасно осознавали свое место в этом мире. Может быть, сохранить чуточку ума им удалось благодаря тому, что они были вместе, так или иначе. И любой безмозглый садист наверняка бы заставил их работать друг против друга, рассорил бы их. Это бы добило их и лишило всякой ценности и привлекательности. Я этого не хотел. Ценны они были именно своим тандемом.

— Вы любите друг друга? — Неожиданно для них спросил я.

Обе замешкались.

— Я имею ввиду как сестры. Вы заботитесь друг о друге, помогаете, если есть возможность?

— Думаю да, Сэр. — Ответила Жополизка.

— Да, Сэр, я люблю сестру. — Ответила Спермоедка.

— Вууф! — Подала голос Хвостик, участвуя в разговоре.

Я потрепал ее по голове.

— Тогда наказание вы будете разделять. Если провиниться одна, вторая получит в той же мере, что и первая.

Еще некоторое время я наслаждался свежим воздухом, попутно, отправив Жополизку за стаканчиком кофе из ближайшей кофейни. Кроме этого я дал еще несколько наличных купюр для того, что бы она купила парочку пончиков.

Обе решили, что завтрак был плох и им еще аукнуться их скудные навыки. Однако, они ошибались.

Когда старшая сестра, встав на колени, передала мне кофе и бумажный пакет, я отложил их на скамейку, а ее руки вернул за спину, щелкнув браслетами.

Пончики я бесцеремонно высыпал на землю.

— Ешьте. — Сказал я.

Обе сестры накинулись на угощение, словно никогда в жизни не ели сладкое. Черт возьми, может так оно и было.

— Вууф! — Тяфкнула Хвостик.

— И ты тоже, можешь есть.

Через несколько секунд от пончиков не осталось и крошки, обе сестры кончиками языка касались земли и подбирали их. Я был доволен этим маленьким шоу и неспешно допивал кофе. Потом мы сделали небольшой круг по парку и направились в сторону дома.

Я снял ошейники с сестер, впрочем, как и всю остальную атрибутику. Они остались без единого элемента одежды.

— Направляйтесь в вашу комнату.

— Да Сэр! — Ответили они и исчезли через несколько секунд.

Я и Хвостик прошли на задний двор, где я порывшись в ящиках и на полках, достал небольшое резиновое дилдо.

— Это твоя новая игрушка. Делай с ней что хочешь. — Сказал я и кинул его Хвостику.

К моему удивлению, та ловко подскочила и поймала его зубами. Она вопросительно посмотрела на меня, но я никак не отреагировал на это, продолжая копаться в складском помещении, где держал Уздечку в ее первый день.

Я нашел металлическую цепь, правда, всего в метр длинной. Но пока что и этого было достаточно. Выйдя во двор, я привязал цепь к крыльцу, которую в свою очередь прицепил к ошейнику Хвостика. Через несколько минут я вынес туда миску с ее пищей и найдя еще одну на полке, налил туда воды. В таком положении я ее и оставил.

— Вууф! — услышал я жалобный звук, когда закрывал дверь.

Когда же с этим было покончено, я улегся на диван, на секунду закрыл глаза и неожиданно для себя, задремал.

Проснувшись, я понял, что уже стемнело. И тут же немного крикнув, позвал к себе сестер.

Обе появились очень быстро, не успел я открыть рот, как они стояли на коленях, в уже привычной мне позе.

— Я думаю, что где бы вы ни были до этого, везде существовали определенные правила, которым вы следовали. В этом доме также есть правила. — Сказал я.

Я встал и пошарив по карманам, нашел сигареты. Выйдя во двор, я увидел, что Хвостик встрепенулась и встала на четвереньки. Сестры шли за мной.

— Вууф! — Услышал я.

Я закурил и продолжил говорит, глядя, как они опустились на колени.

— В ваши обязанности входит следить за уборкой в доме. Меня не интересует идеальная чистота, но и свалки быть не должно. Также, я хочу видеть как растут ваши навыки кулинарии. Пока что я буду покупать вам корм для рабынь — другого вы не заслужили, но если я буду вами доволен — вы сможете питаться нормальной пищей. Также не забывайте убирать за Хвостиком и вовремя давать ей воду и пищу. — Сказал я.

На самом деле рабыням запрещалось или, по крайней мере, не рекомендовалось давать иную пищу кроме того, что продавалось в огромных мешках и смердело тухлятиной. Но сегодня я увидел, что это неплохой стимул для сестер.

— Меня не интересует когда вы будете мыться, опорожнять кишечник и мочиться, но вы всегда должны быть в идеальном состоянии, если обстоятельства позволят. Это ясно?

— Да Сэр! — Ответили они в легком приподнятом настроении.

Я увидел, как они переглянулись. Бытовое рабство для них — просто подарок судьбы.

— А теперь я опять прогуляюсь. А вы — марш в свою комнату.

Я решил сделать то, что занимало второе место в моем списке желаний на отпуск. А именно — поездка куда-то к черту подальше от этого города. Я купил простенькую путевку, забронировал номер и осталась одна задача, пристроить Хвостик на это время.

Я позвонил Джиму и спросил, не против ли он встречи за пивом, как и договаривались. Тот ответил положительно и я взяв с собой Хвостик, которая была этому очень рада, сделав крюк за напитком, направился к нему. Мне от него нужно было одно — оставить на время моего отъезда питомца. Джим с радостью согласился. Я сразу предупредил его что мне плевать что он будет с ней делать и как развлекаться. Зная его, я оставлял Хвостик в надежные руки — скучать та не будет.

Возвращаясь домой, я включил телефон. В комнате был жучок и я намеревался послушать о чем они говорили, пока меня не было. Пропустив ненужную болтовню, я перемотал ближе к сути.

— Я тебя очень прошу! Веди себя хорошо! Тебе повезло, что ему понравилось! Мог бы и избить или вообще все что угодно! — Сказала Жополизка, судя по всему обсуждая утренне-ночной минет.

— И ты! Я не хочу что бы он нас продал потому, что ты сильно умная! Он нас купил, дал нам нормальные кровати и свою комнату! Я хотела поблагодарить! — Ответила Спермоедка.

— А я не хочу вляпаться из-за твоей глупости! Делай все что он скажет.

— Я и так делаю все, что он скажет! Пока что.

— Вот именно, пока что! Что бы он не сказал — ты все сделаешь!

— Слушай, отстань уже! Я поняла что нам тут будет лучше, чем где-либо! Я буду делать все что он скажет, я поняла!

— Вот и славно!

Я усмехнулся. Некоторое время они молчали и я уже почти начал перемотку, как услышал продолжение.

— А как он тебе вообще? — Спросила Спермоедка.

— Я думаю что нас он пока только пугает, не желая причинить настоящего вредя. Я бы даже сказала, что он не садист, но...

— Но мы этого еще не знаем.

— А его член? Как думаешь, будет сильно больно?

— Нам? Ты что, смеешься? В наши дырки можно по бейсбольной бите засунуть и мы не заметим.

— Ты преувеличиваешь.

— А ты как будто забыла что было два года назад.

— Может и забыла.

Остальную болтовню я уже не слушал и вернувшись в дом, я стал собирать вещи на завтра. На минуту я заскочил к сестрам в комнату. Черт возьми! Обе — опять на коленях. У них что, шестое чувство на мое приближение? Или они просто так стоят тут пару часов?

— Завтра утром мы уедем в аэропорт, а оттуда — к солнцу, песку и океану. Вы когда-то были на пляже?

Обе переглянулись, не зная что сказать.

— Нет, Сэр. — Ответила Жополизка.

— Вот и славно. А сейчас — готовить ужин, вперед.

Я продолжил упаковку вещей. Открыв ящик с запыленными «игрушками» я решил, что обойдусь тем, что мне нужно для этикета, ведь моя внешность — это и в какой-то степени лицо фирмы. А это бабки — так что все было серьезно. Сфотографируй меня какой-то журналист желтых газетенок в неприглядном свете — не избежать разговора с боссом. Так что этик превыше всего. И для рабынь это высокая обувь, повязка на глаза и кляп, браслеты для рук и ошейники с поводком.

Хотя кого я обманываю — для газетенок есть рыбки и покрупнее.

По дому разнесся запах, от которого у меня заурчало в животе. Ужинал я точно также, как и завтракал — обе сестры прильнули к моему члену, облизывали его и проглатывали, не забывая причмокивать и стонать. Они бормотали благодарности и кажется, я начинал им верить.

   

   
   

   

   

   
© Lcherry.ru. Все права защищены!